«Мастера диалектики»: о сакральном языке власти

Продолжается обсуждение текстов четырех интервью о ситуации в московском анархо-сообществе.

Сергей Кутний: Как многие уже видели, в Москве объявился новый мастер диалектики.

И народ тут поднял вопрос – почему авторитарии испытывают такую нежную любовь к квазигегельянскому словоблудию.

Попытаюсь ответить. Но начать придется издалека.

Витгенштейн в поздний период творчества выдвинул тезис use is meaning – значение слова – это его употребление, оно определяется тем, каким образом слово включено в человеческую практику. Очень правильный материалистический тезис, ИМХО, который снимает целый ряд теоретических затруднений (впрочем, об этом как-нибудь отдельно).

Но это означает, что значение фразы не может быть определено, исходя из нее самой. Нужно проанализировать языковую ситуацию, и функцию фразы в ней, чтобы понять, что фраза значит. Вполне возможны языковые ситуации в которых дважды два будет значить сальную свечку.

Так вот, что касается “диалектики” и ее связи с авторитарными движениями, то мне кажется, что когда Паша Мидлкласс употребляект диалектическки звучащие словечки, то речь здесь не о гегелевских категориях вообще. Более того, с таким же успехом он мог бы использовать фразеологию Хайдеггера, например, или, чем черт не шутит, Лакана (да-да, у меня большое подозрение, что лаканианство – это тоже таки да). Молитвы на латинском языке тоже подошли бы.

Диалектика выступает здесь в роли сакрального языка. Предполагается, что сакральный язык обладает магическими возможностями – способен открывать высшие истины, недоступные обычному языку, или же предоставляет чудодейственный метод, позволяющий получать знание без опыта.

Но сакральный язык труден и темен. Обычный человек не способен им овладеть – это дело немногочисленных учителей. И представим себе группу лингвофетишистов – адептов сакрального языка. В группе есть человек, священным языком владеющий, в отличие от остальных. Какую роль он будет играть в группе? Очевидно, что роль Учителя – с большой буквы. Потому что он единственный, в представлении группы, обладает уникальным знанием.

Вот так сакральный язык естественным образом формирует иерархию. И здесь мы уже можем понять, что значат Пашины рассуждения о категориях. Они означают голую претензию на власть – и ничего больше (отдельно скажу, что если попытаться понять слова Паши обычным способом, то абракадабра становится очевидной: “проявление объективного противоречия между субъективным идеализмом и объективным материализмом” – это не смешно, а очень смешно). *

Кстати, поэтому авторитарии не любят формальную логику. Греческая логика предельно демократична. Она позволяет каждому и каждой судить об истинности любого утверждения. Низшим чинам же логика не полагается, потому что за них думает начальство. Она даже вредна, потому что позволяет обсуждать и критиковать приказы.

Такие дела. Поэтому требование ясного языка есть политическое требование. И поэтому затея тов. Якова об исправлении риторической культуры с целью достижения взаимопонимания среди левых мне кажется бесперспективной. Потому что та риторическая культура, которую предлагает Яков, слабо совместима с политичесой практикой наших авторитариев. Но их вожди совершенно не глупы и сразу почувствуют чуждость, так чтометодологическая диверсия не пройдет.

Комментарий: Яков Яковенко столкнулся с псевдодиалектическими высказываниями ряда киевских «леваков». Особенно от Якова доставалось известному оппортунисту Олегу Вернику, который использовал «диалектическую» фразеологию для создания софизмов. Сегодня объект разоблачений тов. Якова окончательно покинул ряды левых. http://livasprava.info/content/view/5265

*материализм по определению «объективен».

«Люди не признающие требования ясного языка, некого уровня риторической (аргументационной) культуры, есть фактические враги рабочего движения»

Яков Яковенко: Да и это политическое требование имеет претензию на универсальность. Выступление за ясный язык, за четкую артикуляцию подрывает претензию на универсальность тех, кто под “левым единством” (можно вставить любой скандальный слоган) понимают собственное доминирование, а под борьбой за это самое единство – мистификацию. Это есть путь создания квазирелигиозности (простите за проблемный термин, лучшего пока не нашел), требование же ясного языка – первый шаг к выработке универсальности рациональной и, действительно, демократичной.

Легко определить, какой из путей соотносится с интересами рабочего класса. Со всей ясностью нужно сформировать и распространить мысль о том, что люди не признающие требования ясного языка, некого уровня риторической (аргументационной) культуры, есть фактические враги рабочего движения. А что касается диалектики, то даже Ленин писал, что о ней не может быть и речи, пока не усвоены законы формальной логики…

Яков Яковенко – участник проекта «Вільна школа» («Свободная школа») при студенческом союзе Прямое Действие. http://direct-action.org.ua/ Сфера интересов – история и историческая мифология правых, активизм.

Сергей Кутний – активист самообразовательного проекта БесПартШкола (БПШ), член Автономного Союза Трудящихся. http://avtonomia.net/ Сфера интересов – философия, современная космология, политическая экономия, активизм.

Источник: http://anarchofeminism.noblogs.org/?p=603

Добавить комментарий

CAPTCHA
Нам нужно убедиться, что вы человек, а не робот-спаммер.

Авторские колонки

Антон Паннекук
Michael Shraibman

Это статья сторонника Коммунизма рабочих Советов Антона Паннекука. В ней он объясняет, почему только рабочие Советы (не партии и не профсоюзы) являются организацией, которая позволяет совершить переход к бесклассовому и безгосударственному обществу (коммунизму). Но так же интересна критика...

1 неделя назад
15
Michael Shraibman

Что такое социализм и почему он может быть только классовым, антиавторитарным (горизонтальным), самоуправленческим? Ответ на этот вопрос дает, например, цитата из бразильского антиавторитарного социалиста (и при этом, что любопытно, марксиста) Маурисио Трахтенберга. И здесь ответы на вопрос о том,...

1 неделя назад

Свободные новости