Андрей Демидов: «Желтые жилеты», акт 10 – движение по кругу?

Публикуем впечатления известного общественного активиста, сопредседателя профсоюза "Учитель", о десятом раунде противостояния французского государства и  движения Желтых Жилетов в субботу 19 января 2019 года.

В субботу, 19 января прошла очередная протестная акция желтых жилетов по всей Франции. Несмотря на то, что накануне в группах ЖЖ в интернете призывали собрать в Париже миллион протестующих, парижская демонстрация, по подсчетам МВД, собрала приблизительно столько же, сколько и в прошлую субботу – 8 тысяч. Общее количество протестующих в стране полиция оценила тоже как равное прошлым выходным – 84 тысячи. Желтые жилеты вновь оспаривают эти оценки и говорят, что протестующих было как минимум вдвое больше, что однако, не показывает какого-то значимого роста. Есть правда и отличия. Впервые, провинциальная акция смогла обойти по численности парижскую – в Тулузе по данным полиции в манифестации участвовали 10 тысяч человек.

В Париже шествие вторую неделю подряд было согласовано с властями. Маршрут протяженностью 15 километров начинался и заканчивался на площади у Дома Инвалидов. Некоторые увидели в этом символичность. Движение оказалось в замкнутом кругу. Несогласованные акции власти жестко разгоняют, а затем обвиняют в провоцировании насилия «желтых жилетов», а согласованные акции слишком уж напоминают демонстрации профсоюзов или политических партий, на которые власти, как всем очевидно, решили не реагировать. 

Дебаты для избранных

Собственно, так происходит и в этот раз. Большие национальные дебаты, которые с помпой открыл Макрон в Нормандии в прошедшую пятницу, президент очевидно пытается превратить в способ поднять рейтинг свой и своей партии «Республика на марше» (наспех сочиненное к выборам название теперь забавно рифмуется с всплеском уличной активности).  По крайней мере на пятничной встрече с мэрами Макрон много говорил, но не дал никаких принципиальных обещаний, несмотря на то, что требования «референдумов граждан» и возврата налога на богатых звучали даже здесь. 

В пятницу же в Безансоне 50 желтых жилетов фактически вынуждены были силой врываться на дебаты в мэрии с участием депутата парламента от правящей партии. Мэрия объяснила попытку недопуска жилетов на дебаты тем, что они якобы отказались от личного досмотра. На опубликованном видео видно, как человек лет пятидесяти в желтом жилете яростно кричит на притихшего депутата. Шансы на то, что эти люди придут к какому-то компромиссу очевидно равны нулю. Процедуры проведения дебатов непонятны и дают массу возможностей для манипуляций, но понятно, что все окончательные решения по их итогам президент зарезервировал за собой. 

Как результат, несмотря на то, что согласно опросу, проведенному по заказу популярного еженедельника Journal de Dimanche, популярность Макрона после начала дебатов выросла на 4%, его действия теперь одобряют 27% французов, две трети опрошенных в какой- то позитивный итог дебатов не верят. В социальных сетях их уже издевательски именуют «национальные бла-бла-бла». Не привело начало дебатов и к уменьшению уличной протестной активности. 

Демократия внутри движения

Сама способность удерживать в мобилизации такое большое число людей по всей стране свидетельствует о жизнеспособности движения, но способность к развитию еще предстоит доказать. Пока координация действий и определение лозунгов во многом происходит стихийно и это частую дезориентирует рядовых участников движения и подставляет движение под обвинения в авторитаризме. Например, непонятно, кто давал полномочия т.н. «службе безопасности ЖЖ» на последней парижской демонстрации. Да, эти люди по оценкам внешних наблюдателей зачастую вставали между полицией и протестующими с целью помещать столкновениям, но наличие среди них активистов крайне правых взглядов само по себе провоцировало стычки между ними и придерживающимися левых взглядов демонстрантами и дало новую пищу обвинениям ЖЖ в национализме. 

