Даниэль Герен: "От самоуправления к советской бюрократии. 1917-1921"

Текст выступления французского историка-анархиста Даниэля Герена на коллоквиуме «От Кронштадта до Гданьска» (ноябрь1981 г.). Опубликован в сборнике «В поисках либертарного коммунизма».

После февральской революции 1917 г. рабочие захватили заводы и создали на них заводские комитеты. Этим они застали врасплох профессиональных революционеров.Сам Ленин признавал, что рабочие и крестьяне «в сто раз левее, чем большевики».

Однако еще малочисленная партия большевиков представляет собой основную организованную революционную силу. Эта партия смотрит на всякого рода подозрительные структуры с недоверием. Тенденция к социализации вначале проявилась в установлении рабочего контроля. Декрет от 14 ноября 1917 г. узаконил вмешательство трудящихся в управление предприятиями и вычисление себестоимости продукции,отменил коммерческую тайну, обязал хозяев предъявлять рабочим свою переписку и счета. Лидеры революции не собираются идти дальше. В апреле 1918 г. они рассматривают вопрос о создании смешанных акционерных обществ, в которых, наряду с советским государством, участвовал бы российский и иностранный капитал.

Между тем, начиная с весны 1917 г., рабочий класс, создав свои собственные организации – заводские комитеты, ясно выразил свое желание выйти за рамки этих мер переходного периода и на деле противопоставил большевистскому рабочему контролю свое собственное видение повестки дня – рабочее управление.

В это время лишь анархисты требовали захвата земель и заводов, экспроприации буржуазии и уничтожения частной собственности.

20октября 1917 г. на первой всероссийской конференции заводских комитетов было внесено требование «контроля над производством», при этом подчеркивалось, что «контрольные комиссии должны стать не просто комиссиями по проверке, а […] комиссиями будущего, которые уже сейчас готовят переход производства в руки рабочих».Капиталисты же изо всех сил противодействуют осуществлению декрета о рабочем контроле и не допускают вмешательства рабочих в управление производством. Этот бойкот не остался без ответа. Рабочие захватывают заводы и сами начинают выпуск продукции. В самом ближайшем будущем на смену рабочему контролю должна придти социализация.

Это движение возникло еще до октября и значительно выросло за несколько послереволюционных месяцев. При рассмотрении проблем управления на множестве предприятий нельзя не отметить, как возросла роль трудящихся. На многих предприятиях после экспроприации или бегства прежних собственников трудящиеся стали единственными хозяевами.

Спонтанное движение рабочего класса противоречит традиционной идеологии Ленина и большевистской партии. Начиная с опубликованной в 1902 г. работы Ленина «Что делать?», большевики являются приверженцами авторитарной идеологии, государственной диктатуры, управления экономикой сверху вниз – всего того, что противоречит либертарной концепции советской демократии.

В незаконченной брошюре «Государство и революция», написанной накануне октябрьского восстания, Ленин берет за образец немецкий государственный капитализм, военную экономику (Kriegswirtschaft ). Он восхищается почтовой монополией: «Все народное хозяйство, организованное как почта[…]. Вот какое государство, вот на какой экономической основе, нам необходимо».Стремление обойтись без «власти» и «подчинения» для него всего лишь«анархистские мечтания». Все граждане становятся «служащими и рабочими одноговсенародного, государственного "синдиката"», все общество превращается в «одну большую фабрику»[1].

Таким образом, в 1917 г. лишь соображения тактического порядка вынудили большевиков поддержать такие явления, как, например, деятельность заводских комитетов, что прямо противоречило их глубочайшим убеждениям. И большевики выступят против них, как только придут к власти.

Противоречие между псевдо-либертарным языком и авторитарными чертами ленинистской мысли было настолько явным, что, разумеется, вскоре отразилось и на практической деятельности. Переход ускорился в результате разрухи на транспорте, нехватки специалистов и, в первую очередь, из-за бедствий гражданской войны и иностранной интервенции. Большевистское руководство ответило чрезвычайным положением, диктатурой, централизацией, «железной хваткой».

Фактически,народная власть существовала лишь несколько месяцев, с октября 1917-го по весну1918 г. Почти сразу заводские комитеты были лишены всех полномочий.

Так,уже упомянутый декрет от 14 ноября, подтвердив полномочия заводских комитетов,сразу обозначил весьма узкие рамки их автономии. Рабочий контроль,установленный «в интересах планомерного регулирования народного хозяйства»(ст. 1) организуется как иерархическая пирамида, заводские комитеты находятся под строгим контролем «Всероссийского совета народного контроля», состав которого определяется партией.

В действительности,намерения большевиков ясны: необходимо включить заводские комитеты в состав государственных организаций, в соответствии с логикой централизованной и фактически бюрократизированной экономики.

Таким образом, существуют две противоположные концепции рабочего контроля: концепция большевиков, согласно которой рабочий контроль осуществляется государством, и концепция заводских комитетов, согласно которой контроль осуществляют сами рабочие, проявляя тем самым волю к самоуправлению.

Движение заводских комитетов стало неудобным. Вскоре оно было задушено большевиками, которые присоединили заводские комитеты к профсоюзам, чтобы впоследствии подчинить себе также и профсоюзы.

