Славой Жижек: «Одиночество мирового жандарма»

«Старые и новые сверхдержавы испытывают друг друга на слабину, пытаясь навязать свою версию глобальных правил игры. Они проводят эксперименты чужими руками – на небольших государствах и нациях».

В конце сентября, после объявления войны ИГИЛ, президент Обама дал интервью передаче «60 минут», где объяснил принципы международных обязательств США: «Когда где-нибудь в мире происходят неприятности, то они не зовут Пекин или Москву. Они зовут нас… Так всегда происходит. Мы незаменимая нация».  Это касается и экологических и гуманитарных катастроф: «Когда на Филиппинах случается тайфун – посмотрите, кто помогает Филиппинам справиться с проблемой. А когда на Гаити происходит землетрясение – кто первым бросается на помощь и отстраивает Гаити? Вот так мы и ездим. Именно это и делает Америку такой, какова она есть».

Однако в октябре Обама сам позвонил в Тегеран, послал секретное послание аятолле Али Хаменеи, в котором предложил сближение США и Ирана на основе совместной борьбе против боевиков ИГИЛ. Когда же новость об этом письме стала достоянием общественности, то республиканцы раскритиковали его, как проявление слабости и потакания заносчивости Ирана, считающего, что сверхдержава приходит в упадок.

Вот так США и ездят по миру: действуя в одиночку в мультиполярном мире, они все чаще получают в ответ войны и «проигрывают» в борьбе за мир, делая грязную работу за других – за Китай и Россию (у которых тоже есть свои проблемы с исламистами) и даже за Иран – ведь, в конечном итоге, результатом вторжения США в Ирак, стала фактическая передача этой страны под контроль Ирана. (США попали в аналогичную ситуацию и Афганистане, где их помощь боевикам, воевавшим против советской оккупации, породила Талибан).

Основной источник данной проблемы – изменение роли США в глобальной экономике. Экономический цикл подходит к концу – тот самый цикл, который начался в начале 1970-х с зарождения того, что Янис Варуфакис назвал «глобальным минотавром» - того чудовищного мотора, который двигал мировую экономику с начала 1980х до 2008-го. Конец 1960х и начало 1970х это был не только период нефтяного кризиса и стагфляции – решение Никсона отказаться от золотого стандарта для американского доллара было признаком радикального сдвига самой базы функционирования капиталистической системы.

К концу 1960-х американская экономика уже не в состоянии была и продолжать тактику рециклирования профицита в Европу и Азию – он оборачивался дефицитом. В 1971-м американское правительство ответило на экономический спад достаточно дерзким стратегическим ходом: вместо того, чтобы решать проблему растущего дефицита, оно решило поступить наоборот – стало резко увеличить дефицит. А кто за всё это заплатит? Весь остальной мир! Как?

Путем постоянного перекачивания капитала, который беспрерывным потоком течет через оба океана, чтобы покрывать дефицит США. Соединенные Штаты должны поглощать ежедневно пол-миллиарда долларов, чтобы оплатить свое потребление – таким образом, они являются универсальным кейнсианским потребителем, который заставляет крутиться жернова глобальной экономики. Приток этих средств основан на достаточно сложном механизме: Соединенным Штатам «доверяют» и считают их безопасным и стабильным центром, поэтому все остальные – от нефтяных арабских стран до Западной Европы, Японии и теперь даже Китая – инвестируют свою избыточную прибыль в США.

Однако поскольку «доверие» это обусловлено преимущественно идеологическими причинами и военной мощью, а не экономикой, то для США проблема заключается в том, что надо оправдывать свою имперскую роль – и потому Соединенным Штатам просто необходимо перманентное состояние войны, когда они могут предлагать самих себя в качестве универсального защитника всех «нормальных» государств, в противовес всем «государствам-изгоям». Однако, даже еще до того, как США удалось полностью утвердиться, наша мировая система, основанная на главенстве доллара в качестве универсальной валюты, начинает разрушаться и заменяется….

