Коллективной вины народов не существует

Забудьте о коллективной вине! Эта идея используется для того, чтобы отвести вину от тех, кто в реальности принимает участие в управлении и несет ответственность за неприятные или непопулярные решения. Никто ни перед кем не виноват. И никто не смеет вам сказать: "Ты не имеешь права рассуждать об этом, потому что ты - не русский". Или: "Ты не должен говорить об этом, так как ты - белый, а не черный". Это оскорбление.

***

Вы говорите: "почему же сын не несет вины отца своего?"

Потому что сын поступает законно и праведно,

все уставы Мои соблюдает и исполняет их; он будет жив.

Книга пророка Иезекииля

В октябре 1941 года в Минске, оккупированном нацистами, шла подготовка к публично-показательной казни. Вскоре была повешена партизанка, 17-летняя еврейская девушка Маша Брускина. Подготовка к казни и сама казнь были запечатлены на фотопленку. Спустя полвека эта печальная история имела печальное продолжение. На передвижной фотовыставке «Война на уничтожение. Преступления вермахта 1941—1944» проходившей в Мюнхене, одна из посетительниц, немецкая журналистка Аннегрит Айххорн (1936—2005), на той фотографии, где немецкий офицер накидывает петлю на шею М. Брускиной, узнала в офицере, стоящем рядом с местом казни, своего отца Карла Шайдеманна. Она не смогла жить с таким грузом и спустя некоторое время покончила жизнь самоубийством.

Трагическое окончание истории вызывает лично у меня ужас. Еще в 6 веке до нашей эры иудейский пророк Иезекииль (Йехезкэль) сообщил миру, что сын не несет вины за поступки отца. Удивительно, но сегодня это не всем очевидно. Напротив, идеи коллективной вины сильны как никогда. В современном мире коллективная вина народов за политику правительств - выдумка националистов-государственников, хотя не исключено, что эта идея имеет древние больные и, я бы сказал, гнилые корни, которые давно и навсегда следовало бы удалить из нашей коллективной памяти.

Идея коллективной вины игнорирует тот факт, что абсолютное большинство людей не контролируют решения политиков и олигархов. Рассуждающие о коллективной вине отказываются замечать отчуждение человека от управления государством, от бюрократии ведомств, от принятия ведомствами решений об организации общественной жизни, от верхушки политических партий, от управления производством, от движения капиталов и т.д. Возлагать вину на обычных неруководящих наемных работников, пенсионеров или студентов за действия политиков, военных и корпораций нельзя. Мы ничего не решаем в политике и экономике (почти все из нас). Это относится к русским и украинцам, к черным и белым, евреям и немцам, мужчинам и женщинам.

Забудьте о коллективной вине! Эта идея используется многими чиновниками для того, чтобы отвести вину от тех, кто в реальности принимает участие в управлении и несет ответственность за неприятные или непопулярные решения. Никто ни перед кем не виноват. И никто не смеет вам сказать: "Ты не имеешь права рассуждать об этом, потому что ты - не русский". Или: "Ты не должен говорить об этом, так как ты - белый, а не черный". Это оскорбление. Насколько верными или неверными окажутся суждения, это уже следующий вопрос. Он зависит не от растиражированного пропагандистами чувства коллективной вины, а от способности и желания понимать.

***

Я никогда не слышал никаких разумных возражений на это. Приведу два, на мой взгляд, совершенно неразумных.

Первое - утверждение, что можно было коллективными действиями остановить преступления, совершаемые режимом, а данный народ этого не сделал. Но за мыслью о том, что безоружные неорганизованные люди могли бы броситься грудью на пулеметы и предотвратить преступления ничего не стоит. В подавляющем большинстве случае в обществе нет коллективной организации, способной принимать такие решения, и нет средств самозащиты. Как замечала одна участница анти-нацистского восстания в Варшаве в 1943 г, когда вы безоружны, вы ничего не можете, люди боятся смерти, почти все покоряются наведенному на них ружейному стволу. Коллективная самоорганизация - это и есть социальная революция. Но социальные революции случаются в истории редко и лишь после длительной подготовки, после множества опытов, как писал Михаил Бакунин.

