Венгрия: консервативный реванш в центре Европы

6 лет назад я опубликовал статью о возможном подъеме политических правых в Венгрии (1). За последующие 5 лет действительность опередила почти все мои предвидения. Господствующий класс сегодняшней Венгрии начал устанавливать новую, более эффективную систему угнетения, которая ощущалась уже полтора года назад и будет продолжаться в последующие годы.   Контуры вырисовываются уже вполне четко. Мысль, которая выражена в заголовке статьи, принадлежит оппозиционным публицистам и относится к режиму Орбана, хотя сам он именует себя и свою идеологию "революционными".  Контрреволюционный характер этой новой системы виден, с одной стороны, в принятых до сих пор законах, а с другой, - в новой конституции, завершающей переход от демократии к диктатуре. 

"Посреди Европы возвышается огромный крест, потому что Венгрия мертва. В этой стране никогда уже не будет ничего хорошего" (Энди, житель 8-го округа Будапешта, 2011 г.).  "Спаситель нации - это человек, который за последние 20 лет наворовал столько же, сколько другие. Конечно! В Венгрии все воруют, но наказывают только тех, кто борется за выживание, а не тех, кто сколачивает на этом богатство" (Текла Салаи, бабушка автора, Будапешт, ноябрь 2011 г.)

Политика 

С тех пор, как к власти в Венгрии пришла демократически избранная клика Орбана, конституция изменялась неоднократно. Однако в апреле 2011 г. была составлена новая конституция (называемая "Основным законом"), которая призвана радикально перестроить Венгерское государство. В преамбуле, носящей название "Национальный символ веры", делается попытка определить спиритуальную и духовную жизнь людей в Венгрии.   Из нее мы узнаем, что основой чести и сосуществования являются Семья, Труд и Нация, а наши главные ценности - Лояльность, Вера и Любовь. Вдохновленный христианством патернализм пронизывает весь текст: гражданин государства сводится к простому субъекту, сохраняющему лояльность в отношении власть имущих, верящему в светлое будущее, обещанное ему власть имущими, и - выражаясь цинично - любит нищету. Создавай семью, расти детей и жертвуй своей жизнью ради нации путем современного рабского труда.

Процесс внедрения новой конституции оказывается проблематичным даже с географической точки зрения, поскольку закон собирается защищать "дарованные природой и созданные людьми ценности Карпатского региона" (2), в который входят целых 7 стран. Далее венгры описываются, как боевой народ, закаленный столетиями войны. Наряду с воинственными формулировками такого рода, заявляется: "Каждый венгерский гражданин имеет долг защищать нацию" (3).  Как венгерские правительства в будущем будут истолковывать эту "защиту нации", пока неясно. С учетом ныне существующего пограничного режима в Карпатском регионе, здесь возникает новое политическое разграничение. 

Новый основной закон провозглашает также, что брак - это сообщество мужчины и женщины, и тем самым отрицает альтернативные модели семьи. Говорится также о защите жизни зародыша с момента зачатия, чем открывается путь к запрету абортов. Период между 1944 и 1990 гг. назван "антиконституционным", что предполагает и отказ венгерского государства от ответственности за организованное уничтожение евреев, цыган, инвалидов, сексуальных меньшинств и политических диссидентов. Ставится под сомнение легальность демократических и госсоциалистических правительств этого периода (4). 

Правительство Орбана декларирует законную преемственность исторической, неписанной конституции с 1001 года (создания феодального католического государства) по 1944 год (оккупацию Венгрии германскими войсками во Вторую мировую войну). Оно пытается вывести из исторических свидетельств феодального режима традиционные социальные ценности и представить их в качестве таковых. 

Полезно пристальнее присмотреться к неудавшимся притязаниям Венгрии на место непостоянного члена Совета Безопасности ООН от восточноевропейских стран (5). Среди важнейших тем, которые Венгрия намеревалась там поставить ради улучшения мира, мы обнаруживаем вышеупомянутые "традиционные ценности общества", которые мы должны вновь привести "в гармонию" с "принципами правового государства". Это означает, что министерство иностранных дел исходит из того, что до сих пор обе эти сферы были неразрывны. Хотя. Если быть честными, придется признать, что это весьма близко к истине. 

На протяжении последнего тысячелетия в Венгрии царили угнетение и рабство, и было лишь несколько попыток добиться свободы: к примеру, в 1848, 1918-1919, 1945-1946 и 1956.   Если следовать консервативной исторической традиции, то все такие вещи, как демократия, социализм, коммунизм, анархизм, феминизм, являются чужеродными элементами в истории страны, хотя они присутствуют в ней, по меньшей мере, вот уже 150 лет. 

