Информатизация и девальвация мнений

В годы стремительной информатизации слово, а в особенности печатное слово, немыслимо обесценивается. Слов стало слишком много - склеенные из них фразы, утверждения, мнения и заявления, многократно умноженные СМИ, безгранично раздули информационное пространство. В Новое время, предшествовавшее индустриальному веку, я уже не говорю о Средневековье, слово, сказанное публично, а уж тем более напечатанное, имело вес. За его приходилось нести ответственность. За одно только хранение запрещенных книг могли казнить, а запрещенным во многих странах, по крайней мере в Средневековье, являлось чуть ли не все, что критиковало общественный строй и религию. Владение знаниями, владение словом как оружием - было привилегией немногих. С появлением СМИ и ростом свободы слова ситуация сильно изменилась. Увеличилось количество людей, которые могут безнаказанно высказываться публично, а также увеличилось количество разрешенных для обсуждения тем. Охват общества средствами массовой информации стал всеобщим, и с появлением Интернета процесс информатизации общества стал лавинообразным. Интернет, став дешевым и доступным, дал возможность высказываться большинству жителей планеты по любым вопросам, а также дал им возможность найти любую информацию, в том числе такую, за хранение которой лет 200 назад молниеносно бы отрубили голову.

Свобода информации - безусловный плюс для прогресса и развития общества. Однако он несет і ряд побочных эффектов.

В условиях избыточного количества информации, часто - очень низкого качества и далеко не фактологического характера, неизбежно происходит и обратный процесс - девальвация слова, которое озвучено или написано в публичном пространстве и развитие кризиса доверия ко всему, что озвучено в СМИ и Интернете.

Большинство журналистов не чувствуют ответственности за то, что они говорят, и поэтому часто несут с телеэкранов редкую чушь. Большинство блогеров не испытывают ни малейшей ответственности за то, что пишут в постах и комментах, потому и не задумываются что писать, а что - нет, выражая мнение без анализа и здравого смысла. Конечно, информационное пространство на 90% заполнено информацией развлекательного характера, которая не имеет никакого отношения к политике и гражданской активности: кино, спорт, комедии, сериалы, эротика, мистика, реклама, ток-шоу.... Но и в сфере политической информации обесценивание слова имеет место, более того, именно в ней оно влечет за собой наиболее негативные последствия. Разноголосица псевдомнений, псевдоценое, ни чем ни обоснованных суждений; ситуации, когда пользователи соцсетей, не имея даже базового набора знаний школьного уровня судят о глобальных мировых процессах, многочисленная заказная писанина журналистов: наглая ложь плюс тенденциозно подобранные факты: «Оппозиция живет за западные деньги!», «Правозащитник Иванов попался на педофилии!», а также глупая и крикливая сенсационника: «Масоны правят миром!», «Американцы применяют против России климатической оружие!».

Все это немыслимое нагромождение информационного мусора несет двойной эффект.

Во-первых, читатель (зритель) разучивается воспринимать знания аналитического типа и перестает усваивать что-то более сложное чем примитивные образы, незамысловатые идеи и примитивные псевдофакты. Аналитика и системный подход кажутся ему скучными и неинтересными. Статьи, длиннее нескольких тысяч знаков никто не читает, сюжеты без крикливых анонсов никто не хочет смотреть, будь там хоть сверхважная по сути информация. Обложка начинает играть более важную роль, чем содержание. Слово подменяется образом, при этом теряя в цене - об этом процессе (изменение аналитического, рационального мышления образным, эмоциональным) — об этом писал в одной из своих работ А. Бонано.

Во-вторых: оскуднение словарного запаса, пошлое упрощение всего, что только можно упростить. Проявляется это во всем известных «Не читал, многабукав», «ЛОЛ», «Я тя лю», «Прив» и тому подобное. Отсюда смайлики вместо слов и речи микрофразами в твиттере. И дело не только в том, что не все умеют быстро печатать, а в том, что людям просто лень выражать и описывать свои мысли, эмоции (да многие и не умеют этого). Упрощается мышление, упрощаются слова и фразы. Эмоции схематизируются, загоняются в шаблоны.

В-третьих, пестрая информационная сельва становится непреодолимым препятствием для тех, кто не умеет или не успевает пробраться сквозь заросли слов, образов и точек зрения к чему-то, что похоже на правду. В политической сфере трудность выбора позиции проступает наиболее отчетливо. По каждому вопросу существует огромный спектр мнений, из которых большинство - в духе описанных выше. Авторитетных источников нет, создать видимость «авторитетности» и «осведомленности» может любой проходимец, демагогия процветает, ложь и правда мешаются с глупостью и апломбом недалеких и примитивных интернет-трибунов, и поверхностных журналистов. Как результат, у огромного количества людей, по крайней мере интернет-юзеров место политических взглядов занимает сухой цинизм «Фомы неверующиго», привычка смеяться над всем и всеми, троллинг, неверие в любые проявления высоких идеалов и устремлений, презрение к любой социальной активности . Нет, это не протестное настроение со скептицизмом к политиканам - это воинственная индифферентность под маской «я-все-понимаю-но-мне-это-нафиг-нет-надо». Не менее распространена и другая крайность - полное отсутствие политических взглядов, которая образовалась от каши в голове. От таких людей часто можно услышать: «А кто его знает как оно на самом деле?», «Я уже никому не верю, ни тем ни этим», и тому подобное. Это - типичный результат избытка информации для человека, который запутался во взаимоисключающих утверждениях, лжи и сенсациях.

Так девальвируется слово, и убедить человека в чем-то становится все сложнее - не от увеличения критичности его восприятия, а от распространения цинизма и пофигизма на всё, что не касается его здесь и сейчас. Слов становится все больше, а пробиться им до умов и сердец людей становится все труднее. Любые политические идеи жестко проигрывают развлекательной индустрии и шоу-бизнесу в конкуренции за человеческое внимание, особенно это касается революционных, освободительных идей, которые всегда опирались на высокую мораль и этический пафос.

Нужно ли нам бороться с этими явлениями в попытках вернуть ценность Слова, либо перестроить свои идеи на новый лад, выражая их скорее образами и эмоциями, чем фактами и доводами? Будет такая перестройка шагом в ногу со временем или шагом к пропасти деградации в ногу с безумным обществом потребления? Эти вопросы для меня пока остаются открытыми.

2013

Добавить комментарий

CAPTCHA
Нам нужно убедиться, что вы человек, а не робот-спаммер.

Авторские колонки

Michael Shraibman

Появится ли в Германии в обозримом будущем Четвертый рейх, управляемый ультраправыми из партии АдГ (Альтернатива для Германии)? Популярность этой партии, пропагандирующей ксенофобию, враждебность к мигрантам, независимую от Евросоюза и США политику, выход из ЕС и сотрудничество с РФ, растет....

2 дня назад
3
Michael Shraibman

Когда общество испытывает серьезные социальные проблемы, миллионы людей могут голосовать за ультраправых, фашистов или ультранационалистов. Происходит это по той причине, что ультранационалистические силы предлагают простые социальные решения: отобрать имущество (деньги, пособия) у одной, якобы...

5 дней назад
3

Свободные новости