Второе - это утверждение о том, что даже не обладающее государственной властью и управленческими функциями на производстве население может пользоваться привилегиями, например, привилегиями жизни в богатой столице. А значит, оно в чем-то виновато. Это - полная чепуха. В мире практически не существует людей, которые не обладали бы некими привилегиями по отношению к другим. Врач может получать зарплату больше шофера, столичный житель - больше, чем житель провинции, мигрант-таджик - больше чем рабочий на его родине в Таджикистане, китаец в среднем зарабатывает больше, чем житель Уганды, а в этой бедной африканской стране города живут лучше деревни и богатые села лучше бедных. Совсем лишена привилегий только одноногая черная лесбиянка больная СПИДом в самой бедной деревне в самой бедной африканской стране. И что теперь, изберем ее королевой? При всем уважении к ней, мне не симпатична монархия... Мы не владеем этим миром, не определяем уровень своих зарплат, не принимаем правительственные решения о торговых договорах, войнах и коалициях, так почему мы должны отвечать за то, что мир устроен несправедливо? Обвинять кого-то в том, что у него зарплата, положенная его начальником, выше, чем у другого? Обвинять человека в том, что страна, в которой он живет, напала на другую? Или все должны обвинить всех в том, что у всех есть какие-то привилегии? Странно... Может отвечать должны те, кто так устроил, те, кто принимал решения? Может думать следует не о нашей вине, которой нет, а о том, можем ли мы изменить ситуацию?

Интересно, что некогда это утверждали анархисты и анархо-синдикалисты. Устраивая забастовку, анархистская группа или революционный синдикат заявляли, что не намерены входить в положение работодателя и слушать его разговоры о том, как ему трудно. Так как он управлял предприятием, принимал на работу и увольнял, а работников не допускал до подобных решений, он и только он должен нести ответственность за то, что происходит на производстве. Именно поэтому во время империалистических войн большинство анархистов не проецировали на народы воюющих стран ответственность за политику правительств. (И только в последние несколько десятилетий среди части анархистов стали модными разговоры о коллективной вине народов, рас или полов.)

В общем, если кто-то говорит вам, что вы чем-то там перед ним виноваты, потому лишь, что вы относитесь к сообществу X (неважно, идет ли речь о черных и белых, поляках или грузинах, мужчинах или женщинах, жителях Москвы или Киева) уверено шлите его подальше. 

Комментарии

Я не согласен с Вашей аргументацией, Михаил.

1. Первый довод отрицает, что у людей есть выбор действия и снимает с них всякую ответственность. Это и было одним из часто применяемых оправданий в ходе Нюрнбергского Процесса и после него. Выбор совести всегда есть.

2. Потомки граждан нацистской Германии не виноваты в преступлениях отцов и дедов. Но на них лежит прямая ответственность за адекватную оценку тех преступлений. Вам стоит поближе познакомится с нынешней внутриполитической ситуацией в Германии, чтобы осознать, какие масштабные усилия принимаются для "историко-политического отката", т.е. для смещения нравственной оценки действий и их последствий, личной и институциональной ответственности за ущерб и преступления. Предпринимаются они, разумеется, как инструмент в политических интересах правящей надстройки.

3. Обобщения по своей натуре страдают недостоверностью и являются предрассудком.

Голосов пока нет

Влад Комарницький пишет:
"Коллективная ответственность - инструмент сплочения горизонтально организованной группы людей, будь то движение, профсоюз или партия.
Глупо возлагать коллективную ответственность на класс, на нацию или на иерархическую структуру, где действия вершат невыборные руководители, это да. Но коллективная ответственность необходимый элемент коллективистского же мышления, без этого мы натыкаемся на знаменитый феномен "моя хата скраю", принимающий поражающие масштабы."

