«В этом году нам исполняется десять лет»: интервью с АЧК-Беларусь

Чем занимается АЧК-Беларусь?

Многие знают, что АЧК занимается юридической и финансовой поддержкой репрессируемых активистов и активисток. Расскажите подробнее о своей деятельности. 

Сразу отметим, что профессиональной юридической поддержкой мы не занимаемся. Конечно, мы дадим совет, если у нас спросят, как написать жалобу или на какие вопросы можно не отвечать на допросе. Мы будем основываться на опыте других известных нам дел и информации, которую черпаем из разных кодексов, иногда сами берем консультацию у правозащитников. Но судьи, прокуроры и адвокаты общаются на своем языке, и мы никогда не напишем такую хорошую жалобу, какую мог бы написать адвокат.

Чаще даем советы по этической части поведения. Например, как себя вести, если ты попал в переделку вместе с другими, как быть, если давят на родственников или через универ. Это не столько правовые вопросы, сколько волевые решения, которые приходится принимать каждому активисту.

Сбор денег на поддержку активистов требует довольно много усилий. Это сложно в наших условиях и приходится постоянно придумывать креативные способы.

Стараемся больше внимания уделять подготовке к репрессиям и их предотвращению, распространению культуры безопасности. Выпускаем практические брошюры, даем индивидуальные консультации, иногда проводим тренинги по безопасности. Мы стремимся стать таким источником информации и советов, к которому прислушиваются и на который можно положиться. Превентивная работа позволяет сэкономить много сил и ресурсов, которые тратятся, когда заводятся уголовные дела.

Также, поскольку АЧК — один из старейших анархических коллективов в Беларуси, мы можем служить передатчиком опыта от старших поколений к более молодым активистам, которые могут и не знать, что такое  и чему они научили.

Мы следим за событиями в мире и поддерживаем товарищеские связи с группами АЧК из других регионов. Распространяем информацию о заключенных в других странах, переводим о них информацию. Эта работа дает представление об уровне репрессий в мировом масштабе, взращивает солидарность между анархистами, а также освещает новые тактики репрессий — со временем они могут перекочевать и к нам. Аналогично мы сообщаем товарищам за рубежом о репрессиях в Беларуси, призываем к солидарности.

 АЧК-Беларусь существует уже около десяти лет, скажите, чем ваша деятельность сегодня отличается от того что вы делали в первые годы?

Да, в этом году нам исполняется десять лет, потому что первое решение создать ячейку в Беларуси было принято в 2009 году.

Первое время деятельность была не структурирована — отдельные люди просто «на всякий случай» собирали деньги в фонд АЧК и больше ничего не делали. До 2010 года репрессий почти не было: порой было давление на активистов ФНБ, единичные случаи посадки на сутки, иногда переписывание данных посетителей образовательного проекта «Беспартшкола».

После 2010 года сформировался коллектив, который решил заниматься вопросами репрессий более глубоко. На тот момент почти все силы были брошены на поддержку людей, угодивших за решетку по «».  Сейчас репрессии трансформировались: появилось больше суток, штрафов, превентивных задержаний, слежки в реальном времени и онлайн, каждодневного давления, уголовных дел за бытовые конфликты или распространение порнографии. Приходится искать новые способы реагировать на них, больше времени уделять вопросам активистской безопасности, нежели прямому сбору средств.

— Можете как-то оценить проделанную вами работу, скольким людям вы помогли, насколько успешна деятельность по распространению культуры безопасности?

Мы не ведем учет тех, кого поддерживали — стараемся не сохранять нигде информацию, которая может как-то навредить тем, кто к нам обращается. Да и наше участие бывает разным: от одноразового сообщения, до поддержки во время нескольких лет в заключении.   Но вообще счет тех, кому мы оказали финансовую помощь, переваливает за сотню, еще больше тех, кому помогли советом или другими способами.  По поводу культуры безопасности тоже сложно сказать — она формируется не только благодаря АЧК, но благодаря деятельности разных коллективов. При этом, наши брошюры по поведению в лапах мусоров и по поиску агентов в движении угодили в список экстремистских материалов. Наверное, это значит, что они достаточно полезны.

