Дело 12-ти. День восьмой. Допрос Дейниченко

11 июля Мосгорсуде в 11:44 возобновляются слушания по «Болотному делу». На момент начала заседания в зале отсутствует Мария Баронова (находится под подпиской о невыезде). Кроме того, нет адвокатов Пашкова и Емельянова, которые представляют интересы Степана Зимина. В связи с этим сегодня его будет защищать Сидоркина. Степан не возражает.

Со словами «ищем Баронову» судья Никишина объявляет 10-минутный перерыв.

В 11:54 заседание продолжается с уже прибывшей Марией Бароновой.

Володя Акименков пытается сделать заявление: «Ваша честь … ». Однако его слов не слышно, потому как Никишина делает попытку его прервать. Акименков продолжает. Но судья берёт верх в этом «раунде», настаивая: «Присядьте, я делаю Вам замечание за пререкательство с председательствующим». Володя: «Я имею право на заявление». «Присядьте, Акименков», — отрезает судья.

Начинается, а вернее, продолжается допрос всё того же первого свидетеля обвинения Дейниченко.

Макаров: (адвокат Сергея Кривова) интересуется, было ли известно, что сквер имени Репина входит в границы Болотной площади? Дейниченко даёт положительный ответ, но при этом добавляет, что сквер использовался для размещения резерва, а также средств связи.

Макаров: Кто и за что наградил Вас медалью «За заслуги» III степени?

«Вопрос снимается в такой формулировке».

Макаров не теряется: «Вы были награждены по итогам событий 6 мая кем-либо и чем-либо?

Свидетель: По итогам событий – нет.

Дейниченко настаивает на том, что сквер имени Репина не подразумевался и не обсуждался как место проведения митинга, потому как дополнительная площадка не была нужна (в связи с чем и не обсуждалась). «Никто ничего от организаторов не закрывал», — заявляет свидетель. Макаров уточняет, был ли разрешён митинг именно на Болотной площади? Или, быть может, звучала формулировка «часть Болотной площади отведена под митинг»? На что Дейниченко отвечает «таких слов не было, не помню».

Свидетель неоднократно повторяет, что 2500-3000 демонстрантов «спокойно, безмятежно» прошли в зону проведения митинга, а остальным пяти тысячам, по непонятной ему причине, стало почему-то тесно. Он утверждает, что блокирование демонстрантов не производилось: «Блокировали участников массовых беспорядков». Однако остаётся неясным, по каким критериям разграничивали эти две «категории» граждан. Дейниченко не смог перечислить, какие именно службы находились в тот день на Болотной площади. Но он заявляет, что «разрешённого огнестрельного оружия на массовом мероприятии нет».

Макаров: Сидящие могли пойти штурмом на Кремль?

Свидетель: Сидящие могли пойти куда угодно.

Адвокат спрашивает, были ли в сговоре демонстранты с группой провокаторов в чёрных масках? Дейниченко отвечает, что демонстранты помогали данным лицам избежать задержания. Тогда защитник любопытствует, каким образом граждане в чёрных масках могли пронести через рамки металлоискателей газовые баллончики без попустительства сотрудников полиции в ходе проверки? На это свидетель заявляет, что данных о виновности сотрудников в пропуске кого-то с названными предметами – нет.

В любом случае, остаётся загадкой, как на территории проведения согласованной акции могли оказаться запрещённые к проносу предметы.

Макаров: Почему Вы заранее ожидали противоправных действий со стороны митингующих?

Ответа ждать не нужно, потому что вопрос – снимается.

Слово берёт Бадамшин (защитник Марии Бароновой). Он просит огласить 3 группы документов. Первая касается разъяснений границ Болотной площади. Вторая – размещения графической и текстовой информации на сайте ГУВД Москвы. И третья – показания свидетеля, данные им ранее (протокол допроса). Последнее ходатайство мотивируется тем, что свидетель давал противоречивые показания в ходе слушаний.

По поводу оглашения третьей группы документов обвинение не возражает. Да, да, не возражает, но это, видимо, просто для разнообразия. Так что не нужно обольщаться. По поводу остальных документов — против. «Выслушав мнения сторон, суд постановил» оглашение протокола допроса удовлетворить частично, а также зачитать документ о месте проведения мероприятия, схему границ Болотной площади. По иным документам суд отказывает».

Бадамшин зачитывает протокол допроса и схему, после чего повторно просит суд огласить распорядительный акт (письмо-согласование). На этот раз Никишина решает ходатайство удовлетворить.

Из вышеуказанных документов следует, что «сквер имени Репина входит в состав Болотной площади». Были согласованы с 16:00 демонстрация по улице Большая Якиманка и митинг до 19:30 на Болотной площади.

Бадамшин: Видите ли Вы изъятия какой-либо части территории?

Свидетель отвечает отрицательно и признаёт, что реальная схема проведения мероприятия отличалась от предоставленной на сайте ГУВД.

