«Желтые жилеты», акт 11: Глаз за глаз?

Публикуем впечатления известного общественного активиста, сопредседателя профсоюза "Учитель", об одиннадцатом раунде противостояния французского государства и  движения Желтых Жилетов в субботу 26 января 2019 года. 

Во многих городах Франции 26 января вновь прошли массовые протесты, демонстрации и митинги движения "желтых жилетов", выступающего за бОльшую социальную справедливость. Власти называют число участников в 69 тысяч, но организаторы и независимые наблюдатели говорят о, как минимум, 300 тысячах.   Главной темой 11-го дня протестов стала глобальная финансовая система, и некоторые из протестующих целенаправленно атаковали банки и денежные автоматы. В некоторых местах произошли столкновения между левыми и правыми демонстрантами, как, например, во время нацистского нападения на бульваре Дидро в Париже.  

Полиция мобилизовала боле 80 тысяч сотрудников репрессивных органов, которые, как и во время предыдущих дней протеста, отличились жестокостью против протестующих. В Париже вспыхнули столкновения на площади Бастилии в ходе символического акта "Штурма Бастилии". Полиция не только использовала слезоточивый газ и водометы, но и открыла огонь из флэшболов. В результате снимавший акцию на видео Жером Р. был тяжело ранен и лишился глаза. Всего только в Париже цепные псы режима схватили 52 человека. 

Впервые "желтые жилеты" прибегли к тактике "ночных стояний". Они провели акцию "Жёлтая ночь" на столичной площади Республики, напомнив тем самым о движении"ночных стояний" в 2016 г., во время протестов против неолиберальной реформы трудового законодательства.    Крупные демонстрации прошли также в других городах, в частности, в Бордо, Лионе, Марселе, Руане и Тулузе. Протестующие нередко оборонялись от полицейских атак горящими баррикадами. В Каркассоне демонстранты собрались у тюрьмы, требуя освобождения арестованных участников движения. В Ле-Мане "желтые жилеты" штурмовали местный Дворец конгрессов, сорвав выступление мэра. В Эвре демонстранты вторглись в отделение полиции, рядом с которыми происходили столкновения, и полицейским лишь с большим трудом удалось их вытеснить. 

Репортаж Андрея Демидова

26 января во Франции прошла 11-ая акция «желтых жилетов». Полицейские сводки говорят о 69 тысячах протестующих (неделей раньше – 84 тыс). В Париже по ощущениям действительно было существенно меньше людей, чем в прошлую субботу, но это вполне логично. Если в прошлую субботу акция была согласована с властями, то в этот раз – нет.

Наш небольшой семейный исследовательский коллектив на этот раз разделился. Карин уехала на общенациональную Ассамблею в Комерси, где собрались несколько сот представителей от местных ассамблей, а я отправился на место сбора, избранное ассамблеей нашего округа. Небольшая колонна выдвинулась в сторону площади Республики в 10 утра. Впереди несли транспарант «Народные кварталы в гневе». Подразумевался тем самым территориальный низовой характер представительства. Возраст разный, но немало молодежи. Никакого полицейского сопровождения не видно, наша группа в 40 человек мирно движется по тротуарам или местами – по полосе, выделенной для автобусов. Прохожие и автомобилисты реагируют позитивно. По дороге прошли через крытый рынок, скандируя речевки (самая популярная – «Макрона в отставку, Кастанера (министра внутренних дел) в тюрьму!» и раздавая продавцам и покупателям листовки.

Пожилая женщина, идущая рядом со мной, возмущалась, что торговцы продолжают работать вместо того чтобы присоединиться к протестам. Чувствуется, что она глубоко погружена в атмосферу протеста и ей уже нелегко понять образ мыслей простых обывателей. Теперь я понимаю, что этот извилистый маршрут был специально выбран таким образом, чтобы показать людям в парижской глубинке (странное выражение, но точно отражающее специфику), что протест продолжается.

На площади Республики всех уже ждет полиция, но ничего не предпринимает. Люди сворачивают плакаты и идут в метро. Бурную радость вызывает машинист поезда, приветствующий демонстрантов долгим сигналом. В вагоне митинг продолжается. Люди то и дело начинают скандировать и ведут оживленные разговоры с пассажирами. Это нравится не всем. Бедно одетый пожилой мужчина рядом со мной встает и на ближайшей остановке переходит в другой вагон. Остальные настроены более дружелюбно, но однажды откуда-то издалека доносится: «Желтые жилеты, идите работать!». Реплика вызывает оживление и несколько громких возражений. На прощание машинист еще раз приветствует нас гудком. Выходим на площади Бастилии, которая предварительно была обозначена как точка сбора районных колонн. Здесь полиции уже побольше, но и демонстрантов – тоже. В 12 часов колонна практически без какого-то противодействия сил правопорядка (слышны громкие хлопки, но клубов газа не видно, возможно это петарды) двинулась по проспекту Вольтера в сторону площади Республики. По моим ощущениям – в колонне около 5 тысяч человек, что почти совпадает с оценкой полиции (4 тысячи). Движение транспорта стихийно блокировано, но восстанавливается сразу после прохода колонны. «Служба безопасности» ЖЖ, в прошлый раз вызвавшая так много полемики наличием в ее составе членов ультра-правых организаций на этот раз не так заметна, за то много «уличных медиков» - добровольцев, одетых в белые балахоны и халаты, экипированных противогазами и касками и умеющими оказывать первую помощь раненым. Видел, как один из них раздавал демонстрантам медицинские маски для защиты от газа. 