Это было сделано под тем предлогом, что самоуправление не учитывает «рациональные»потребности экономики, поддерживает эгоизм предприятий, которые конкурируют между собой, спорят за скудные ресурсы, хотят выжить любой ценой, хотя другие заводы «для государства» важнее и лучше оснащены.

На самом деле большевики противодействуют любой попытке заводских комитетов создать свою собственную общенациональную организацию, вплоть до запрещения, при помощи уже подконтрольных им профсоюзов, созыва всероссийского съезда комитетов. Политика партии была лицемерной. С одной стороны, она обвиняет заводские комитеты в так называемом излишне локальном видении, а с другой стороны, запрещает им созвать съезд для решения экономических проблем на региональном и национальном уровне.

Но централизация – только один аспект большевистской концепции экономики переходного периода. Ленин вскоре показал, что предпочитает «единую волю» в управлении заводами. Трудящиеся должны «безоговорочно» подчиняться единой воле руководителей производства. В то же время он ратует за введение тейлоризма и сдельной оплаты на советских заводах.

Бывших членов эксплуататорских классов назвали «специалистами» и вернули на предприятия на те же должности с теми же привилегиями.

Многие критикуют это решение, многие другие считают,что возвращение буржуазных специалистов было необходимо для восстановления экономики. Здесь стоит отметить, что «Практический учебник по установлению рабочего контроля на предприятиях», своего рода манифест заводских комитетов Петрограда, упоминает участие инженерно-технического персонала в органах контроля, с правом совещательного голоса. Рабочие выступают не против специалистов, а против восстановления их места в иерархии и их привилегий,прежде всего высокой зарплаты.

Кроме того,в советские учреждения хлынули представители мелкой буржуазии, обломки прежнего русского капитализма, которые быстро там адаптировались, заняли ответственные посты в различных комиссариатах и ждали, пока им доверят экономическое руководство.

На глазах растет вмешательство государственной бюрократии в экономику. Всероссийский съезд советов народного хозяйства (26 мая – 4 июня 1918 г.) принимает решение о создании заводских администраций, две трети членов которых назначались местными советами или Высшим советом народного хозяйства и только треть избиралась рабочими. Декрет от 28 мая 1918[2]г. провозглашает национализацию всей промышленности и превращает спонтанную социализацию предприятий первых месяцев революции в обычную национализацию. Управлять национализированными предприятиями поручено Высшему совету народного хозяйства. Директора и технический персонал занимают свои места в качестве государственных служащих.

Для прикрытия по-прежнему проходят выборы заводских комитетов. Член коммунистической ячейки зачитывает список заранее отобранных кандидатов, затем голосуют поднятием руки на глазах у вооруженных «красногвардейцев». На любого,кто выступает против предложенных кандидатур, налагаются денежные санкции(понижение зарплаты и т.д.). Отношения между рабочими и новыми хозяевами становятся такими же, как те, которые существовали прежде между трудом и капиталом.

Вы «должны стать основными государственными ячейками»[3] –провозглашает Ленин 27 июня 1918 г. на съезде заводских комитетов []. Это лишь тень былого могущества заводских комитетов.

Теперь«рабочий контроль» осуществляет бюрократическая организация:рабоче-крестьянская инспекция.

Рабочий класс отреагировал слишком поздно и недостаточно решительно. Он был рассеян по громадной отсталой стране, большинство населения в которой составляют крестьяне, утомлен бедствиями и революционной борьбой, и в конечном итоге –деморализован. Лучшие его представители оказались на фронтах гражданской войны или же в партийном или правительственном аппарате. Тем не менее, многие трудящиеся осознают, что у них отобрали революционные завоевания, лишили прав,назначили опеку, заставляют сносить безразличие или произвол новых хозяев. Они начинают осознавать подлинную природу так называемого «пролетарского государства» и теории «диктатуры пролетариата».

(Перевод с французского)

 



[1] Ленин В.И. Государство и революция // Полн. собр. соч. Т. 33 С. 50

[2] Декрет о национализации предприятий ряда отраслей промышленности, предприятий в области железнодорожного транспорта, по местному благоустройству и паровых мельниц

28 июня 1918 г. (примечание переводчика).

[3] Ленин В.И. ПСС с. 454

 

Добавить комментарий

CAPTCHA
Нам нужно убедиться, что вы человек, а не робот-спаммер.

Авторские колонки

Michael Shraibman

Почему в некоторых странах так усилилась леволиберальная пропаганда, направленная на защиту безопасности? Даже на уровне речи требуется исключить любые признаки агрессии, не говоря об отношениях. Может быть, они хотят полностью лишить общество агрессии, чтобы лучше им управлять? Это хорошо...

2 дня назад
12
Michael Shraibman

Эта тема практически неизвестна в России. В сотнях преимущественно арабских городов и сел Сирии, где нет правительства, работала годами система Местных Советов (МС), преимущественно беспартийных, которые обеспечивали коммунальные услуги и поддерживали порядок на местах в отсутствие...

3 дня назад
4

Свободные новости