Чем заменяется? Вот по этому поводу и происходит вся нынешняя напряженность. «Американское столетие» закончилось, и мы являемся свидетелями постепенного формирования нескольких центров глобального капитализма: США, Европа, Китай и, может быть, Латинская Америка. У каждого из этих центров своя специфика капитализма: США – неолиберальный капитализм, Европа – остатки системы государства всеобщего благоденствия, Китай – авторитарный капитализм, Латинская Америка – популистский капитализм. Старые и новые сверхдержавы испытывают друг друга на слабину, пытаясь навязать свою версию глобальных правил игры. Они проводят эксперименты чужими руками – то есть на небольших государствах и нациях.

Нынешняя ситуация странным образом напоминает ситуацию 1900-го года, когда гегемонию Британской империи стали оспаривать новые сверхдержавы того времени – в частности Германия, которая требовала свой кусок колониального пирога. Одной из точек напряженной конфронтации тогда были Балканы. Сейчас уже США на месте Британской империи. Новые сверхдержавы – Россия и Китай, а роль Балкан играет Ближний Восток. Это всё та же старая битва за геополитическое влияние. США не одиноки в своей империалистической активности. Москва тоже слышит призывы из Грузии, из Украины и, возможно, начнет слышать голоса из прибалтийских стран.

Прослеживается и еще одна неожиданная параллель между нынешней ситуацией и ситуацией перед началом Первой Мировой: в последнее время масс-медиа постоянно предупреждают нас об угрозе Третьей Мировой войны. Заголовки типа «Сверхоружие российских ВВС: берегитесь истребителей «Стелсов» - российского Перспективного Авиационного Комплекса Фронтовой Авиации».

Или, например, «Россия готова к войне и может выиграть в ядерном противоборстве с США». Таких заголовков вокруг предостаточно. Как минимум раз в неделю Путин делает заявление, которое рассматривается как провоцирование Запада, а влиятельные западные государственные деятели или представители НАТО предостерегают Россию от реализации империалистических амбиций. Россия выражает озабоченность по поводу того, что е окружает НАТО, а соседи России опасаются российского вторжения. И вот так всё и продолжается. Уже сам по себе озабоченный тон всех этих заявлений должен подогреть напряженность – и всё то же самое ведь было в период, предшествовавший 1914-му.

В обоих случаях действует один и тот же механизм суеверия – словно бы, если о чем-то говорить, то этого можно избежать. Мы знаем об опасности, но мы не верим в то, что это может действительно произойти. То есть, даже если мы на самом деле не верим, что это случится, мы все равно готовимся к этому – и о реальных приготовлениях сообщают в основном маргинальные медиа, а крупные – игнорируют. Вот, например, из блога Centre for Research on Globalization:

«Америка готовится к войне. Хотя сценарий Третьей Мировой постоянно репетировался Пентагоном на протяжении 10 лет, военные действия против России сейчас рассматриваются уже на «операционном уровне». Мы имеем дело уже не с «холодной войной». Никакие гарантии «холодной войны» не действуют. Принятие 4 декабря Палатой Представителей США достаточно серьезного законопроекта ( де-факто даст (в случае его поддержки в Сенате) президенту и главнокомандующему США возможность начать без одобрения Конгресса процесс военной конфронтации с Россией. Под угрозой, таким образом, находится безопасность всего мира. Голосование по этому исторически важному вопросу (поскольку потенциально оно может угрожать жизням сотен миллионов человек по всему миру) фактически не освещалось в масс-медиа. Данный вопрос масс-медиа полностью игнорируют. И 3 декабря министерство обороны РФ объявило создании нового военно-политического органа на случай войны. Россия вводит в действие новую систему организации национальной обороны, которая, как предполагается, будет отслеживать угрозы национальной безопасности в мирное время, и возьмет на себя контроль над всей страной в военное время».

Еще более усложняет борьбу между старыми и новыми сверхдержавами воздействие третьего фактора: радикальные фундаменталистские движения стран Третьего Мира, которые противостоят всем сверхдержавам, однако могут заключать стратегические пакты с некоторыми из них. Кто есть кто в продолжающемся конфликте? Как выбрать между Асадом и ИГИЛ в Сирии? А между ИГИЛ и Ираном? Неопределенность в этом отношении (не говоря уже о все большем использовании беспилотников и прочих видов оружия, обещающих «чистую» высокотехнологическую войну без потерь – с нашей стороны, конечно) – стимулирует рост военных расходов и делает саму перспективу грядущей войны все более заманчивой.