Способом сделать процесс выработки решений более демократичным и публичным должны стать Общие ассамблеи (или Ассамблеи граждан). Стихийно они организуются почти во всех городах, как правило, по инициативе левых и профсоюзных активистов, тех, что смогли заработать за два месяца авторитет участием в движении и на которых рядовые ЖЖ не распространяют свое негативное отношение к профсоюзам и партиям. Хотя есть опасность попыток навязать исключительно левую повестку или фокусироваться исключительно на присутствии в движении «фашистов» (ставлю кавычки не потому что настоящих фашистов там нет, выше я пишу, что есть и это проблема для всего движения, но потому, что есть соблазн наклеить этот ярлык на любые отклонения от левого или абстрактно гуманистического канона).

Есть проблема координации на национальном уровне (раз уж многие вопросы, которые ставит движение, находятся в компетенции центральных властей). В следующие выходные 26-27 января представители ассамблей всех регионов Франции должны собраться на общенациональную ассамблею в г. Коммерси в Лотарингии. Выбор места объясняется просто – это один из оплотов желтых жилетов. Типичный городок периферийной Франции, более всего пострадавшей от реформ последних десятилетий.

Партии и профсоюзы

Есть свидетельства, что претерпевает эволюцию и отношение рядовых ЖЖ к политическим партиям и профсоюзам, как организациям, имеющим определенный опыт и ресурсы.   Процесс сближения двусторонний. В Безансоне в пятницу региональное отделение профсоюза Солидарность выпустило коммюнике, где кроме всего прочего объясняет, почему оно не верит ни в какие «большие дебаты». В регионе назначенный из Парижа префект (кроме всего прочего, командующий полицией, к которую многие протестующие ненавидят), назначил генерального секретаря префектуры в качестве "координатора на уровне департаментов в ходе великих национальных прений". 

Вызывает раздражение и многословие «Великой дискуссии», в то время как экономические потребности работающего населения, а это основной контингент ЖЖ, по мнению профсоюза хорошо известны всем: достойная зарплата для всех, рост пенсий и социальных минимумы, налоговая справедливость за счет перераспределения бремени. Заканчивается коммюнике призывом к профсоюзным активистам и рядовым членам присоединяться к акциям ЖЖ.

В Париже по оценкам очевидцев, в колонне было более 1000 членов профсоюзов под профсоюзными флагами, что составляет рост в несколько раз по сравнению с предыдущей субботой. «В прошлый раз профсоюзная символика на моем красном жилете вызывала иногда неодобрительные взгляды, но в этот раз все было нормально» - рассказал один из профсоюзных активистов. Стоит подчеркнуть, что встречное движение со стороны профсоюзов идет именно снизу – рядовые члены профсоюзов говорят, что привычная форма забастовки перестала давать эффект. Люди стали жить хуже, не идут на длительные забастовки, боясь потерять деньги, а кратковременные акции не наносят настолько серьезного ущерба собственнику, чтобы заставить его идти на уступки. Нужна всеобщая забастовка, но всем понятно, что без активистов ЖЖ это невозможно. 

Подобные процессы происходят и в отношениях с политическими партиями, скорее, отдельными их представителями. В «Юманите» опубликован отчет о встрече 10 января в г. Лезу в Верхней Савойе 250 представителей «жёлтых жилетов», а также сочувствующих им и просто любопытных жителей с депутатом от этого округа, членом Французской компартии Андре Шассенем. 

Этот репортаж хорошо показывает мотивы обращения ЖЖ к депутату. Это не обычные в России просьбы помочь в починке дороги или назначении пособия. Люди, получившие первый опыт политической борьбы на улицах, мучительно размышляют о перспективах и наиболее эффективных методах борьбы.  «А сейчас что нам делать?», - спрашивает Женевьева, последняя из выступавших, озвучив вопрос, который задавал себе каждый из присутствовавших. Несколько человек потребовали отставки Эммануэля Макрона. Для них это - обязательное условие, к осуществлению которого они призвали и депутата. Часть собравшихся интересовалась вопросом об общегражданском референдуме, другие говорили о необходимости изменения Конституции. «У нас сложилось впечатление, что мы оказались в тупике. Я вижу только один выход - переход к Шестой Республике», - считает бывший работник завода «Michelin». «Нужно, чтобы оппозиция была активна. В первую очередь речь идёт о коммунах, где мэры делают, что хотят, не принимая во внимание других точек зрения. Такое положение дел обескураживает граждан, заставляя их чувствовать себя бесполезными и безмолвными», - дополняет его сосед.   В свою очередь и депутат выступил в своей партийной газете в том духе, что нужно не бояться «аполитичного» движения, но включать требования ЖЖ в свои программы. 