Согласен с двумя поправками. Во-первых, сказанное верно для сознательных коллективных горизонтальных объединений, т.е. для самоорганизованных (организованных на основе прямой демократии) людей, например для ассоциации Советов или федерации анархистских ревсиндикатов. Когда афиняне воевали, ответственность за это нес весь гражданский коллектив, так он сам принимал решение о войне на народном собрании, а потом сам же и сражался. Но в статье идет речь о неорганизованном народе, о работниках, которые исполняют чужие приказы и ничем в реальности не управляют, ни предприятием, ни государством.
Второе. Партии и профсоюзы - это обычно не горизонтальные объединения, а авторитарные структуры, которыми руководят централизованно партийные или профсоюзные чиновники. Даже представительная демократия не является подлинным народовластием. Только революционный синдикализм или Система Советов дают образцы прямой демократии (народовластия), так как там местные собрания могут отозвать делегатов в любой момент. При представительной демократии выбранные лица могут в перерывах между выборами принимать практически любые решения, т.е. реальная власть у них, а не у масс. Партии и профсоюзы - это неудачный пример, это обычно не горизонтальные объединения, а авторитарные структуры, где существует отчуждение между верхами и низами.

Голосов пока нет

Nevermore

"Я не согласен с Вашей аргументацией, Михаил.1. Первый довод отрицает, что у людей есть выбор действия и снимает с них всякую ответственность. Это и было одним из часто применяемых оправданий в ходе Нюрнбергского Процесса и после него. Выбор совести всегда есть."

Ответ на этот вопрос очень простой. Вы путаете разные вещи. Те, кого судили в Нюренберге, были осуждены за совершение конкретных преступлений. Да, если Вы бомбите жилые кварталы, расстреливаете безоружных людей и т.д., Вы очевидно совершаете преступление. Даже если Вы выполняете приказ. Но, я писал абсолютно не об этом. Причем тут 90% немцев, они никого не убивали и не расстреливали. Поэтому Вы не правы.

"Потомки граждан нацистской Германии не виноваты в преступлениях отцов и дедов. Но на них лежит прямая ответственность за адекватную оценку тех преступлений. " ----- Почему именно или только тех? В принципе хорошо бы все люди могли адекватно оценивать любые преступления. Если человек озабочен вопросами морали, ему стоит начинать с самого себя и своих поступков. В любом случае, это не имеет никакого отношения к теме статьи. Идеи коллективной ответственности недопустимы. Иначе мы придем к мнению, что евреи должны отвечать за махинации условного банкира Ашкенази или преступления еврейских комиссаров, к слову наци что-то подобное и утверждали.

Голосов пока нет

Nevermore

какие-то мудаки назвали Активистов, требующих безоговорочной реабилитации соосланых в савке этносов, "потомками предателей"

Голосов пока нет

Michael Shraibman: "Причем тут 90% немцев, они никого не убивали и не расстреливали. Поэтому Вы не правы."

Можно спокойно, никого не убивая и не расстреливая, стоять и смотреть, как депортируют твоих соседей, воодушевленно салютуя вместе с толпами других добропорядочных сограждан национальному лидеру. Одним равнодушием, бездействием можно пособничать преступлению.

Отрицая коллективную вину, не следует вдаваться в релативизм и утверждать, что и личной ответственности ни у кого не было, поскольку "большинство людей не контролируют решения политиков и олигархов" и имело место "отчуждение человека от управления государством".

Голосов пока нет

Michael Shraibman: "Причем тут 90% немцев, они никого не убивали и не расстреливали. Поэтому Вы не правы."

Анонимный

Можно спокойно, никого не убивая и не расстреливая, стоять и смотреть, как депортируют твоих соседей, воодушевленно салютуя вместе с толпами других добропорядочных сограждан национальному лидеру. Одним равнодушием, бездействием можно пособничать преступлению.

