Дни единых действий "Экстремизма нет: оправдать Андрея Кутузова" 3-6 февраля

Произвол со стороны властных органов, центра «Э», ФСБ увеличивается с каждым годом. В самом разгаре судебный процесс над тюменским преподавателем и участником «Автономного Действия» Андреем Кутузовым, которого обвиняют в изготовлении и распространении «экстремистской» листовки, разжигающей ненависть к социальной группе «милиция». Фактически же это преследование за критику государства и капитализма.  Сегодня судят его, завтра могут начать преследование любого из нас!  Мы призываем к дням единых действий по всей стране в защиту гражданских активистов, преследуемых по "экстремистским" статьям! Эти дни пройдут 3-6 февраля 2011 года. Принятие в 2002 году закона “О противодействии экстремистской деятельности” и введение поправок в Уголовный кодекс позволило ввести наказание за «публичные призывы к осуществлению экстремистской деятельности».

Понятию “экстремизм” дается максимально расплывчатое толкование, так что им могут оказаться и террористические акты, и убийства на почве ненависти, и любая критика действий властных органов. Ярким примером абсурдного применения понятия «экстремизм» является признание лозунга «Свободу не дают — свободу берут», который был использован новороссийскими правозащитниками на пикете, экстремистским.

Благодаря такой неопределенности в законе в последнее время “экстремистские” статьи Уголовного кодекса (280, 282) всё чаще используются для наказания за “разжигание ненависти” или “призывы к насилию” по отношению к разнообразным государственным структурам: милиции, ФСБ, исполнительной власти и т.д. Самими яркими делами на сегодня по «экстремистским» статьям являются процессы тюменского преподавателя и анархиста Андрея Кутузова и активисток из Улан-Удэ Надежды Низовкиной и Татьяны Стецуры.

Андрея Кутузова судят по статье 280 за разжигание ненависти к социальной группе «милиция»: он якобы раздавал такую листовку на митинге против центров «Э» и антиэкстремистского законодательства, при том, что листовка, судя по всему, вообще сфальсифицирована. Активисток из Улан-Удэ осудили по по статье 282 «Возбуждение ненависти либо вражды, а равно унижение человеческого достоинства». В 2008 и 2009 годах они распространяли на центральных улицах Улан-Удэ листовки, текст которых содержал отрицательные оценки и характеристики действий российских военных, сотрудников милиции и спецслужб.

Чаще всего в подобных случаях люди осуждаются за действия, якобы направленные на возбуждение ненависти по признакам принадлежности к какой-либо социальной группе. При этом важно помнить, что социальная группа – гораздо более расплывчатое понятие, чем группа религиозная или национальная (из тех же статей УК). Специалисты-социологи не едины во мнении о том, что является социальной группой, а что нет. Этой неопределённостью пользуются российские “антиэкстремистские” ведомства, которые объявляют “разжиганием социальной розни” любой протест против действий властей. Доходит до того, что социальной группой объявляется «власть» как таковая (журналист Ирек Муртазин за тексты, которые публиковал в блоге, издаваемой им газете и книге о главе Татарстана, был приговорен к 1 году и 9 месяцам лишения свободы), что уже полностью блокирует любую возможность критики.

Итак, российскими правоохранительными органами понятие "социальная группа" используется для оправдания репрессий против гражданских активистов и представителей оппозиционных движений. Зато когда подобные высказывания допускают представители руководства РФ (например, призывы вице-губернатора Вологодской области "намотать оппозицию на гусеницы"), то никаким “экстремизмом” это не считают. Это означает, что защищёнными законом социальными группами у нас считаются только государственные органы. Как и положено в классовом государстве, законы об экстремизме служат для защиты властных структур от недовольства и критики общества, а центры «Э» выполняют функции политической полиции.

Мы требуем снять со всех государственных структур и организаций особо защищаемые статусы и прекратить считать их социальной группой.  Мы требуем также исключить из 282 статьи УК РФ и из ФЗ-114 “О противодействии экстремистской деятельности” понятие “социальная группа” как расплывчатое и слишком зависящее от субъективных склонностей того или иного эксперта. Естественным следствием этих исправлений в законодательстве должно стать полное прекращение дел Низовкиной, Стецуры и Кутузова по реабилитирующим основаниям.

Однако, нельзя не понимать, что указанные статьи — только удобные инструменты для политического преследования. Для усмирения негодных "экстремистов" используют и другие методы: им подбрасывают наркотики, оружие, приговаривают к принудительному содержанию в психиатрических лечебницах. Таким образом, конечной целью нашей борьбы должно стать прекращение политических преследований в любой форме и любыми методами.

Нет преследованиям за мыслепреступления! Да — свободе совести и слова!

Присоединяйтесь к дням единых действий 3-6 февраля. Устраивайте в своих города митинги, пикеты, другие мероприятия. Боритесь за вашу и нашу свободу!

Подробности о деле Андрея Кутузова

Подробности о деле Низовкиной и Стецуры

Редколлегия avtonom.org

"Движение против насилия"

АД-Тюмень

АД-Нижний Новгород

АД-Калуга

Добавить комментарий

CAPTCHA
Нам нужно убедиться, что вы человек, а не робот-спаммер.

Авторские колонки

Michael Shraibman

На уровне большой политики не было иного выбора, чем между Сталиным и... ну, скажем, Троцким, поэтому надо выбирать кого-то из них. Так говорят нам слуги бюрократических репрессивных систем. Так говорят те, кто защищают наиболее жуткие силы в истории. Но ведь даже в такие дни выбор был на...

2 дня назад
Николай Дедок

Политика идентичности — набор политических практик современных западных левых и анархистов. Согласно ей, борьба с угнетением это, в первую очередь, не борьба с политическим и экономическим неравенством а борьба против «привилегированного большинства» и за права меньшинств: геев,...

6 дней назад
2

Свободные новости