К истории бесконечных французских революций: встреча с Анри Симоном

Анри Симон - французский сторонник коммунизма рабочих советов (), самоуправления трудовых коллективов, участник революции 1968 года, многолетний издатель журнала "Echange". Это - одно из самых интересных изданий о рабочем движении, о его прошлом и настоящем, о забастовках на всех континентах... от репортажей о стачечных комитетах в ЮАР во время забастовок на шахтах, до истории японского анархистского рабочего движения.

Я был у него дома, в Париже, в маленькой квартирке, которая вся завалена книгами. Распрашивал про 68-й год. Он говорил, что у многих из нас, из тех, кто не видел это движение, очень поверхностное воспрятие событий. Сам Анри участвовал в событиях 1968-го и видел, как профсоюзные охранники избили лидера анархистов Даниэля Кон-Бендита за попытку выступить перед толпой демонстрантов и предложить им альтернативный маршрут.

- Но ведь 10 миллионов рабочих забастовали в поддержку студентов...

- Рабочее движение контролировалось профсоюзниками. Мы не могли попасть на заводы, профсоюзники (профсоюзные чиновники) захлопнули ворота предприятий у нас перед носом. Они все держали под контролем... Во Франции было много революций. Но буржуазия часто использовала рабочих, как пушечное мясо.

- А в 68 ом - профсоюзы?

-Да.

Вообще, в мае 1968-го во Франции были заводы, захваченные рабочими, где последние пытались организовать коллективное (само) управление. Но, наверное, в большинстве случаев было так, как описал Анри Симон.

Он объяснял, что профсоюзы выполняют стабилизирующие функции в капиталистическом обществе. Толстый слой профсоюзных чиновников, организаторов (менеджеров), юристов, адвокатов, профессиональных переговорщиков и т.д. извлекает выгоды из своего положения. Они не заинтересованы в исчезновении капиталистической системы. Они заинтересованы в активности работников, иногда даже в забастовках, но лишь в таких, которые не разрушают основы системы - ее законы, основы порядка, права собственности. Это позволяет профчиновникам извлекать выгоды из посредничества между конфликтующими трудом и капиталом, получая за это посредничество деньги. По мнению Анри Симона, борьбу за новые общественные отношения (за бесклассовое и безгосударственное общество) способны вести лишь собрания работников и контролируемые этими собраниями выборные Советы в ходе жестких забастовок. Такое мнение он высказывал. Поэтому его всегда больше интересовали непрофсоюзные забастовки, инициированные неформальными группами работников и управляемые рабочими собраниями ("wildcat strike").

Как ни странно, Анри Симон, который опубликовал фантастическое количество заметок и статей с анализом рабочего движения, протестов и забастовок по всему миру, выразил скептическое отношение к попыткам прогнозирования социальных революций в будущем: "Некоторые люди думают, что угадают, исследуя социальные процессы, где и когда это случится в следующий раз. Ткнут туда палкой, придут заранее и все у них получится. Но опыт говорит против этого. Невозможно угадать. Мы не знаем заранее, где случится следующая революция работников".

Мнение, что бизнес "использовал работников как пушечное мясо во всех войнах Франции", характерно для течения, которое представляет Симон. Так они думали и думают и про обе мировые войны. Коммунисты рабочих советов, в отличие от ленинистов, считают, что работники должны поворачивать против "своего" правительства, вместо того, чтобы стрелять в солдат противника - таких же, в массе своей, несчастных насильно мобилизованных людей, труженников, студентов или безработных. По мнению коммунистов советов (и части анархистов, как например, соратник Махно Всеволод Волин) нет разницы между правительствами, так как все правительства и все их военные операции служат интересам верхушки, а обычным людям в таком нет смысла участвовать, "они все равно ничего не получат". Отсюда это нежелание становиться "пушечным мясом буржуазии". К примеру, сегодня .

Анри Симон, будучи сторонникам развития технологий и науки, ничего общего не имеет с идеями примитивизма (как и я). Однако, когда мы гуляли в районе Нотр-Дам, я спросил его, почему, если прогресс всем хорош, цивилизация сегодня не способна создать ничего столь же прекрасного, как Собор Парижской Богоматери. На лице Анри появилось презрительное выражение: "Это [то, что сегодня], если ты хочешь, вообще не цивилизация!". Мне показалось, что на секунду в нем марксист и прогрессист (впрочем, антиавторитарный) уступил место французу.

Сидя в гостях у его друзей, ели вкуснейшую еду. Запивая все это отличным вином.

- Вы всегда во время еды говорите о еде?

- О, это французский обычай. Не всегда. Но часто. Мы делаем это, чтобы улушить вкус еды, усилить наслаждение...

Заговорили о некоторых лозунгах 68-го. Об их эстетике. О том, что в их основании - любовь к жизни и презрение к системе купли-продажи, к корпорациям, наемному труду, бюрократии любых видов, поскольку все это мешает получать удовольствие от жизни. О том, насколько понятны сегодня лозунги 68-го. Понятны ли? Вот эти: "Баррикады перекрывают улицы, но открывают путь! Под камнями мостовой - пляж! Счастье - вот новая идея! Ты нужен боссу, а он тебе не нужен! Мы ничего не просим, мы ничего не требуем, мы захватываем, мы оккупируем! Уныние - это контрреволюция! Рабочий, тебе 25, а твой профсоюз из прошлого века! Освобождение человечества будет тотальным, или его вообще не будет!  Уходи из компартии: сделав это, ты обретешь то, что искал, когда вступал туда! Не надо меня освобождать, я сам все сделаю!"

Я спросил его, что он думает о безгосударственном и бесклассовом обществе самоуправления, коммунизме, как такой строй мог бы выглядеть (разумеется, для меня, как и для Анри Симона то, о чем шла речь, не имело ничего общего с ленинизмом, большевизмом, СССР). Я ожидал, что он заговорит об утопиях или вспомнит май 1968-го. Анри Симон сказал:

"Я работал на почте в 1956 году. Там была спонтанная (непрофсоюзная) забастовка, управляемая общим собранием. Каждый делал то, что должен был делать, все были братьями. Когда кто-то в чем-либо нуждался, все оказывали ему требуемую помощь, бесплатно и без лишних слов. Тебе нужно это? На, возьми! Это и есть коммунизм..."

Добавить комментарий

CAPTCHA
Нам нужно убедиться, что вы человек, а не робот-спаммер.

Авторские колонки

Пьер-Жозеф Прудон
Michael Shraibman

Я не согласен по очень многим вопросам с Александром Шубиным, но тут емко и по делу излагается им мысль Прудона: "В XIX веке уже было признано, что плохо, когда вами правит абсолютный монарх. Абсолютизм - это плохо. Это французы уже поняли. Эту утопию мудрого правителя они уже реализовали и...

2 недели назад
Michael Shraibman

Год назад в мире поднялась новая волна протестов. Впрочем, в тот момент никто этого не осознавал. Когда «Желтые жилеты» во Франции подняли бунт против нового налога на топливо, никто и не думал, что это превратится в глобальный кризис. 2019 год изменил ситуацию. Социально-экономические...

2 недели назад

Свободные новости