С учетом конституции, можно также проанализировать концепцию "содействия зелёной экономике" в свете ставшей известной во всем мире катастрофы с ядовитым шламом в Девечере и Колонтаре или задаться вопросом, почему равноправие полов становится проблематичным там, где ведутся разговоры о "сохранении спаянности общества". 

Но давайте бросим взгляд на общие параметры преобразования структуры государства, в соответствии с новой конституцией. Многие люди анализировали эффекты однопартийного господства и то, как при нем реорганизуются государственные институты и из взаимоотношения друг с другом. Янош Киш, бывший либеральный депутат парламента и постмарксистский философ, в период госсоциализма 20 лет находился в оппозиции. По его мнению, конституция "обещает гарантировать основополагающие права, в соответствии с Европейской хартией прав человека, но, наоборот, приспосабливает многие основные права к моральным постулатам христианских церквей и ослабляет защиту находящихся под угрозой меньшинств. Она обещает защищать неотъемлемые и неотчуждаемые основные права, но ограничивает полномочия Конституционного суда - главной опоры этих прав - настолько, что он превращается в декорацию. Она утверждает, что в Венгрии действуют нормы правового государства, но разрешает государству задним числом наносить вред своим гражданам (6) и налагать негуманные и унизительные наказания. Номинально она ратует за разделение властей, но в то же время  разрешает правящему большинству взять в свои руки все властные сферы и сделать себя тем самым независимым от механизмов конституционного контроля. Одновременно она разрешает творцам этой конституции манипулировать властями так, чтобы парализовать будущие правительства. Она говорит о демократии, но цементирует политические пристрастия нынешнего правительства на конституционном уровне, что надолго делает невозможными как хорошее управление, так и ответственную оппозиционную политику" (7). 

Во внедрении единообразия смысла нет, поскольку люди, устроенные на работу правительством, могут сохранять важные посты вплоть до 2020 года. Это касается таких сфер как налоговое ведомство, управление акциями, аппарат юстиции или охрана конституции. 

Правые радикалы 

Серьезная организованная оппозиция может сформироваться только на базе правых радикалов, хотя общий сдвиг вправо в значительной мере изменил такие понятия как "правый" и "праворадикальный". Наиболее известная полувоенная организация "Мадьяр Гарда" (Венгерская гвардия) и крупнейшая партия правых радикалов "Йоббик", получившая на выборах 2010 г. 12% голосов, - лишь покрывало, которое скрывает бушующую бездну. 

На самом существует не одна "Венгерская гвардия", а минимум четыре. Они были созданы как на местном, так и на общенациональном уровне. Эти полувоенные организации поддерживают между собой тесные связи и имеют в своем составе десятки бывших и нынешних военных. На уровне политического руководства идет соперничество между такими виднейшими фашистами, как Дьёрдь Дьюла Загива (депутат парламента от "Йоббика" и приверженец установления режима, который он хотел бы назвать "Апостолическое священное королевство Венгрия") и Ласло Торочкаи (который, выступая публично перед тысячами сторонников, заявил, что те должны "не колеблясь, если окажутся к этому вынужденными, выхватить автомат"). Оба они являются бывшим и нынешним лидерами крупнейшего националистического молодежного движения "Хатваннедь Вармедье Ифьюшаги Мозгалом" ("64 команды"). Фашисты могут мобилизовать тысячи сторонников. Об их потенциале можно судить по силе участия правых и правых радикалов в антиправительственных протестах 2006 и 2007 гг. 

Их решимость проявилась в нападениях, совершенных в 2008 - 2011 гг. против цыган. За этот период произошло 50 тяжелых нападений, причем 9 человек были убиты (8). Особого внимания заслуживает то, что произошло в Татарсентдьёрде, где отец с четырехлетним сыном выбежали из своего подожженного дома и были расстреляны в упор (9). 

Известно, что венгерские секретные службы до подобных нападений вели наблюдение за различными подозреваемыми (один из них был даже военным, завербованным спецслужбами). Однако в обвинениях не говорится ни слова о том, откуда эти люди получали деньги и оружие, хотя оружие, из которого были сделаны смертельные выстрелы, является очень редкой снайперской винтовкой, которую можно раздобыть, только имея контакты с полицией или армией.    Поэтому нельзя исключать того, что фашистских террористические ячейки, осуществившие эти нападения, еще долгие годы могут совершать то же самое, поскольку некоторые руководящие лица правых радикалов поддерживают хорошие контакты с полицейскими и армейскими кругами. 