Ответ

Нет. И на самом деле ответ на это есть в статье. Но ок, я уточню. На последних свободных выборах в Германии за Гитлера голосовали чуть больше трети голосовавших (при том, что далеко нем все немцы участвовали в выборах) и многие голосовали вовсе не потому, что прочли его труды (впрочем, их я не оправдываю, голосование - это все же поступок). Все остальное - жизнь в условиях террора и диктатуры. Люди боялись, не имели ни оружия, ни организации для сопротивления. Почти все и почти всегда в таких условиях (когда нет ни оружия, ни организации) пассивны и стараются приспособиться к рекальности.

Лучше всего об этом сказала участница восстания в Варшавском гетто в 1943 г. еврейская партизанка Адина Билади-Швингер: Журналистка Анка Групиньска спрашивает о религиозных евреях, якобы шедших, “как стадо на бойню”. Участница восстания Адина Билади-Швингер: "Ой, я вас прошу! Все шли как стадо на бойню! Варшавяне-поляки после восстания тоже шли, как овцы на бойню. Там было сто тысяч человек и лишь три немецких жандарма. И никто не напал на жандармов. Потому, что жандармы были вооружены, а толпа нет. И этого было достаточно, чтобы пошли, как стадо. Как нечего делать, можно было напасть на жандармов и попробовать разбежаться. Вся Варшава так пошла…"

Здесь речь идет о людях, многие из котрых участвовали в восстании а потом стали жертвами, пленными. Но как видите, тем не менее, даже они шли "как овцы на бойню". Когда же обычный человек не повстанец, не имея ни оружия, ни организации, видит, что вооруженные люди кого-то куда-то ведут, он обычно просто парализован страхом или желанием продемонстрировать свою непричастность к событиям. Обвинять их в том, что они не бросились грудью на пулеметы может, вероятно, только тот, кто бросался, но я таких не знаю. 

Голосов пока нет

Nevermore

салютовка-не пособничество. может с дури может с страха

Голосов пока нет

Бессмысленно тратить время на обоснование самоочевидных вещей, таких как несостоятельность обобщающей криминализации.

Но ещё абсурднее, если не провокационней, и недопустимо - в аргументации производить подмену роли пособников(населения нацистской Германии, воодушевленно ополчившегося на внутренних врагов, не брезговавшего бесплатной раздачей их конфискованных пожитков, отрицающего само их право на жизнь) на роль жертвы(истребляемых евреев), ставя их на одну доску(и те боялись, и эти боялись) и объявляя жертвами и заложниками ситуации - по отношению к массово убиенным такой взгляд граничит с цинизмом. До этого не додумался бы и мальчик в Бундестаге...

Голосов пока нет

"Но ещё абсурднее, если не провокационней, и недопустимо - в аргументации производить подмену роли пособников(населения нацистской Германии, воодушевленно ополчившегося на внутренних врагов, не брезговавшего бесплатной раздачей их конфискованных пожитков, отрицающего само их право на жизнь) на роль жертвы" Ответ Совершенно абсурдное, бездоказательное и ксенофобское утверждение как раз в духе указанной Вами же "несостоятельности обобщающей криминализации". Какие основания для этого утверждения о пособниках, ополчении на внутренних врагов и т.д.? Никаких честных выборов в рейхе не было. На последних честных выборах, до начала обвального наци-террора, они получили несколько больше 30% при том, что не все немцы пришли на выборы. Ни в каких избиениях, грабежах и убийствах абсолютное большинство немцев не участвовали. Ваши обвинения в "пособничестве" выглядят как несостоятельная обобщающая криминализация. Если говорить о воеваших, то даже суд в Нюренберге, суд победителей, не вынес никаких карательных решений\ обвинений большинству ветеранов армии. Тут, правда, можно рассуждать о вине, они стреляли, они воевали. Кроме того, некоторые из них могли посылать домой посылки с награбленным имуществом. Такое могло быть и навероное можно сказать, что если солдат отправлял посылки с вещами тех, кого он ограбил, а кто-то получал то тут есть сотрудничество в ограблении (но все же не в геноциде). Но это уже конкретный разговор и тогда надо выяснять конкретную ответственность тех или иных людей. Ваши обвинения в адрес немцев совершенно аморальны и бездоказательны.