Как и кто может получить поддержку

— Как попавшие под давление «органов» активисты и активистки могут получить вашу помощь?

АЧК-БеларусьЧтобы получить поддержку, нужно просто написать свою просьбу нам на почту . Помните, что когда вас схватят, у вас не будет возможности куда-то писать, поэтому, нужно позаботиться заранее о наличии человека, который свяжется с нами.  Также желательно поговорить с родными, чтобы они принимали помощь от движения. Потому что иногда бывает так, что они просто не идут на контакт, перекрывают любые способы поддержки, и активист не получает информации о поддержке товарищей.  Нужно понимать, что мы не всегда способны разыскать подвергающихся давлению активистов. Если у нас есть общие контакты, мы можем передать предложение о помощи, но чаще всего делаем упор на помощь тем, кто обратился к нам сам или через группу поддержки.

— Активистов каких взглядов вы поддерживаете?

АЧК-Беларусь оказывает поддержку антиавторитарным активистам, придерживающихся идей анархизма и антифашизма, которые пострадали от государственных репрессий из-за своей политической деятельности или позиции. Мы также поддерживаем симпатизантов анархических и антифашистских идей, которые пострадали из-за участия в анархистских акциях.

В самом начале деятельности, когда антифашизм был политический, то есть быть антифашистом почти всегда означало придерживаться антиавторитарных взглядов, мы не делали разграничения между поддержкой анархистов и поддержкой антифашистов. Со временем движения разошлись, взаимообмен взглядами прекратился, антифашизм скатился в околофутбол, и данная идентичность вытеснила антиавторитарный аспект. Стало сложнее принимать решения о поддержке. Например, в «» мы решили поддерживать одного человека, и то только потому, что он хорошо держался на допросах на фоне остальных, к которым были вопросы еще и по политическим взглядам.

Мы также поддерживали  в 2016 году, хотя на тот момент мы не были уверены в антиавторитарности его взглядов. Важную роль сыграло то, что он участвовал в анархическом мероприятии и был по беспределу осужден за «насилие» против гаишника. В эту же категорию входит  , он не является анархистом, однако проявил солидарность с ними, за что и был наказан.

Дмитрий ПолиенкоКаждый запрос мы оцениваем индивидуально, обсуждаем, какая есть информация о деле, о человеке. 99% наших решений положительные, потому что в целом анархисты — хорошие люди.

При этом на данный момент у нас есть два четких условия. : сливания других людей и информации о движении. Некоторые халатно относятся к правилам безопасности, вредят движению, но движение как будто должно за них потом оплачивать издержки репрессий. Исключение составляют неопытные или впервые попавшиеся активисты, которые могли поступить плохо по незнанию. Также мы не поддерживаем людей, смешивающих идеи . При этом у нас нет никакой «клановой войны»: неподдержка одного человека из какого-то коллектива не означает, что мы откажем в поддержке всем участникам этого коллектива.

Группы АЧК в других странах часто занимаются поддержкой «социальных заключенных» — так называют всех не политических заключенных, поскольку считается, что люди попадают за решетку по причине социальной неустроенности. У нас на это нет ни времени, ни ресурсов, однако это не значит, что нам эта тема неинтересна.

Напоследок подчеркнем, что менты порой давят опосредованно — через военкомат, универ, работу, соседей, находят какие-то зацепки в вашей личной жизни. Но давление это начинается потому, что ваши взгляды или деятельность неугодны. Поэтому смело пишите нам, даже если кажется, что ситуация не связана напрямую с политикой.

— К кому помимо АЧК можно обращаться в случае преследований?

Можно попытать счастья в правозащитных организациях вроде «», «». У них есть общественные приемные в разных регионах. Там могут дать профессиональную юридическую консультацию по темам, связанным с правами человека, а многие аспекты деятельности анархистов к ним относятся. Юридические консультации антиавторитарным активистам дает бесплатно инициатива «». Они также могут направить вас либо к нам, либо в правозащитную организацию.

