Погромы в Болгарии: Социальный или межэтнический конфликт?

В Болгарии прошла волна антицыганских погромов. Она охватила ряд городов. Погромы начались после того, как автомобиль цыганского барона Кирилла Рашкова («Царь Киро») сбил насмерть 19-летнего жителя села Катуница. События в Катунице удивительно напоминают бунт и погром в Кондопоге, когда социально-классовый конфликт трансформировался в межэтнический. Впрочем, в отличие от Кондопоги, сами жители Катуницы сегодня не рассматривают конфликт как этнический (и это замечательно). О нынешних событиях и положении цыган пишет товарищ, анархист из Болгарии. Статья публикуется с некоторыми сокращениями и изменениями.

Любая мафия — паразитическое образование. Несмотря на то, что структурно и функционально мафия подобна бизнес-корпорации и государству, последние не только паразитируют на обществе, но все же выполняют и некую конструктивную роль (впрочем, есть примеры конструктива и у мафий — например создание города Лас-Вегас в США, хотя можно долго спорить о полезности подобного города-казино).

Цыганские общности в Болгарии характеризуются жестким традиционализмом, бесправием женщин, возрастной и имущественной иерархией. Просоветский режим вяло пытался осуществить их интеграцию, цели этой не достиг. В процессе перехода от просоветского «коммунистического» режима к «демократии» цыганские сообщества превратились в мафии, подобные сицилийским. В них вовлечено почти все этническое меньшинство.

Лидерами отдельных кланов являются так называемые бароны. Все остальные цыгане — фактически рабы баронов. Эксплуатация, которой подвергаются рядовые цыгане — тотальна. Жен покупают, детей заставляют попрошайничать или воровать, мужчины и подростки занимаются нелегальной торговлей акцизными товарами, наркоторговлей и сводничеством. Разумеется, львиная доля навара от всего этого бизнеса (в полном согласии с капиталистическими мировозренческими «ценностями») идет в руки баронов.

Существуют кланы, подчиненные только так называемому Мэшэрэ, Цыганскому суду старейшин. Это кланы кустарей (сапожники и портные, кузнецы и точильщики, копатели колодцев, плетельщики корзин и садовой мебели, музыканты на свадьбах и похоронах, знахари-массажисты и т.д.). Воровством и прочим криминалом они, по крайней мере 20 лет назад, заниматься брезговали (утверждаю на основе личного опыта дружбы со своими сверстниками-цыганами). Но кризис, вызванный переходом от государственного социализма к дикому капитализму под контролем номенклатуры и спецслужб, привел к разорению слывших «честными» кланов. Многие уехали из страны. Других прибрала к рукам мафия.

Цыгане, жители села Катуница

Некоторая часть цыган, не имея возможности прокормиться традиционными клановыми ремеслами, работает в строительстве и в коммунальных службах мусорщиков. Есть также небольшая прослойка цыганских семей, порвавших со своей этнической средой — они интегрированы среди болгар или турок, часто через смешанные браки. Среди интегрированных имеются и те, кто изгнан из кланов за непослушание и несоблюдение традиций.

Но основная масса цыган находится в ужасной кабале у своих баронов. Издавна цыганские общности почти закрыты для нецыган. Сегодня важным фактором, поддерживающим эту закрытость, является неприязнь болгар и турок к ним (любопытно, что турки еще менее терпимы к цыганам, чем болгары). Эта неприязнь еще при Живкове (лидер болгарских коммунистов ) носила расистские черты. В условиях же «демократии» ненависть к цыганам сделалась программной для ряда правых партий и, заодно, стала идеологией нескольких клубов футбольных болельщиков.

Таким образом, бароны всегда имеют безотказный козырь: «подчиняйтесь нам, не то болгары вас перережут». Кстати, точно таким же аргументом пользуется партия этнических турок ДПС (Движение за Права и Свободы) — сама она покровитель турецких мафий в некоторых регионах страны (впрочем, против ДПС среди турок есть оппозиция, но она все еще слаба).

Государственной политики по линии «интеграции» цыган никогда в Болгарии не было (ни в Княжестве, ни в Третьем царстве, ни в «социалистической» республике, ни сейчас, при «демократии»). Имели место неуклюжие и половинчатые меры, совершенно оторванные от реальности, грубо доктринерские. От них взаимная неприязнь этносов только усугубилась.

Сейчас государство бездействует и извлекает выгоду из существующего положения. Дело в том, что цыганское меньшинство очень удобно:

  • в качестве избирателей (мелкие и крупные бароны торгуют цыганскими голосами);
  • в качестве козла отпущения (в ситуации, когда ухудшаются условия жизни);
  • в качестве пугала для обывателей;
  • в качестве площадки, на которой полиция проводит демонстративные действия по «борьбе с преступностью» (более 70% заключенных по статьям УК — цыгане).

Сами, упомянутые выше бароны, вполне себе в капиталистическую систему интегрированы. Не являются особой тайной близкие связи с ними болгарских чиновников, политиков и бизнесменов.

Люди смотрят на горящий дом «царя Киро»

Существует более сотни фондов и несколько политических партий, выступающих «за права цыган». В реальности, все это — грантососы, сосущие европейские субсидии миллионами евро, в то время, как положение рядовых цыган только ухудшается. Неграмотность и дикость принимают кошмарные формы и масштабы. Недавно в Сливене жители одной панельной многоэтажки буквально разобрали здание, в котором живут, чтобы заработать на металлоломе. В результате часть дома рухнула, погибли их же собственные дети. А инцидент этот стал поводом потребовать еще субсидий — от республиканского бюджета и от ЕС... И дали же! Куда ушли деньги? Смешной вопрос...