Сфера образования

В похожем подвешенном состоянии находятся и работники сферы образования. Профсоюзы учащихся и преподавателей проиграли в начале 2018 года борьбу с очередной реформой образования. Теперь они пытаются вписаться в новую протестную волну, созданную ЖЖ. В четверг по призыву двух ведущих профсоюзов учащихся, прошел митинг у министерства образования. На 24 января назначена всеобщая забастовка против реформы, которая как утверждают инициаторы акции, приведет к неравенству в доступе к высшему образованию для выпускников «сильных» и «слабых» школ и к дальнейшему оттоку хороших учителей из проблемных районов. Кроме того, планирующееся урезание общеобразовательных предметов, по мнению профсоюзов, еще более углубит неравенство, так как нехватку фундаментальных знаний придется восполнять уже на платной основе. На 31 января в кампусе Университета Париж-VIII назначена первая городская общая ассамблея студентов и лицеистов. 

Педагоги тоже пытаются найти второе дыхание и силы, чтобы продолжить борьбу за достойные условия труда и работы. Сетевое движение «красные ручки» (прямая аналогия с «желтыми жилетами»), в считанные недели набравшее более 65 тысяч сторонников, пытается выйти из онлайна в оффлайн. В одну из ближайших суббот, 2 февраля предполагается провести манифестации в Париже, Бордо, Тулузе, Ницце и ряде других городов. Не в пику «желтым жилетам», скорее в дополнение, так как манифестация назначена на 14.00 в то время как акции ЖЖ обычно стартуют в 11 утра, но отдельно, чтобы показать власти недовольство именно работников образования. 

Насилие не спасет

Если же подводить какие-то промежуточные итоги протестов, то самым важным результатом стало беспрецедентный уровень насилия, применяемый полицией в отношении в большинстве своем еще вчера вполне законопослушных граждан. В распространенном накануне последней субботы докладе правозащитники фиксируют общее количество раненых среди протестующих – порядка 2000, из них почти две сотни – серьезно. Есть и погибшие от полицейского оружия, оторванные руки и выбитые глаза… Борьба эта явно неравная. Несмотря на сообщения о почти тысяче пострадавших полицейских, настолько же тяжелых повреждений среди них нет. Это понятно, полицейские подразделения действуют в защитной экипировке и протестующие в отличие от них не применяют огнестрельное оружие.

На ситуацию замалчивания разгула полицейского насилия реагируют не только желтые жилеты, которые все чаще выходят на демонстрации с портретами своих покалеченных товарищей, но и правозащитники. Последние отмечают, что полицейские силы применяют оружие, запрещенное почти везде в Европе. Это т.н. «флешболы» - пластиковая пуля большого калибра, наносящая увечья при стрельбе с близкого расстояния и гранаты со слезоточивым газом, наносящие аналогичные травмы и неоднократно взрывающиеся в руках демонстрантов, которые пытаются их отбросить от себя. Однако, несмотря на обращения к властям, никаких шагов для отказа от использования этих боеприпасов не делается. 

Писатель и документалист Дэвид Дюфресн, который организовал в своем твиттере сбор данных о ранениях среди демонстрантов, в интервью Ле Монд утверждает: "политическое и медийное отрицание» такого насилия чрезвычайно опасно. Позиция министра внутренних дел, который заявил на телекамеры, что не знает ни одного случая, когда полицейский необоснованно применил силу», дает полицейским ощущение безнаказанности, а протестующих убеждает в том, что им не стоит ждать от государства защиты. 

«Каждую субботу люди уходят на демонстрацию, зная, что они могут потерять глаз или руку. Все сделано, чтобы отвратить их от прихода, они все равно приходят» - говорит режиссер и правозащитник, иллюстрируя свою мысль об абсурдности для властей надеяться заглушить движение насилием.  Он уверен, что психологическая травма, которую сейчас получает общество, настолько глубока, что потребуются поколения, чтобы ее преодолеть. 