Голосов пока нет

Nevermore

К слову о якобы хороошем совке: у меня есть часть сталинской бсэ. статья "коллективная ответственносоть". в конце "к.о. не свойственна советскому правосудию (или законодательству). Наверное чечены громко смеялись прочтя

Голосов пока нет

Уважаемый Михаель,

у меня нет ни желания доказать личную правоту, ни намерения опускаться до дискуссий уровня "сам дурак",
но вместо этого я протягиваю Вам руку, чтобы помочь выбраться на свет из трясины невежества.

Уточняю, что я не говорил "обо всех немцах", но о большинстве, что представляет существенную разницу.
Разумеется, было сопротивление в лице коммунистов, антифашистов, малочисленных подпольных групп
вроде Белой Розы, Красной Капеллы и др., религиозные сообщества, малочисленная оппозиция - все
рано или поздно уничтоженные в лагерях, а также эмиграция несогласной с режимом и преследуемой части
немецкой интеллигенции.

Сначала неcколько количественных фактов:

[1.] "Trotz grundsätzlicher Ablehnung der parlamentarischen Demokratie strebte die NSDAP nach der Wiedergründung
aus taktischen Gründen auf legalem Weg zur Macht. Hitler beschwor dies im September 1930 vor dem Reichsgericht,
fügte aber hinzu, wenn er am Ziel sei, werde er den Staat vollständig verändern. Hitler kandidierte 1932
bei Reichspräsidentenwahl  und gewann 30,1% der Stimmen im ersten, 36,8% im zweiten Wahlgang.
In den Reichstagswahlen steigerte die Partei ihren Stimmenanteil von 2,6% 1928 auf 18,3%(1930)
und wurde im Juli 1932 mit 37,8% der Stimmen und 230 Mandaten die stärkste Fraktion."

"Несмотря на приципиальное отвержение парламентской демократии NSDAP после своего повторного основания
стремилась из тактических соображений обрести власть легальным путём. Гитлер присягнул в этом в сентябре 1930
перед верховным судом, добавив однако, что, достигнув цели, он полностью изменит государство.
Гитлер принимал участие в выборах Рейхспрезидента в 1932 году и одержал победу с 30,1% голосов в первом,
и 36,8% во втором туре. В парламентских выборах в Рейхстаг партия повысила долю сторонников с 2,6% в 1928
до 18,3% в 1930 году, получив в июле 1932 года 37,8% голосов и 230 мандатов и став таким образом сильнейшей фракцией."

Обратите внимание не только на отдельные показатели, но и на перспективную динамику.

[2.] "31. Juli 1932 Reichstagswahlen. ... Die liberalen und kleineren bürgerlichen Parteien verlieren zugunsten
der Nationalsozialisten, die mit Hilfe einer Wahlbeteiligung von 83% und der neu hinzugekommenen Jungwähler
230 von 698 Mandaten (37,8%) erreichen und die stärkste Fraktion stellen..."

"31 июля 1932, выборы в Рейхстаг. Либеральные и мелкие буржуазные партии уступили в пользу националсоциалистов,
которые за счёт явки на выборы 83% избирателей и присоединившихся молодых избирателей овладели 203 из 698 мандатов(37,8%)
и образовали сильнейшую фракцию."

В Германии не делается секрета из того, что националсоциалисты и Гитлер пришли к власти вполне демократическим путем,
при поддержке избирателей - это общеизвестный факт. А теперь обратимся к источникам, например к работе недавнего руководителя центра
по исследованию антисемитизма профессора Вольфганга Бенца, величины заметной в современной немецкой исторической науке.
Подчеркнутые им моменты большинства, его движущих мотивов и "коллективной вины" говорят сами за себя:
 
[3.] "Natürlich machten nicht alle ihren Frieden mit dem nationalsozialistischen Staat...
...Die Volksabstimmung, die am 19.August 1934 die Omnipotenz Hitlers als "Führer des Deutschen Reiches und Volkes"
durch die Vereinigung der Ämter des Reichspräsidenten und des Reichskanzlers sanktionierte, hatte bei einer Beteiligung
von 95,7% immerhin auch noch 10,1% Neinstimmen und 2% ungültige Stimmzettel zum Ergebnis."
 