Нынешняя активность государственных чиновников и политиков, выступающих по цыганскому вопросу, объясняется следующими обстоятельствами.

В селе Катуница (в России село называлось бы «Таборница») произошло убийство. В ответ вспыхнул довольно робкий бунт, который однако вызвал интерес СМИ. Единственным смелым проявлением бунта стал поджог одного из особняков местного барона, известного как «царь Киро». Вот некоторые важные детали этого дела.

Царь Киро беспредельничал в селе, оттого и возникло недовольство. Бароны заставляют своих воровать. Существуют определенные нормы на дневной навар, и если получается недобор — «труженик» остается без своего процента или же, его бьют как лодыря. Воруют у болгар и турок. Нередко случаются и столкновения между кланами, но если нет жертв, события остаются неизвестными.

19-летний парень погиб из-за того, что его мать — глава местной власти, подняла шум по поводу незаконного приобретения бароном земельных участков, бывших общинной (государственной) собственностью. Последовала прямая угроза расправы с ее семьей. В ответ — жалоба в полицию. Полиция, конечно, отмолчалась. А потом произошло убийство.

Кстати, судя по высказываниям самих сельчан, конфликт с бароном они воспринимают как социальный, как недовольство против преступно разбогатевших, в то время как законопослушные еле-еле выживают. Этнический характер инциденту и бунту придали футбольные фанаты, СМИ и правые политические партии. Еще одна важная деталь. Ни для не секрет, что в фан-клубах огромное количество полицейских осведомителей.

Парадоксальным образом социальный конфликт между разбогатевшим разбойником и малоимущими селянами вызвал в разных городах страны истерию среди националистов (на деяния олигархов болгарского этнического происхождения они до сих пор никак не реагировали) — и желание напасть на кварталы цыганской бедноты. Так в Пловдиве неонацисты запугали мусорщиков (преимущественно цыганских рабочих), «посоветовав» им сидеть в гетто (городской квартал Столыпиново). Сейчас Пловдив медленно заваливается грудами бытовых отходов (любят здешние патриоты порассуждать о «грязных цыганах», но мусорят как раз они, а цыгане убирают).

Между тем, в Болгарии в разгаре предвыборная кампания — 23 октября будет избран новый президент и местная власть. Поэтому нынешние события пытаются использовать в своих целях практически все политические партии.

В то же время политкорректные окрики из Брюсселя побуждают власть принимать некоторые меры против погромщиков — в Варне арестовали кучу националистов, оцепили кордонами цыганские кварталы. Сами цыгане сформировали отряды самообороны, но (по крайней мере перед телекамерами) высказывания их мало чем отличались от истерик националистов.

СМИ — рупоры официальной власти и бизнес-группировок, всеми силами стараются скрыть социальную основу событий. Громко рассуждают о недопустимости межэтнического конфликта, требуют соблюдения законности и болтают всякую прочую ерунду. Разумеется, саму систему не критикуют. Основного противоречия «олигархи — народ» видеть не желают.

Что касается протестов и попыток погромов — эти действия совершаются силами 1000 человек (по другим данным — от 2 до 5 тысяч). Половина их — несовершеннолетние. Большинство — футбольные фанаты. Показательно и то, что перед журналистами «протестующие» двух слов связать не могли, зато энергично махали национальными флагами и фальшиво орали гимн. Почти все они попадают под определение «идиоты». Только полный идиот пойдет мстить крепостным за деяние помещика, сам являясь бедняком с рваными на заднице штанами.

Каково решение проблемы так называемой «цыганской интеграции»? Оно состоит в освобождении цыган от власти баронов. И не только силами самих цыган, но при поддержке и сочувствии всех угнетенных слоев общества вне зависимости от этнической принадлежности. Понятно, что такое не может произойти в нынешних условия, а возможно только при условии освобождения всего общества. Но эта задача не имеет решения в рамках капитализма и государства — впрочем, как и многие другие задачи.

Капитализм — это система эффективного извлечения прибыли из всего, из чего ее можно извлечь, любыми способами. Подорвать власть баронов, не ликвидировав устои капиталистической системы, никак не получится.

Что касается государства — то оно есть контроль, иерархия, разобщение угнетенных, монополия на репрессии. Оно будет препятствовать низовым позитивным решениям, оно не будет терпимо к расправам бедняков над олигархами, даже в ситуации, когда на этих олигархов приходят тонны жалоб, с доказательствами их криминальной активности. Кроме того, с олигархами у власти тесные связи, сотрудничество, основанное на разнообразных коррупционных схемах.

Низвержение олигархов силами народа приведет к засвечиванию всех этих связей и коррупционных схем и тогда гнев низов просто не сможет не перекинуться и на представителей власти.

Шаркан

Источник

Добавить комментарий

CAPTCHA
Нам нужно убедиться, что вы человек, а не робот-спаммер.

Авторские колонки

Пьер-Жозеф Прудон
Michael Shraibman

Я не согласен по очень многим вопросам с Александром Шубиным, но тут емко и по делу излагается им мысль Прудона: "В XIX веке уже было признано, что плохо, когда вами правит абсолютный монарх. Абсолютизм - это плохо. Это французы уже поняли. Эту утопию мудрого правителя они уже реализовали и...

1 неделя назад
Michael Shraibman

Год назад в мире поднялась новая волна протестов. Впрочем, в тот момент никто этого не осознавал. Когда «Желтые жилеты» во Франции подняли бунт против нового налога на топливо, никто и не думал, что это превратится в глобальный кризис. 2019 год изменил ситуацию. Социально-экономические...

2 недели назад

Свободные новости