Обвинение слетело: как прокуратура со сломанной флешкой запросила до 18 лет реального срока фигурантам дела «Сети»

Фигуранты «дела Сети»

Прокурор попросил назначить наказание для обвиняемых по (признана террористической и запрещена в России) от 6 до 18 лет в колонии строгого режима. Чтобы запросить такие кровожадные сроки, гособвинению потребовалось несколько дней. Прения сторон три раза откладывались: сначала из-за госпитализации одного из подсудимых, то внезапно прокурора флеш-карта подвела, потом адвокат заболел. Складывалось ощущение, что кто-то хотел оттянуть на неопределенный срок судебный процесс. Все это время родственники фигурантов дела с волнением ожидали день прений. Готовились к худшему.

Уголовное дело рассматривает тройка судей из Приволжского окружного военного суда, они проводят выездные заседания в здании Пензенского областного суда. На одном из последних заседаний произошел неожиданный ход со стороны прокурора. Он просил суд исключить из обвинения одного из фигурантов дела Дмитрия Пчелинцева эпизод о попытке поджога военкомата. Как объяснил представитель ведомства, обвинение выдвигали на основании признательных показаний самого Пчелинцева после задержания в 2017 году, которые впоследствии не нашли подтверждений. Причем военный комиссар Александр Миронов подтвердил, что военкомат не имеет никаких претензий к подсудимому.

Однако судьи все равно отказались исключить этот эпизод, пояснив, что примут решение по этому вопросу уже в совещательной комнате при вынесении приговора.

«У неустановленных лиц в неустановленное время и при неустановленных следствием обстоятельствах»

18 декабря состоялся первый день прений, который продлился пару часов. Прокурор Сергей Семеренко успел заявить, что вина подсудимых в создании и участии в террористическом сообществе (ч. 1 и 2 ст. 205.4 УК), незаконное изготовление и приобретение оружия (ч. 1 ст. 222 УК) и покушение на производство и сбыт наркотиков (ч. 1 ст. 228.1 УК) полностью доказана и установлена совокупностью доказательств. Напомним, по делу проходят семеро: Василий Куксов, Михаил Кульков, Максим Иванкин, Дмитрий Пчелинцев, Арман Сагынбаев, Андрей Чернов и Илья Шакурский.

Как считает обвинение, не позднее мая 2015 года у Пчелинцева и неустановленного лица с позывным «Тимофей» возник «умысел на создание межрегионального террористического сообщества под условным наименованием «Сеть». Это сообщество должно было объединить российских анархистов в «боевые группы, ставящие своей целью насильственное изменение конституционного строя» и вооруженный захват власти посредством нападений на силовиков, захвата оружейных складов, атак на органы власти, военкоматы и отделения «Единой России».

К участию в сообществе в разное время привлекли Чернова, Иванкина, Кулькова, Сагынбаева и неустановленное лицо с позывным «Борис». Позже была создана подгруппа «Восход», которую возглавил Шакурский и позвал к участию Куксова и Егора Зорина.

Создавая «Сеть», считает гособвинитель, организаторы договорились «разработать роли участникам террористического сообщества, исходя из их умственных, психологических и физических способностей.

Так были подобраны руководители сообщества и боевых групп, между рядовыми участниками распределены роли тактика, разведчика, сапера, связиста и медика.

«У неустановленных лиц в неустановленное время и при неустановленных следствием обстоятельствах» участники сообщества приобрели нелегальное оружие, которое было обнаружено у них во время обысков. Как настаивает обвинение, Шакурский купил пистолет Макарова с восемью патронами и «самодельное взрывное устройство». Кроме того, говорится в обвинении, Пчелинцев незаконно хранил две боевые гранаты Ф-1 и два подходящих к ним запала модели УЗРГМ, Иванкин — оружие «Сайга», Сагынбаев — травматический пистолет МР-81, Куксов — пистолет Макарова. Помимо прочего Сагынбаев приобрел «компоненты для изготовления самодельного взрывного устройства, а именно: алюминиевую пудру, аммиачную селитру, электронные будильники».

«Обучали членов группировки навыками ведения боевых действий», — обратил внимание прокурор.

Молодым людям вменяется в вину, что они неоднократно участвовали «в полевых выходах» террористического сообщества — ездили на тренировки в леса под Пензой. Обвинение подробно перечислило даты и места тренировок: лес в микрорайонах Арбеково и Ахуны, лес у сел Константиновка, Веселовка и Мошан, заброшенный пионерлагерь «Карасик», заброшенные корпуса завода «Биосинтез». Сами обвиняемые говорили, что занимались игрой в страйкбол. На что прокурор в своем выступлении заявил, что участники игры официально нигде не регистрировали свои команды. Примечательно, что закон не обязывает регистрировать страйкбольные команды в каком-либо реестре.

В феврале и марте 2017 года, по версии обвинения, на съемной квартире в Петербурге прошел съезд «Сети», где участники боевых групп из разных регионов обсуждали свою «готовность к выполнению основных целей и задач террористического сообщества, заключающихся в насильственной смене конституционного строя РФ путем нападения на сотрудников правоохранительных органов, военнослужащих, здания полиции, склады с вооружением, военные комиссариаты, офисы партии «Единой России», государственные учреждения с целью дестабилизации деятельности органов государственной власти РФ, воздействие на принятие ими решений и насильственное изменение конституционного строя РФ», попытался продолжить прокурор. Но продолжение прений перенесли на 23 декабря из-за окончания рабочего дня.