"Разумеется, не все заключили свой мир с националсоциалистским государством...
... Народный референдум, обосновавший 19 августа 1934 года всемогущество Гитлера как "вождя немецкого Рейха и народа"
посредством слияния должностей Рейхспрезидента и Рейхсканцлера, продемонстрировал при явке избирателей в 95,7%
по меньшей мере 10,1% голосов "против" и 2% недействительных бюллетеней."

На мой взгляд, поддержка если не единогласная, то со значительным большинством - и это до вступления режима
и репрессионного аппарата в полную силу - его еще предстояло построить, то есть на добровольной основе.

[4.] "Nicht nur Eliten in der Bürokratie und im Militär, in der Wirtschaft und Kultur hatten sich mehrheitlich mit dem Regime
der Nationalsozialisten arrangiert, in freiwilliger freudiger Unterwerfung oder "gezwungen" aus Opportunismus. Auch die Mehrheit
der Bevölkerung fand sich nach den ersten Erfolgen gern in die neuen Verhältnisse."

"Не только элита государственного управления, армии, экономических и культурных кругов в своём большинстве подстроилась
под новый режим, в добровольном и воодушевлённом подчинении либо "по принуждению" оппортунистских мотивов.
Также и большинство населения после первых достижений охотно присоединилось к новым отношениям."

[5.] "Der Pogrom war offensichtlich für nicht wenige Ventil für Mord- und Zerstörungslust, die jetzt öffentlich - weil sanktioniert -
ausgelebt wurde. Schadenfreude und Genugtuung über das Schicksal der Juden waren häufig zu beobachtende Reaktionen, die sich in Plünderung,
Erpressung und Denunziantion äußerten und vor allem auf Bereicherung zu Lasten der rechtlos gewordenen Juden zielten: Objekte der Begierde
waren die zu "arisierenden" Geschäfte, Wohnungen, Büros, Arztpraxen und anderes."

"Погром очевидно являлся для многих перепускным клапаном для жажды разрушения и смертоубийства, которые теперь практиковались публично
- поскольку были санкционированы. Злорадство и удоволетворение судьбой евреев были часто наблюдаемыми реакциями,
проявлявшимися в грабеже, вымогательстве и доносительстве, имевшими целью прежде всего обогащение за счёт лишённых
всех прав евреев: объектами посягательства были нуждавшиеся в "аризации" фирмы, жилье, конторы, врачебные кабинеты и прочее. "

[6.] "Dem pauschalen Vorwurf an das deutsche Volk, zu wenig und zu spät Widerstand gegen das nationalsozialistische Regime
geleistet zu haben, hielten nach dem Zusammenbruch des Dritten Reichs viele entgegen, man habe von den Verbrechen nichts gewußt
oder man habe, vielen mißbilligend, nichts machen können, man habe sich anpassen müssen, um nicht Opfer zu werden,
der Terror sei zu starkt gewesen.
Solche Rechtfertigungen lassen freilich außer acht, daß das System der Unterdrückung nicht von vornherein existierte, vielmehr erst
aufgebaut werden mußte. Die Zeit dazu hatten die Nationalsozialisten zur Verfügung, weil sie sich mit ihren Erfolgen
auf die wachsende Zustimmung der Mehrheit deutscher Bürger verlassen konnten. Die Deutschen waren auch nicht, wie ausländische
Beobachter vermuteten, durch besonders autoritätsgläubige Veranlagung prädestiniert für die Hinnahme totalitärer Herrschaft.
So wenig sie ohnmächtige Opfer nationalsozialistischer Unterdrückung waren, so stark wirkten Übereinstimmungen mit den Zielen
das Regimes trotz der Verurteilung seiner Methoden im einzelnen."