Вадим Клювгант указывает свидетелю на противоречия в его показаниях. Так, в протоколе допроса ничего не сказано об известных ему призывах к массовым беспорядкам. В то время как в ходе судебного заседания Дейниченко заявлял об этих призывах, выраженных в словах «пропускай», «прорывай». Свидетель говорит, что лишь отвечал на вопросы следователя. Адвокат интересуется, разве не было свободной формы изложения? Дейниченко «объясняет», что справка – это сжатая форма информации, потому она маленькая, там указывается о недопущении чрезвычайных происшествий. Защитник всё же пытается выяснить, почему свидетель не включил эту информацию в показания:

- Сведения о призывах следования на Большой Каменный Мост отсутствуют в Ваших показаниях, потому что были Вам неизвестны на момент дачи показаний или Вы считали их  неважными, или почему?

Дейниченко упорно продолжает говорить о справке, её формах и вопросах следователя.

Клювгант: Сейчас Вы считаете эти сведения существенными?

Свидетель: Да.

Клювгант: А на тот момент, когда давали показания?

Свидетель: Не обратил внимания.

В ходе допроса Дейниченко упомянул, что 6 мая 2012 года на Болотной площади у него состоялся разговор с одним из организаторов мероприятия Петром Царьковым. Последний, якобы, говорил о палатках (в частности том, что их использование не предполагается) и просил досматривать на предмет их наличия.

Чанидзе: Имелось в виду, что Царьков ни при чём или все остальные тоже, как Вы поняли?

Свидетель: Так понимаю, относилось к нему.

Макаров старается выяснить, где и в какое время Дейниченко и Царьков общались. Свидетель отвечает, что точно не помнит, в районе 16:00 в момент монтажа сцены. Слышно, как Царьков (находящийся в зале заседания) говорит, что вообще не общался с Дейниченко. Макаров интересуется, в связи с чем свидетель ранее не упоминал об общении с организатором мероприятия, но вопрос снимается. Адвокат предлагает узнать об этом у самого Царькова, но судья не видит для этого оснований, так как проводится допрос свидетеля. Макаров хочет понять, какую цель преследует Дейниченко: вбить клин между организаторами?

Царьков не выдерживает: «Этот человек – лжец! Он будет сидеть! Он вообще не разговаривал с организаторами!»

Никишина требует удалить «нарушителя порядка» из зала судебного заседания.

Кривов: Вы видели, как задерживали Навального?

Свидетель: Есть справка рабочей группы.

Кривов: В показаниях Вы не упоминаете о справке. И я говорю о Ваших показаниях. Вы это видели?

Судья: Вопрос снимается, ответ дан.

Свидетель, нужно отдать ему должное, просто мастер давать ответы, не давая при этом ответов.

Кривов спрашивает, как Дейниченко мог быть свидетелем разных событий, происходящих в одно и то же время на большом расстоянии друг от друга? И каким образом число потерпевших сотрудников правопорядка выросло (по документам) с 28 до 77 человек?

Дейниченко ничего не отвечает. Потому что оба вопроса снимаются.

Кривов: На каком основании крики «Пропускай!» вы считаете относящимися к проходу на Большой Каменный Мост, а не к скверу?

«Вопрос снимается как содержащий искажённую информацию показаний свидетеля».

Кривов: Видели ли Вы применение физической силы?

Вопрос снимается.

Кривов: Я могу сделать заявление?

Судья: Нет, не можете.

Встаёт Володя Акименков: Я был свидетелем того, как …

Судья говорит, что он не может давать комментарии, а лишь задать вопрос, если такой есть.

Акименков: Вы мешаете мне задать вопросы.

Судья: Акименков, присядьте, я делаю Вам замечание.

Никишина явно раздражена. Она заявляет, что «защита перешла все границы» в допросе свидетеля. В связи с этим судья объявляет перерыв.

Следующее заседание — 16 июля в 11:30.

Источник

Заявление заявителей акции 6 мая 2012 года относительно показаний Дейниченко: http://6may.org/zayavlenie-zayavitelej-akcii-6-maya-2012-goda-otnositelno-pokazanij-dejnichenko/

Дейниченко написал заявление на Царькова: http://lenta.ru/news/2013/07/12/tsarkov/

15 июля — вторые публичные слушания по «Делу 12-ти» и «Делу Косенко»: http://6may.org/priglashaem-pressu-15-iyulya-vtorye-publichnye-slushaniya-po-delu-12-ti-i-delu-kosenko/

Добавить комментарий

CAPTCHA
Нам нужно убедиться, что вы человек, а не робот-спаммер. Внимание: перед тем, как проходить CAPTCHA, мы рекомендуем выйти из ваших учетных записей в Google, Facebook и прочих крупных компаниях. Так вы усложните построение вашего "сетевого профиля".

Авторские колонки

Владимир Платоненко

Кропоткин писал, что великие революционные подъёмы, порождающие великие революции, случаются в среднем раз в сто двадцать пять лет. Таких великих подъёмов и мировых революций он насчитал четыре: Гуситские войны, Реформация, Английская буржуазная и Великая Французская. И предсказал пятую, которой...

1 месяц назад
2
Владимир Платоненко

То, что драка за власть началась ещё при жизни Путина, на самом деле плохо. Пока российский народ ждёт смерти престарелого диктатора, у того может появиться сильный преемник, и тогда Россию ожидает ещё два десятка таких же лет, которые народ просто не переживёт. Он и так уже на последнем издыхании...

1 месяц назад
2

Свободные новости