«С флешкой случилась неприятность»

Прокурор Сергей СемеренкоВо второй день прений родные фигурантов дела рассказали, что врачи обнаружили у Куксова туберкулез. Еще в сентябре он жаловался на плохое самочувствие, тогда у него заподозрили пневмонию, после того как сделали флюорографию. Позднее его несколько раз обследовали с участием медиков Пензенской областной туберкулезной больницы. Но о результатах эта комиссия родственникам не сообщала. О выявленном туберкулезе стало известно буквально на днях.

Куксова доставили в суд вместе со всеми подсудимыми без маски. В справке, которую зачитал судья Юрий Клубков перед началом заседания, состояние здоровья Куксова медики изолятора признали удовлетворительным.

И ни слова о туберкулезе.

Сам Куксов сообщил родителям, что ему сейчас ежедневно дают по 25 таблеток. Он жалуется, что лечение проходит тяжело, появляются неприятные побочные действия от лекарств.

Адвокат Куксова Александр Федулов возмущен, что в изоляторе ему не дают информацию о состоянии здоровья его подзащитного. Он попросил суд запросить эти документы у руководства СИЗО. Защитники были встревожены, они считают, что такой серьезный диагноз у Куксова может стать основанием для остановки процесса.

— Мы все озабочены, — сказала адвокат Сагынбаева Ольга Рахманова.

— Из медицинской справки следует, что все живы-здоровы. Другой информации у суда нет, — спокойно ответил судья Юрий Клубков.

Прокурор продолжил выступление в прениях, его текст, который он зачитывал почти полностью повторял обвинительное заключение. Он снова напомнил, что Чернову вменяют покушение на сбыт наркотиков. По версии обвинения, он исполнял роль закладчика, получал от неустановленного лица наркотики, делал тайники и через интернет отправлял информацию о нахождении закладок. В общей сложности, согласно обвинению, у Чернова изъяли 6,69 г. наркотического вещества.

Кульков и Иванкин также обвиняются в покушении к сбыту наркотических веществ в крупном размере. По версии следствия, они работали закладчиками и прятали в тайниках по всей Пензе наркотики, полученные от неустановленного лица. По данным прокуратуры, 30 марта 2017 года они сделали не менее 20 закладок с наркотиком. В каждой из закладок было от 0,2 до 0,6 грамм вещества — всего 8,788 грамма.

Спустя пару часов прокурор неожиданно прервал свое выступление:

«С флешкой случилась неприятность. Все слетело. Я не успел распечатать остальную часть выступления», — невнятно произнес прокурор.

Судьи переглянулись и им ничего не оставалось делать как переносить слушания на следующий день.

Но и на другой день заседание не состоялось из-за плохого самочувствия адвоката Федулова. Прения опять отложили на 26 декабря, только тогда в суд прислали справку, что у Куксова действительно туберкулез, но никакую опасть для других участников процесса он не представляет. Но его все равно отсадили, на этот раз в маске, от других подсудимых в отдельную клетку.

Прокурор продолжил выступление с оглашения показаний свидетелей. Он заявил, что жалобы подсудимых о пытках и выбитых признательных показаниях не подтвердились. Гособвинение предлагает эти показания приложить в основу приговора. Прокурор считает, что вина фигурантов дела подтверждается свидетельскими показаниями, вещдоками, письменными материалами и другими доказательствами.

В итоге, он попросил приговорить Дмитрия Пчелинцева к 18 годам строго режима, Илью Шакурского к 16 годам строгого режима, Василия Куксова — 9 годам общего режима (смягчающее обстоятельство — болезнь), Михаила Кулькова — 10 годам строгого режима, Максима Иванкина — 13 годам строгого режима, Армана Сагынбаева — 6 годам общего режима и Андрея Чернова к 14 годам строгого режима.

На следующем заседании, 13 января, прения продолжит сторона защиты. После этого обвиняемые выступят с последним словом.

Добавить комментарий

CAPTCHA
Нам нужно убедиться, что вы человек, а не робот-спаммер.

Авторские колонки

Michael Shraibman

Умер Дар Жутаев. Это случилось 1 февраля. Я собирался зайти к нему домой, после Нового Года, позвонил, но он был уставшим и попросил отложить встречу. Дословно это звучало так: "Братэ, у меня сейчас какое-то странное состояние, я - нигде." Так она, наша встреча, и не состоялась. Ученый -...

2 недели назад
2
Владимир Платоненко

В одном из постов в фейсбуке я прочитал: "Я не понимаю, почему не весах истории 27 000000 русских, сожженных живьем, запытанных, заморенных, замученных голодом жертв бесчеловечных медицинских экспериментов, детей, из которых выкачали кровь для солдат вермахта СТОЯТ МЕНЬШЕ, чем 6000000...

2 недели назад
6

Свободные новости