"Обобщающему обвинению в адрес немецкого народа в том, что он слишком мало и слишком поздно оказал сопротивление
националсоциалистскому режиму, после краха Третьего Рейха многие противопоставляли то, что якобы о преступлениях
не было известно, либо, даже не одобряя многое, сделать было ничего невозможно, и нужно было приспосабливаться,
чтобы не стать жертвой, и что террор был слишком сильным.
Подобные оправдания безусловно отказываются принимать во внимание, что система угнетения не существовала с самого начала,
но прежде всего должна была быть создана. Для этого у националсоциалистов было достаточно времени в распоряжении,
поскольку они со своими успехами могли положиться на растущую поддержку большинства немецких граждан.
Немцы также не были, вопреки предположениями иностранных наблюдателей, сколько-нибудь особенно предрасположены
в силу авторитарного склада к приятию тоталитарного господства. Насколько мало они являлись жертвами националсоциалистского
угнетения, настолько сильно проявлялось согласие с целями режима, несмотря на неодобрение отдельных его методов."

[7.] "Die Deutschen fügten sich den Reformvorstellungen ihrer Besatzer erstaunlich willig und machten sich die Errungenschaften
der neuen Zeit rasch zur eigen. Insgeheim, aber eher nachträglich, bäumten sich manche gegen den Demokratisierungsanspruch der
Alliierten auf... Sie verwahrten sich gegen den angeblichen Vorwurf der "Kollektivschuld" aller Deutschen, der offiziel,
also von den Regierungen der Besatzungsmächte, gar nie erhoben war und nicht als Richtschnur der Besatzungspolitik diente.
...Die Hinnahme der NS-Herrschaft, die lange Zeit freudige Zustimmung und Hingabe für die NS-Ideologie, das Entsetzen
über die Verbrechen des Regimes, von denen man nicht nur ahnte, von denen die meisten wußten - damit mußten die Deutschen
jetzt umgehen, das mußte gerechtfertigt oder geleugnet oder trotzig beschwiegen werden.
... Die stumme Verweigerung der Deutschen war den Offizieren der Besatzungstruppen, die schier unbegrenzte Macht in Deutschland hatten,
ganz rätselhaft. Ein Brite meinte, es gäbe einen Mann, den die meisten Offiziere der Militärregierung gerne treffen möchten,
den Nazi nämlich, der sich zu seinen Überzeugungen bekenne, der dazu stehe, daß er damals an Hitler geglaubt habe und ihm gefolgt sei.
Viele frühere Parteimitglieder hätten die Besatzungsoffiziere getroffen, <<aber alle haben der Partei nur angehört, weil sie ihre Stellung
behalten und ihre Familien ernähren mußten. Scheinbar hat niemand an ihre Politik geglaubt, oder sie gar gebilligt. Trotzdem
aber haben alle für sie gearbeitet. ...Nach all den Jahren des Kampfes gegen Deutschland hatten wir erwartet, es fest mit dem
Nationalsozialismus verwachsen vorzufinden. Und was fanden wir vor? Ein deutsches Volk, das fast einstimmig irgendeine Verbindung
oder Sympathie zum Nationalsozialismus von sich wies. Was sollen wir darüber denken? Eine fast allgemeine innere Unehrlichkeit oder Feigheit?
Ein Volk, das wie eine Schafherde unfähig ist, sich ihrem Hirten und ihrem Wachhund zu widersetzten und sich keine Gedanken darüber macht,
wohin sie geführt wird, und sollte es selbst zum Schlachthaus sein. Oder ist es ein Volk, das ganz bewußt auf irgendeine Gelegenheit wartet,
um zu seinem eigenen eingebildeten Vorteil in eine friedliche Welt einzubrechen?>>"

