Рабочее движение: профсоюзы или советы?

Развитие низового движения социального протеста в Восточной Европе в 20 веке сильно отличалось от западноевропейского. Вероятно, самым важным отличием была относительная слабость профсоюзов. Так, в царской России легальные желтые профсоюзы тесно сотрудничали с полицией, и поэтому многие рабочие не доверяли им (как справедливо заметил Большаков, представитель современных независимых профсоюзов в Санкт-Петербурге, именно царские полицейские профсоюзы породили российское профсоюзное движение). Однако существовали и нелегальные профсоюзы, но они не играли важной роли после событий 1905-1907 годов.

Многие рабочие не доверяли профсоюзам и обходились без них во время забастовок. Забастовки организовывались неформальными собраниями рабочих и различных политических активистов. Часто забастовки были незаконными. В конце концов, российские рабочие пришли к непрофсоюзной форме организации - Cоветам. Сначала Cоветы представляли собой комитеты рабочих, избранные для координации забастовок. Считалось (по крайней мере, именно такую модель рабочие считали идеальной), что делегаты Cовета контролируются собраниями трудовых коллективов и могут быть заменены в любое время, если они не действуют по прямому указанию коллектива. Во время общегородских забастовок от различных заводов избирались забастовочные комитеты (Cоветы) от многих предприятий. Они не только контролировали ход забастовки (оставаясь под постоянным контролем коллектива), но и занимались организацией самообороны, создавали боевые организации для защиты бастующих и решали проблемы снабжения продовольствием и другими предметами первой необходимости.

Сама форма Советов и их деятельность были революционными, даже если рабочие боролись в основном за улучшение условий труда и повышение заработной платы. Советы стали основной формой организации рабочих во время русской революции 1917 года. В Польше и Венгрии в период 1945-1989 годов независимые профсоюзы также были запрещены (за исключением Польши в 1980-1981 годах). Таким образом, рабочие принимали решения о забастовках или различных политических вопросах на неформальных собраниях или формировали советы, которым давали, правда, разные названия. И здесь развитие борьбы приобрело опыт, который впоследствии нашел отражение в сильнейших социально-революционных движениях.

Во время восстания 1956 года - самого глубокого революционного движения в истории 20-го столетия - Советы за несколько недель охватили все крупные фабрики Венгрии и попытались добиться самоуправления. Аналогичное движение возникло в Польше в августе 1980 года и вскоре охватило 9 из 13 миллионов польских рабочих. (Правда, позднее работники создали профсоюз "Солидарность", что привело к спаду радикализма).

В Западной Европе ситуация была иной. Здесь на протяжении большей части 20-го века деятельность профсоюзов была легальной и охватывала многих социально активных работников. Десятки миллионов жителей Западной Европы состояли в профсоюзах. Легализм и стремление к партнерству привели к повсеместному внедрению судов, государственных примирительных комиссий, сотрудничеству с политиками, обещавшими поддержку, и в конечном итоге к различным формам сотрудничества с компаниями, такими как коллективный договор. Само наличие коллективного договора часто означало, что рабочие отказывались от забастовок, если работодатель выполнял определенные обязательства. Эти черты профсоюзного движения были обнаружены сторонниками Коммунизма рабочих Советов - Отто Рюле, Антоном Паннекуком, Германом Гортером и их соратниками.

В результате в Западной Европе не произошло ничего подобного русской, венгерской или польской революциям. Профсоюзная бюрократия быстро соединилась множеством нитей с государственным и бизнес-аппаратом, переведя социальные протесты в русло социального партнерства с собственниками и чиновниками. (Испания - особый случай, заслуживающий отдельного обсуждения. Но даже там, во время революции 1936-1939 годов, все профсоюзы тесно сотрудничали с государством и помогали ему эксплуатировать рабочих, поддерживая государственную бюрократию на всех уровнях экономики. По мнению Митчелла Сейдмана, современного исследователя, придерживающегося антиавторитарных взглядов, анархистские рабочие профсоюзы не были исключением, хотя они сильно отличались от большинства профсоюзов как по идеологии, так и по организации).

Из вышесказанного можно сделать вывод, что у работников, которые хотят изменить свои условия жизни и труда, есть два варианта. Либо свободная от профсоюзов борьба, которая вполне возможна и которая создает предпосылки для перехода к иному, некапиталистическому обществу, основанному на трудовом самоуправлении. Эта борьба ведется силами небольших групп идейных активистов на предприятиях и неформальными рабочими собраниями, а затем может привести к созданию Советов. Или профсоюзная активность, которая увековечивает капиталистический способ производства. Капиталистическую систему трудно сохранить без профсоюзов и они часто необходимы для поддержания ее существования. Поэтому для всех, кто заинтересован в ее сохранении, профсоюзы важны и необходимы.

Добавить комментарий

CAPTCHA
Нам нужно убедиться, что вы человек, а не робот-спаммер.

Авторские колонки

Антти Раутиайнен

Это вторая и последняя часть серии по стратегии активизма. Первая часть («Стратегия активизма и уличных акций») была опубликована раньше. У стратегии активизма были критики с самого начала. В конце 1990х и в начале нулевых большинство анархистов предпочитали быть любителями истории или...

1 месяц назад
1
Владимир Платоненко

В Украине Самое плохое, что сделал Путин для Украины, это то, что он помирил в ней власть с народом. Президент из объекта всеобщей критики превратился в украинского де Голля. Генерал МВД предлагает российской армии арестовать его в обмен на выход мирных граждан из осажденного города и становится...

1 месяц назад
3

Свободные новости