Павел Сыромолотов на свободе

27 сентября 2012 после 620 дней заключения из могилевской колонии был освобожден Павел Сыромолотов. Около 18 часов он уже был в Бобруйске, где его встретили родные. Павел был арестован 17 января 2011 по делу о нападении на здание КГБ в Бобруйске 16 октября 2010 в знак солидарности с арестованными в сентябре 2010 анархистами. В последствии его приговорили к семи годам лишения свободы по ст. 218.3 (умышленное уничтожение собственности в особо крупном размере). Под давлении администрации колонии в июне этого года написал прошение о помиловании на имя президента.

Больше по делу и хронику судов смотрите по тэгу “нападение на КГБ Бобруйска”

Партрэт на фоне кратаў

Мы поздравляем Павла и его семью со столь замечательным событием. Мы надеемся, что после освобождения Павел останется приверженцем тех идей, сподвигнувших его на акцию солидарности, за которую он попал в тюрьму.

В тюрьмах среди заключенных, которых ЕС и США признали политическими заключенными, остались только те, кто категорически выступают против подписания прошения о помилонии. Среди них пятеро человек, которых непосредственно поддерживает Анархический Черный Крест – Игорь Олиневич, Артем Прокопенко, Николай Дедок, Александр Францкевич и Евгений Васькович.

Журналист “Радио Свобода” взял интервью у Павла, после его освобождения (на белорусском):

— Па-першае, віншуем Вас з вызваленьнем. Распавядзіце, калі ласка, як гэта адбылося.
— 25 верасьня нас зь Сяргеем Каваленкам выклікаў у свой кабінэт «атраднік» (начальнік атраду). Сказаў, сёньня, 25-га, вы паедзеце дадому, зьбірайцеся. Нас завялі ў рэжымны аддзел, абшукалі, сказалі, што ў хуткім часе прыйдзе арыгінал дакумэнту. Але арыгінал паперы ўсё не прыходзіў, і мы ўвесь гэты час чакалі, калі нас адпусьцяць. Каваленку адправілі раней. А мяне 27 верасьня прыкладна а 13-й гадзіне вывелі з зоны, давезьлі да чыгуначнага вакзалу, пачакалі, калі прыйдзе мой цягнік, купілі мне квіток і адправілі. І вось я дома…
— Вы пісалі прашэньне? Калі гэта было?
— Прашэньне пісаў мой адвакат. Гэта было роўна 3 месяцы таму, 25 чэрвеня. 30 чэрвеня папера ўжо пайшла. Відаць, яны вельмі чакалі гэтага прашэньня. І толькі праз 3 месяцы мяне вызвалілі.
— Як з вамі там абыходзіліся? Як наагул вы там пачувалі сябе?
— Цяжка адназначна адказаць… Калі была найменшая магчымасьць да чагосьці дачапіцца, мне адразу прыпісвалі парушэньні. Калі я пісаў нейкія заявы, стараліся цягнуць альбо наагул гэтыя мае заявы губляліся… Карацей, усё ў такім стылі. Я быў «злосным парушальнікам» рэжыму. На мяне «павесілі» 5 парушэньняў рэжыму перад тым, як я напісаў прашэньне.
— Вас прымушалі пісаць прашэньне?
— Яны мне прапаноўвалі пісаць. Але да гэтага я сам вырашыў напісаць прашэньне.
— Я толькі што размаўляла з матулямі Яўгена Васьковіча і Арцёма Пракапенкі. Яны Вас таксама віншуюць, вельмі рады за Вас. Адзінае, сказалі, што Вашы сябры ўсе размовы аб прашэньнях спыняюць, кажуць, што ня будуць пісаць…
— Зразумела…
— Ці даходзілі да Вас лісты ад сяброў, ад іншых вязьняў?
— Ад вязьняў яны ня могуць даходзіць, іх проста не прапусьцяць. Але часьцяком многія лісты не даходзілі.
— Ці даходзілі да вас весткі з волі, ці ведалі вы пра падтрымку, ці адчувалі, што грамадзкасьць, праваабаронцы за вас змагаюцца?
— Тое-сёе даходзіла, але ня ў поўнай меры. Газэты даходзілі не заўсёды. Калі я тэлефанаваў родным, яны мне распавядалі, што адбываецца.
— Не шкадуеце за такую суровую школу жыцьця?
— Не, не шкадую, нават крыху рады, што прайшоў.
— Што самае цяжкае было ў зьняволеньні?
— Самае цяжкае, напэўна, было расстаньне з роднымі. Разлука.
— Ну а што зараз будзеце рабіць? Першыя крокі на волі?
— Мне пакуль цяжка адказаць…

Источник: http://abc-belarus.org/?p=2550

см. также http://avtonom.org/freebelarus

 

Добавить комментарий

CAPTCHA
Нам нужно убедиться, что вы человек, а не робот-спаммер. Внимание: перед тем, как проходить CAPTCHA, мы рекомендуем выйти из ваших учетных записей в Google, Facebook и прочих крупных компаниях. Так вы усложните построение вашего "сетевого профиля".

Авторские колонки

Владимир Платоненко

То, что драка за власть началась ещё при жизни Путина, на самом деле плохо. Пока российский народ ждёт смерти престарелого диктатора, у того может появиться сильный преемник, и тогда Россию ожидает ещё два десятка таких же лет, которые народ просто не переживёт. Он и так уже на последнем издыхании...

4 недели назад
2
Антти Раутиайнен

В эмиграции нет главной задачи, так как главная задача – не оказаться в эмиграции. Многие питают иллюзии, что в эмиграции можно заниматься тем же сопротивлением, что и в России, но это верно только для каких-то довольно узких и специфических случаев, и только когда деятельность происходит...

1 месяц назад
7

Свободные новости