"Немцы неожиданно охотно подчинились реформационным планам оккупационных сил, и быстро усвоили веяния времени.
Втайне однако, но по большей части впоследствии, некоторые восставали против требований союзников к демократизации...
Они уклонялись от мнимого упрёка "коллективной вины" всех немцев, который официально, то есть от правительств
оккупационных войск, вообще никогда не предъявлялся и не служил руководящим принципом оккупационной политики.
...Принятие националсоциалистского правления, многолетняя поддержка и преданность националсоциалистской идеологии,
чувство ужаса от преступлений режима, о которых не только знали, а о которых знало большинство - с этим немцам
теперь необходимо было сталкиваться и как-то поступать, нужно было оправдывать либо лживо отрицать, либо упрямо замалчивать.
...Безмолвное уклонение немцев являлось для офицеров оккупационных войск, обладавших неограниченной властью в Германии,
совершенно необъяснимым. По высказываниям одного британца, должен быть тот самый тип, которого больше всего хотели
бы встретить практически все офицеры военного правления, а именно того самого нациста, который привержен своим
убеждениям, который не отступился от того, что тогда, в прошлом поверил в Гитлера и последовал за ним.
Уже многих бывших членов партии допросили офицеры оккупационного режима, <<но все вступили в партию только потому,
что хотели сохранить свою работу и прокормить семью. Казалось бы, никто не верил в их политику, или даже одобрял её.
Несмотря на это, все работали на неё... После стольких лет сражения против Германии мы ожидали обнаружить её
прочно сросшейся с националсоциализмом. И что мы обнаружили вместо этого? Немецкий народ, почти единодушно
отрицающий любого рода связь с националсоциализмом или симпатию к нему. Что нам остаётся об этом думать?
Почти поголовная лживость или трусость? Народ, подобный стаду овец, неспособный воспротивиться своему пастуху
и сторожевому псу, задуматься о том, куда он их ведёт, будь то даже бойня. Или же это народ, который вполне
осознанно ожидает какой-либо возможности, к своей воображаемой выгоде вторгнуться в чьё-либо мирное существование?>>"

[1.] Wolfgang Benz, Geschichte des Dritten Reichs, Bundeszentrale für politische Bildung, Verlag C.H. Beck, München 2000, S.15
[2.] Ploetz, Deutsche Geschichte, Epochen und Daten, 6. aktualisierte Auflage, Verlag Ploetz Freiburg, 1996, S.262
[3.] Wolfgang Benz, Geschichte des Dritten Reichs, Bundeszentrale für politische Bildung, Verlag C.H. Beck, München 2000, S.117
[4.] Wolfgang Benz, Geschichte des Dritten Reichs, Bundeszentrale für politische Bildung, Verlag C.H. Beck, München 2000, S.81
[5.] Wolfgang Benz, Geschichte des Dritten Reichs, Bundeszentrale für politische Bildung, Verlag C.H. Beck, München 2000, S.141
[6.] Wolfgang Benz, Geschichte des Dritten Reichs, Bundeszentrale für politische Bildung, Verlag C.H. Beck, München 2000, S.245
[7.] Wolfgang Benz, Geschichte des Dritten Reichs, Bundeszentrale für politische Bildung, Verlag C.H. Beck, München 2000, S.274

Голосов пока нет

Добавить комментарий

CAPTCHA
Нам нужно убедиться, что вы человек, а не робот-спаммер.

Авторские колонки

Пьер-Жозеф Прудон
Michael Shraibman

Я не согласен по очень многим вопросам с Александром Шубиным, но тут емко и по делу излагается им мысль Прудона: "В XIX веке уже было признано, что плохо, когда вами правит абсолютный монарх. Абсолютизм - это плохо. Это французы уже поняли. Эту утопию мудрого правителя они уже реализовали и...

1 неделя назад
Michael Shraibman

Год назад в мире поднялась новая волна протестов. Впрочем, в тот момент никто этого не осознавал. Когда «Желтые жилеты» во Франции подняли бунт против нового налога на топливо, никто и не думал, что это превратится в глобальный кризис. 2019 год изменил ситуацию. Социально-экономические...

2 недели назад

Свободные новости