За финансовой помощью можно обращаться в .

О текущей динамике репрессий

— Вы уже упоминали, что в последние годы репрессии меняются, расскажите как и почему это происходит?

На наш взгляд, изменение тактики связано с показной «либерализацией» и улучшением отношений с Европой. Режиму не выгодно иметь политических заключенных, не выгодно сажать людей на сутки и т.д. Поэтому они выбирают более «мягкие» виды наказания: штрафы, задержания без суток. Уголовные дела за типично политическую деятельность сменились на поиск компромата на активистов — из них делают распространителей порнографии, каких-то хулиганов, то есть аморальных личностей.

Ну разве будет кто-то в Европе поддерживать таких людей? При этом в каком-нибудь Азербайджане активистам постоянно подкидывают наркотики, и никто не сомневается, что это политические дела. У нас же правозащитники не всегда гибко реагируют на эту новую тактику и отказывают в поддержке.

Другая успешная тактика, которая сейчас развивается — это привлечение по экстремистским статьям и ужесточение экстремистского законодательства. Потому что в большинстве стран Европы действуют подобные законы и режиму не нужно за это оправдываться.

— Что будет происходить с репрессиями в плане изменения их тактики и стоит ли ожидать очередную волну, связанную с Европейскими играми и выборами?

Если выборы будут президентскими (интервью было взято до появления информации, что первыми выборами станут парламентские — прим. Прамень), то репрессий стоит ожидать. Скорее всего это будут превентивные задержания или сутки по делам, якобы не связанным с выборами. Например, откопают у кого-то очередную экстремистскую фотографию. При этом будет шириться атмосфера запугивания. Менты будут стараться показать, что они могут всё, если ты не прекратишь действовать. Это доказывает .

Возможно, начнутся провокации драк, взломы аккаунтов и публикация каких-нибудь незаконных призывов. В целом стоит ожидать усиления так называемых «кибер-репрессий» — , унизительных публикаций об активистах, дискредитации движения.  Репрессии будут усиливаться, если будет видно, что народ поддерживает действия активистов или сам к ним присоединяется.  Мы не знаем, какой план у власти после выборов. Вполне вероятно, что игры с Западом закончатся и можно будет опять всех «закатать в асфальт», чтобы потом начать новый раунд торга.

— Какие нам стоит предпринять меры, чтобы защитить себя при реализации таких сценариев?

Каждая тактика, конечно, нуждается в отдельных мерах противодействия. Но если в общем, то следует сократить возможность взлома ваших аккаунтов в сети, усилить защиту устройств, чтобы в случае чего мусорам не стала доступна чувствительная информация.  Перед массовыми акциями желательно менять место жительства, чтобы избежать превентивных арестов. Также следует заранее договариваться с доверенными людьми, как им вести себя в случае репрессий против вас.  Полезно изучить советы по поведению на допросах и прочих следственных действиях, научится определять слежку и избавляться от нее.  Как показывают последние события, стоит избегать бытовых конфликтов, которые могут быть провокацией или новым поводом давить на вас.

Беседу вёл Петр Фомашов для 

Добавить комментарий

CAPTCHA
Нам нужно убедиться, что вы человек, а не робот-спаммер.

Авторские колонки

Пьер-Жозеф Прудон
Michael Shraibman

Я не согласен по очень многим вопросам с Александром Шубиным, но тут емко и по делу излагается им мысль Прудона: "В XIX веке уже было признано, что плохо, когда вами правит абсолютный монарх. Абсолютизм - это плохо. Это французы уже поняли. Эту утопию мудрого правителя они уже реализовали и...

2 недели назад
Michael Shraibman

Год назад в мире поднялась новая волна протестов. Впрочем, в тот момент никто этого не осознавал. Когда «Желтые жилеты» во Франции подняли бунт против нового налога на топливо, никто и не думал, что это превратится в глобальный кризис. 2019 год изменил ситуацию. Социально-экономические...

2 недели назад

Свободные новости