После возврата на пл. Республики я покинул колонну, но самое резонансное событие дня случилось в 17 часов на пл. Бастилии, где полиция пыталась разогнать протестующих. Один из манифестантов Жером Родригез, известный своими прямыми эфирами, который он снимает на каждой демонстрации, оказался мишенью полицейского, который выстрелил в него с 5 метров в голову в то время, как тот снимал приближающуюся полицейскую цепь. 

Жером был доставлен в больницу с травмой глаза, сведений о результатах длившейся 6 часов операции еще нет, но это далеко не первая потеря глаза в результате попадания пластиковой пулей. В этот же день четверо находящихся в увольнении военнослужащих были обстреляны полицейскими при попытке покинуть ресторан в Монпелье. Все четверо ранены, один – тяжело. 

Источник ранений – все те же flashball – пластиковые пули большого калибра, запрещенные к использованию во многих странах Европы. Французские правозащитники уже неоднократно просили правительство запретить использование этого оружия (так же как и гранат со слезоточивым газом, взрывающихся при ударе о мостовую и ранящих людей осколками), но понимания не нашли. Теперь к ним присоединился известный нейро-хирург, который считает последствия применения этого оружия ужасающими. Пресс-служба министра внутренних дел заявила, что инцидент в результате которого пострадал Жером Родригес станет предметом внутреннего расследования, но требования запрета пластиковых пуль и гранат вновь проигнорировала. 

В регионах акции протеста были зачастую более многочисленными чем в Париже. Это тенденция характерная для движения с момента его зарождения. Его основная база – жители провинции.  Не случайно, общефранцузская ассамблея ЖЖ собралась не в Париже, а в Комерси – небольшом городке в Лотарингии. Представители выбирались в предыдущую неделю на ассамблеях в регионах и районах Парижа. Об этом мероприятии напишет присутствовавшая там социолог Карин Клеман.

Очевидно, что последний месяц надежды властей на ослабление движения ЖЖ связаны не с новыми уступками (которых нет), а с запущенной 15 января процедурой Больших национальных дебатов. Дебаты, в которых по заверениям президента сможет принять участие каждый француз, должны выработать какие-то рекомендации, на основе которых президент и правительство выработают некий пакет мер, призванных разрешить ставшие причиной протеста проблемы.

Пока правда эти надежды реализовались лишь в малой степени. 25 января опубликованы результаты опроса, выполненного социологической службой BVA. Из него следует, что в настоящее время 64% французов продолжают поддерживать движение ЖЖ. Однако, на вопрос «считаете ли вы что ЖЖ нужно продолжать свои акции сейчас» ответили положительно лишь 53%, скорее всего, оставшиеся 11% считают необходимым дать властям паузу на время дебатов, но записать их сторонники президента очевидно нельзя. 

Действительно, рейтинг президента хотя и подрос – и составляет 31% одобрения (в момент наибольшего спада в декабре – 23%), но меньше числа тех, кто против ЖЖ (36%). При этом твердо поддерживает президента (оценили его работу как «очень хорошую» лишь 5 процентов, а вот число твердых противников, оценивающих его «очень плохо» - 37%. 

Что касается Больших дебатов, то лишь 22% опрошенных оценивают их «скорее позитивно», а еще 51% готовы посмотреть «что из этого выйдет». Что касается активистов ЖЖ, то новый раунд полицейского насилия и, особенно, ранение Родригеза, бывшего идеологом т.н. «пацифистской» (ненасильственной) тактики в движении, очевидно приведет к усилению радикалов, призывающих к «адекватному» ответу на действия полиции. Масла в огонь подлил твит, размещенный с аккаунта провластного движения «Красные шарфы», где на ранение Родригеса откликнулись в духе «получил чего хотел». 

На сегодня, воскресенье, назначена манифестация «красных шарфов» в поддержку Макрона и, учитывая контекст, вполне возможны столкновения между «красными» и «желтыми». Таким образом, раскол французского общества, который фиксируют социологи и журналисты, может выйти на новый уровень.

Акция Жёлтых Жилетов против полицейского насилия: на этих плакатах французские политики предстают в роли жертв произвола полиции. Снизу плакатов - информация о реальных жертвах и дата их ранений.

Добавить комментарий

CAPTCHA
Нам нужно убедиться, что вы человек, а не робот-спаммер. Внимание: перед тем, как проходить CAPTCHA, мы рекомендуем выйти из ваших учетных записей в Google, Facebook и прочих крупных компаниях. Так вы усложните построение вашего "сетевого профиля".

Авторские колонки

Владимир Платоненко

То, что драка за власть началась ещё при жизни Путина, на самом деле плохо. Пока российский народ ждёт смерти престарелого диктатора, у того может появиться сильный преемник, и тогда Россию ожидает ещё два десятка таких же лет, которые народ просто не переживёт. Он и так уже на последнем издыхании...

1 месяц назад
2
Антти Раутиайнен

В эмиграции нет главной задачи, так как главная задача – не оказаться в эмиграции. Многие питают иллюзии, что в эмиграции можно заниматься тем же сопротивлением, что и в России, но это верно только для каких-то довольно узких и специфических случаев, и только когда деятельность происходит...

1 месяц назад
7

Свободные новости