Тайная служба также была реорганизована совсем недавно. Подобно реорганизации в рамках "Патриотического акта" в США, было создано новое ведомство, которое поставлено над всеми уже существующими структурами тайных служб и имеет право шпионить за отдельными людьми и группами без всякой судебной санкции. 

Каждая пятая женщина в Венгрии регулярно избивается каким-либо мужчиной из собственного окружения. 80% населения открыто признают, что ненавидят цыган, а 20% согласны с идеей посадить их в концлагерь или депортировать из Венгрии. Сотни людей умирают ежегодно от последствий домашнего насилия, и такое же количество замерзают каждую зиму - зачастую в своих неотапливаемых квартирах. В этой стране еще предстоит пролиться немало крови. 

Экономика 

Экономические ориентиры диктатуры стоят на трех китах: создание новых форм массового труда; увеличение частного потребления; и огосударствление собственности. Они взывают к хорошо известному восточноевропейскому духу экономической независимости.  Моделью такого исторического феномена служит белорусское государство. Можно обнаружить пугающее сходство между антикоррупционной кампанией диктатора Александра Лукашенко 1993-1994 гг. и кампанией Виктора Орбана в 2010-2011 г. Отличие состоит в том, что Лукашенко, благодаря этой кампании, пришел к власти, в то время как Орбан - уже находящийся у власти - использует ее для подавления своих политических противников из "левоцентристского" лагеря. 

Правительство стремится к "экономике, основанной на труде", поскольку, как говорится в новой конституции, "в основе чести любого человека лежит труд" (10). Наемные работники позднего венгерского госсоциализма имели возможность, помимо работы на государство, заниматься прибавочным трудом на независимых или терпимых мелких предприятиях с огосударствленными или нелегально приватизированными средствами производства. Больше работая в свободное время, они могли заработать больше денег и больше позволить себе. Нынешние капиталистические предприятия могут по своему усмотрению повышать планку эксплуатации, а фиксированных твердых цен на предметы потребления больше нет.

Люди замечают, что работать им приходится дольше и тяжелее, а становятся они все беднее. Так распространяется убежденность в том, что "честный труд" не содержит в себе никакой чести и ничего больше не стоит. Накопление капитала и технологический прогресс идут вперед, а потребность в переменном капитале сокращается. Спрос на труд падает, а потому уровень занятости, характерный для социального государства, уже недостижим. С этим фактом правительству трудно смириться. 

Похоже, что план Селла-Кальмана (долгосрочная программа экономического развития режима) ориентируется на создание "миллиона рабочих мест в течение 10 лет". На самом деле, это трюк, поскольку за этим скрывается новая форма экономической рационализации. Правительство делает ставку на предложение государством низкооплачиваемой работы в сфере общественных услуг в сочетании с карательными мерами для работников как стимулом для экономики. 

Пресса и "эксперты" предостерегают Орбана, что это не сработает. Тот возражает, что предсказания краха выведены из обычных книжек по экономике и потому несостоятельны, поскольку его экономические принципы не изложены ни в одной книжке. 

Правительство хочет создать сотни тысяч рабочих мест в государственном секторе. Одновременно оно намерено урезать помощь беднякам и инвалидам, чтобы принудить их к тяжелому труду за минимальную заработную плату. Главными отраслями экономики должны стать сельское хозяйство, энергетика и крупные национальные инвестиции. В идеале предполагается принудительный труд в обмен на выплату пособия. Государственный сектор низкооплачиваемого труда испытал бы крупное оживление и приносил бы государству прибыль.  Карательные меры в этой области уже неоднократно ужесточались за последние годы. В некоторых частях страны запрещено жить в контейнерах; быть бездомным - незаконно; полиция имеет право арестовать человека, если он живет на улице или пойман на краже дешевых предметов или вещей; за нанесение граффити, сбор металлолома или древесины ради выживания можно угодить в тюрьму.  

Тюремный труд - явление известное. Но идеи "самообеспечивающейся тюрьмы", которые пропагандируются фашистской партией "Йоббик", не столь обширны, как правительственные. Правительство намерено "сдавать в аренду" работников общественных служб частным фирмам для реализации тех или иных проектов или "освобождать" их для соответствующих работ.   Можно представить себе, что в будущем транснациональные концерны будут привлекаться в Венгрию не налоговыми послаблениями, а тем, что в их распоряжение будут предоставляться тысячи работников, которым будут платить, как в Африке, поскольку длительные безработные и магазинные воришки будут юридически обязаны выполнять такую работу. Здесь правительство рассчитывает на огромные налоговые поступления. 

Итак, истинно венгерский идеал - это рабский труд!  