Он сравнивает происходящие события с «парижской резней» 17 октября 1961 года, когда в результате разгона демонстраций против войны в Алжире полицейскими были убиты от 40 до 200 человек, Точное количество жертв не известно до сих пор, но известно, что убийства были санкционированы префектом полиции, которого покрывал министр внутренних дел. 

Хрестоматийным примером «жертвы кровавого (в данном случае без кавычек) режима» может служить история пожарного из Бордо, Оливье Безиаде, который вместе с супругой участвовал в демонстрации ЖЖ 12 января.   Как рассказала его жена, в какой-то момент толпа оказалась в панике из-за распыленного вокруг слезоточивого газа. Чтобы спастись от ядовитых паров, они решили отступить, когда из-за угла появился офицер полиции и выстрелил в пожарного. В итоге 30-летний мужчина, отец трех детей получил черепно-мозговую травму и впал в кому. Даже если подвергнуть сомнению рассказ его жены, очень трудно представить этого отца семейства в рядах «погромщиков», на счет которых власти списывают все издержки полицейского насилия. 

Вернемся к мысли не раз высказанной самими жилетами и сочувствующими им левыми интеллектуалами. Полицейское насилие не способно разрешить этот кризис, потому что на протест людей вытолкнула долго копившаяся безысходность – во многом результат налоговой и иной политики властей.  Как раз к последней субботе были опубликован очередной ежегодный доклад Oxfam, посвященный глобальному неравенству. Исследователи утверждают, что количество миллиардеров в мире удвоилось со времен кризиса 2008 года и что состояние 26 миллиардеров превышает средства, которые имеются у половины мирового населения. При этом доля мультимиллиардеров в налогах только уменьшается. 

Франция – не исключение. Согласно данным Ассоциации Attac, крупнейшие французские предприятия за семь лет (с 2010 по 2017 год) увеличили свои доходы на 10% и при этом на 6,4% уменьшили отчисляемые в бюджет налоги.  Это означает только одно – ни ораторское искусство Макрона, ни резиновые пули не смогут вернуть народ с улиц домой, пока не начнут решаться действительно важные для людей вопросы –снижение социального, имущественного и политического неравенства. Если же власти сохранят ставку на насилие как единственный метод – каждый новый раненый и покалеченный демонстрант может стать искрой, взрывающей бочку с порохом, с которой многие сравнивают современную Францию.

Комментарии

Нет ничего более разрушительного для будущего данного движения,  чем если оно перейдет под влияние профсоюзов и левых партий.  Движение продержалось так долго только потому, что в отличие от прешествующих социальных протестов во Френции, было самоорганизованным, опиралось на местыне инициативы и не подчинялось профсоюзным боссам и левым партиям, как все предшествующие социальные движения,  которые были сданы своим начальством и не переросли в социально-революционные. Профсоюзы и левые партии - самый опасный противник движения - его потенциальный контролер и тормоз.

Голосов пока нет

Nevermore

Как бы подсказать французам использовать монтажную пену против полиции?

 

Голосов пока нет

Добавить комментарий

CAPTCHA
Нам нужно убедиться, что вы человек, а не робот-спаммер.

Авторские колонки

Владимир Платоненко

Если в лихие 90-е от революции российские верхи спасла криминализация, то сейчас спасает эмиграция. Тогда большая часть тех, кто был способен на решительные действия, вместо борьбы с верхушкой занялась борьбой друг с другом за место в этой самой верхушке. Теперь такие люди просто уезжают. Причем,...

1 неделя назад
3
антифемицидный  мемориал в Аржентоне
NinaT

25 ноября - Международный день борьбы за ликвидацию насилия в отношении женщин. Эта дата была выбрана в память о сестрах Мирабаль, политических активистках, убитых в Доминиканской Республике 25 ноября 1960 года, в период власти диктатора Трухильо.  В России никто не ведёт официальную...

2 недели назад

Свободные новости