Если основополагающей аксиомой «холодной войны» являлась аксиома «гарантированного взаимоуничтожения», то аксиома нынешней «войны с терроризмом» – ей противоположна – это аксиома «Точечное уничтожение ядерных целей», то есть идея заключается в том, чтобы при помощи хирургически точных ударов уничтожить ядерное оружие противника, при этом система противоракетной обороны должна защитить тебя от ответного удара. Если быть точнее, то США по-прежнему руководствуются принципом о «гарантированном взаимоуничтожении» в отношении России и Китая, однако склонны использовать второй принцип в отношении Ирана и Северной Кореи.

Парадоксальным образом механизм «гарантированного взаимоуничтожения» преобразует «само-сбывающееся предсказание» в фактор само-сдерживания. Уже сам факт того, что каждая из сторон понимает, что в случае ядерного нападения на противника, тот ответит во всю мощь своего оружия, является гарантией того, что ни одна из сторон войну не начнет. В то же время логика «точечного уничтожения ядерных целей», наоборот, вынуждает противника разоружаться, поскольку он понимает, что мы можем ударить по нему, не рискуя получить ответный удар. И тот факт, что обе эти – противоположные друг другу – стратегии используются одновременно одной и той же сверхдержавой, является свидетельством фантасмагорического характера всей этой аргументации.

Как же предотвратить это сползание в пропасть? Во-первых, следует отбросить все псевдо-рациональные разговоры о предполагаемых «стратегических рисках». Мы должны также избавиться от понятия об историческом времени, как линейном процессе эволюции, в котором мы каждый раз должны, якобы, выбирать между разными вариантами действий. В данном случае это уже не просто вопрос о предотвращении угроз и правильном выборе – подлинная угроза заключается в самой ситуации в целом – в нашей «судьбе». Если мы и дальше будем так «ездить», то мы обречены – и не важно насколько осторожно мы ступаем вперед. Мы должны признать угрозу, как нашу судьбу.

Поэтому и решение проблемы заключается не в том, чтобы быть осторожнее и избегать угроз – ведь действуя таким образом мы целиком и полностью сопричастны логике, ведущей нас к катастрофе. Решение заключается в том, чтобы полностью осознать взрывоопасность всех этих взаимосвязей, делающих саму ситуацию крайне опасной. Когда мы это осознаем, нам следует приступить к долгой и тяжелой работе по изменению самих координат всей ситуации в целом. Ничто другое не сработает.

Как ни странно, но у президента Обамы с его фразой «вот так мы и ездим» был предшественник – Тодд Бимер, один из пассажиров рейса 93, захваченного 11 сентября. Последними словами, услышанными диспетчерами, были его слова «Ну, что, ребята, готовы? Тогда, поехали». [Тодд Бимер вместе с группой пассажиров смог обезвредить угонщиков и перенаправить самолет, нацеленный на Белый Дом, в землю - прим.пер.]. Вот так мы и ездим – что ж, можно сказать «Поехали» и направим на таран не просто самолет, а всю планету.

Славой Жижек

Перевод: Дмитрий Колесник

Добавить комментарий

CAPTCHA
Нам нужно убедиться, что вы человек, а не робот-спаммер.

Авторские колонки

Михаил Бакунин
Michael Shraibman

Социальной революцией Михаил Бакунин (1814-1876) называл массовое низовое народное движение, которое изменяет общество полностью и радикально, ликвидирует классовое неравенство и вводит систему общественного самоуправления. Такая система есть федерация (горизонтальный добровольный союз)...

4 дня назад
Michael Shraibman

Массовые протесты вспыхнули в Ираке 2 октября. Для разгона демонстрантов силовики применили массовые расстрелы. Число убитых за неделю протестов составило свыше 165 человек, а раненых более 6000. Участники протестов принадлежат ко всем конфессиональным группам, хотя большинство из них мусульмане...

5 дней назад

Свободные новости