Новая конституция подчеркивает, что работа на общество - это долг (!) каждого венгра. Таким образом, с 1 января 2012 г. открыт путь для восстановления уголовного наказания за "уклонение от труда", которое уже существовало до 1989 г. Новая конституция вступает в силу одновременно с государственной программой занятости под названием "СТАРТ". Трудовой кодекс будет переписан. Он будет предусматривать больше рабочих часов, меньшую плату, меньше прав и больше обязанностей. Главная проблема при этом состоит в том, что забастовки становятся почти невозможными, поскольку забастовка может быть объявлена незаконной, если работодатель сочтет, что не оказывается необходимый минимум услуг (11). Иными словами, если он против, бастовать будет нельзя. Один из главных авторов нового закона - главный администратор венгерского филиала концерна "Теско".  

Если платить меньше социальной помощи, а все большее число работников станет больше работать, что приведет к увеличению налоговых поступлений, появятся необходимые экономические стимулы: весь расчет на это. 

С января 2011 г. в Венгрии введена единая налоговая ставка, процент которой не зависит от размеров дохода. Пользу из этого извлекают люди с доходами более 300 тыс. форинтов в месяц (1 тыс. евро, при минимальной зарплате в 280 евро), и одновременно НДС был повышен до 27%. Это означает, что доход, полученный за счет вынужденного труда бедняков, будет отдан богачам в виде налоговых льгот.

Диктатура в Беларуси проводит в этом смысле более "мягкий" в социальном отношении курс, кое-что возвращая обратно низшим слоям через механизм контролируемых государством цен. Венгерский режим, напротив, сохраняет плоды дешевого рабского труда исключительно за высшим и средним слоем. Среднему слою, уже страдающему от кредитного кризиса, предлагаются дешевые кредиты, чтобы он смог открыть мелкие фирмы, а от людей, уже имеющих большие долги, государство требует точных планов платежей (которые, по сути, являются займами, чтобы отсрочить выплату долгов как раз до тех пор, пока не закончится период пребывания у власти нынешнего правительства). Банки принуждают соглашаться на прием долговых платежей по фиксированному обменному курсу. Средний класс в Венгрии почти исчез. 

Почти половина населения уже живет ниже уровня бедности (это более 4 миллионов человек), и с массовым выселением из квартир и финансовым кризисом это число только возрастет. Новые планы борьбы с задолженностью пропагандируют зависимость от государства вместо зависимости от рынка. Тем самым делается попытка предотвратить сопротивление. Физический арест для бедняков и "арест денег" для среднего слоя: каждому по его потребностям. 

Издержки долгового пакета и реорганизации государственного сектора должны финансироваться за счет огосударствления частного пенсионного обеспечения. Но эти деньги уже истрачены на погашение внешнего долга, чтобы откупить крупнейшие венгерские нефтяные концерны у российских инвесторов.

Режим Орбана намерен до ноября 2011 г. расторгнуть все финансовые контакты с МВФ и Всемирным банком и выплатить все долги. Эта антидолговая риторика более чем сомнительна, учитывая, что правительство взяло миллиардный кредит у китайского правительства - как раз такую сумму, какую прежнее венгерское правительство взяло в долг у Всемирного банка. Другими стратегическими партнерами являются, среди прочего. Саудовская Аравия и Иран (12). 

Культура 

Любое учреждение культуры, которое не находится под руководством финансового контроля или не является лояльным по отношению к правительству, должно закрыться, идет ли речь о науке, развлечениях или еще чем-нибудь, чем пользуется население. Спорный закон о СМИ, поставивший над всем ландшафтом венгерских СМИ мощную инстанцию (с 9-летним сроком пребывания в должности председателя), - пустая бумажка на фоне установленной монополией в сфере СМИ и кампаний чистки в общественном телевидении, кино, театральном деле, газетах, музеях и экспертных учреждениях. С общественного телевидения были уволены одним махом 550 человек. Все они имели либеральные или социалистические убеждения, и ни один - националистические или консервативно-проорбановские.  С тех пор общественные СМИ действительно являются "национальными": все, что не связано с националистической культурой, считается ненужным.

Демократическая журналистика исчезает 

Большинство Интернет-порталов и почти вся сфера печатных СМИ принуждаются поддерживать мнение правительства. Наказание за строптивость - денежные штрафы и лишение льгот. В качестве обоснования, говорится, что они давали "не взвешенную" информацию. Культурный центр "Тузрактер", в котором располагались многие художественные коллективы и инфоцентр "Морзе" (13), вынужден был закрыться, поскольку местные власти сочли, что нашли для здания лучшее применение. Сейчас оно пустует. Самый излюбленный городской бар под открытым небом "Зёлд пардон" закрылся осенью. Через год на этом месте будет заложен фундамент монумента в честь новой конституции. 

В январе 2011 г. вспыхнула паника в одной из переполненных дискотек, и 3 человека погибли. Будапештская мэрия, также находящаяся в руках правящей партии ФИДЕС, воспользовалась этой возможностью и заставила всех владельцев ночных и диско-клубов регистрировать всех посетителей и их личные данные. Утверждалось, что эти данные необходимы городским властям для контроля над скоплением людей в этих местах. Теперь власти знают даже, кто куда ходит, чтобы развлечься. 

Недоверие к молодежи служит также мотивом для изменения системы университетского образования. Учреждения, которые традиционно считались более критическими, подлежат радикальному сокращению и слияниям, зато поощряются технические науки. 

Цели правительства ясны: интеллигенция должна служить власть имущим и предпочтительно не задаваться диссидентскими мыслями. Власти стремятся к тому, чтобы университеты были доступны только богатым слоям, ликвидируя бесплатное образование. Возможности получать государственную стипендию все еще существуют, но они - в зависимости от обучения - привязаны к договору, который обязывает учащегося в течение 5 лет проработать на венгерское государство. Иначе сумму стипендии необходимо вернуть.

В остальной сфере образования значительная роль будет отведена церкви. Со времени прихода к власти правительства Орбана, под главенство церкви передано 56 школ, в которых ученики должны изучать теологию и учиться вести себя, как добрые христиане. Система образования станет инструментом формирования нового национального среднего класса. Возникает новое культурное рабство. 

Даниэль Важони 

Автор проживает в Будапеште и работает в левой библиотеке и инфоцентре "Морзе" (http://morzeinfoshop.blogspot.com/). Он изучал политические науки и занимался восточно-европейскими исследованиями в будапештском университете. 

Примечания:

1) Vázsonyi D. Válaszút elõtt a magyar és a közép-európai jobboldal // Társadalom és Politika. 2005. №3. old.164-172.
(2) Magyarország alaptörvénye, R) cikk, (3) pont
(3) Magyarország alaptörvénye, „NEMZETI HITVALLÁS”
(4) Magyarország alaptörvénye, XXXI. cikk, (1) pont
(5) www.kulugyminiszterium.hu/kum/hu/bal/Kulpolitikank/ensz_bt
(6) Имеются в виду, к примеру, требования о возврате налогов. Еще один пример – новая деталь конституции, которая задним числом объявляет все социалистические партии коллективно виновными в «преступлениях коммунизма».  Любой человек, когда-либо состоявший либо состоящий в какой-нибудь социалистической или коммунистической партии, может быть, таким образом, наказан, после вступления в силу новой конституции. Это касается 5 партия, начиная с  1918 (!) года, включая крупнейшую из сегодняшних оппозиционных партий – социал-демократическую ВСП.
(7) http://es.hu/kis_janos;alkotmanyozas_8211;_mi_vegre_iii;2011-04-06.html
(8) www.errc.org/cms/upload/file/attacks-list-in-hungary.pdf
(
9) www.nytimes.com/2009/04/27/world/europe/27hungary.html
(10) Magyarország alaptörvénye // Magyar Közlöny 2011. évi 43. Szám
(11) Под этим понимаются работы, о которых условливаются работодатели и работники и которые должны выполняться и во время забастовки. Новые законы фактически дают работодателям право вето в отношении забастовки, если те утверждают, что различные необходимые минимальные работы не выполняются.  
(12) Венгерский режим находится в отчаянном финансовом положении и меняет свои идеи в области налогообложения чуть ли не каждую неделю.
(13) http://lmv.hu/infoshop

Graswurzelrevolution. 2012. Nr. 365. Januar
www.graswurzel.net

Перевод КРАС-МАТ

Добавить комментарий

CAPTCHA
Нам нужно убедиться, что вы человек, а не робот-спаммер.

Авторские колонки

Пьер-Жозеф Прудон
Michael Shraibman

Я не согласен по очень многим вопросам с Александром Шубиным, но тут емко и по делу излагается им мысль Прудона: "В XIX веке уже было признано, что плохо, когда вами правит абсолютный монарх. Абсолютизм - это плохо. Это французы уже поняли. Эту утопию мудрого правителя они уже реализовали и...

1 неделя назад
Michael Shraibman

Год назад в мире поднялась новая волна протестов. Впрочем, в тот момент никто этого не осознавал. Когда «Желтые жилеты» во Франции подняли бунт против нового налога на топливо, никто и не думал, что это превратится в глобальный кризис. 2019 год изменил ситуацию. Социально-экономические...

2 недели назад

Свободные новости