Илья Шакурский: Письмо другу

Публикуем письмо пензенского анархиста и антифашиста из мордовской колонии. Напомним, что в 2020 году Илья был осужден на 16 лет строгого режима по сфабрикованному "".

Как-то мой друг поделился со мной мыслью о том, что к нему пришло неутешительное осознание того, что после моего задержания всё закончилось, будто бы чётко разделилось на «до» и «после». Та жизнь, в которую мы были погружены долгие годы – атмосфера так называемого движа, концертов, акций, тусовок, путешествий, стычек, перформансов – всё это будто бы исчезло, растворилось в окутавшем многих страхе и скованности, и ушло в образы ностальгической рефлексии о временах, когда быть самим собой в России ещё не было настолько опасно.

Конечно же, первопричиной выводов моего друга является то, что региональное движение всё таки имеет довольно узкий круг людей, на энтузиазме которых существует вся активность, поэтому неудивительно, что после громких задержаний в маленьком городе воцарилась тишина. Но сейчас, во время, когда появилась широкая тенденция на анализ истории почти что разрушенного антифашистского и анархистского движения современной России, в ряде статей я все чаще встречаю мнение о том, что очередной разгром движения начался именно с дела «Сети». Исходя из моих личных впечатлений, движение в то время, хотя и находилось в состоянии некоей разрозненности, но именно в 2016-2017 годах приобретало стремление к единству и объединению.

Все мы хорошо знаем о последствиях сокрушительного разгрома молодого и дерзкого движения нулевых годов. Именно тогда власть увидела всю силу неподконтрольных им антифа, субкультурщиков, анархистов и экологов.  Тогда всё закончилось смертью Фёдора Филатова, Ильи Джапаридзе,  Ивана Хуторского, Маркелова и Бабуровой, «Химкинских делом» и эмиграцией.  Нулевые закончились «Исходом» Петра Силаева, ставшего хитом среди нас – молодых антифа и анархистов_ок.

Время шло. 2011-ый – вендетта за разгром движения, радикализация отдельных групп; 2012 – Болотная площадь; 2014 – Майдан и начало боевых действий в Украине. Мы, молодые ребята, формировались на фоне всех этих событий, стараясь возобновить и поддержать жизнь угасающего движа. Концерты, вписки,выезды, драки, граффити,лекции, ФНБ и фримаркеты. Мы продолжали жить всем этим, как частью нашей культуры, нашего самовыражения и внутренних порывов. Мы продолжали связь знакомств, впитывание опыта старших товарищей, путь борьбы, создания атмосферы, мы продолжали движение – по крайней мере, старались. В какой-то момент дух времени вселил в нас чувство необходимости милитаризации, ставки будто бы повышались, и мы стали осознавать приближение того времени, когда нам придется защищаться, выживать. Времена менялись...

Осень 2017-го. Задержания. Пытки. Побеги из страны. Ужесточение законов. «Сеть». Приговоры. Жлобицкий. Попытки протеста и сопротивления. Народная Самооборона. Канск. Снова пытки и репрессии. Десятые подходили к концу, и это теперь наш «Исход», но не все успели пройти через пустыню. Кто-то здесь ещё остаётся. И вот мой друг говорит мне о той пустоте, которая постепенно воцарялась после 2017-ого. Время ушло, нет ничего из того, в чём мы крутились и жили, всё овеяно страхом. Кто-то устал, кто-то уехал, кто-то и вовсе, похоже, сошёл с ума и стал совсем другим. Пустыня утопает в бесконечности пустоты. Депрессия, апатия и разочарования словно кандалы нависли на руках когда-то оптимистичных и активных ребят. Света оставшихся огней осталось совсем немного.

Новая реальность – это толпы зигующих молодчиков, баннеры с призывами подписать военные контракты, ежедневные задержания и приговоры несогласных, Прилепин в Госдуме, анархисты и антифа вне закона, сталинизм, цитаты Ильина, имперские флаги и красные знамёна.

Когда нас задерживали, я с каждым допросом осознавал, что чекисты не просто якобы пресекают преступную деятельность и сеют страх, нет, они начинают уничтожение – уничтожение идеологических врагов в нашем лице. Уничтожение тех, чьи идеи свободы и равенства крайне чужды им, ненавидящим «чурок и пидарасов» и любящих грудастых баб и поездки на охоту. В их кабинетах висят портреты тех, кто расстреливал анархистов в прошлом веке, и они, под стать возвращения к прошлому, лишь возобновили работу большевиков. Всё началось с анархистов и неподконтрольных наци, а закончилось либералами и пацифистами. Пустыня плавится в зное репрессий. Нет воды – нет жизни.

Но для чего я, собственно, пишу всё это? Это письмо моему другу, в чьё сердце проникла грусть и тоска, но если я пишу ему, это значит, что я пишу всем вам: с кем мы виделись в подмосковных лесах на концертах Володи Укропа и Наташи Четверио; тем, кто слушал «МDВ» в наушниках, когда ехал в электричке на накрыв «бонхедов»; тем, кто стоял на защите общежития «Мосшелка», тем, кто вывешивал баннер на митингах в центре Москвы 17-ого года; тем, кто каждое 19 января выходил на улицы своих городов; тем, кто говорил о проблемах дискриминаций, писал письма Лёше Сутуге в тюрьму; тем, у кого были майки «Сила воли»; тем, кто читал журнал «Автоном» и выкидывал повестки на беседу в центр «Э». Мы вместе всё это пережили, а теперь так же переживаем тяжёлые времена, вызывающие внутри нас мрачные чувства. Но, друзья, не стоит опускать руки, не стоит убеждать себя в гибели нашей общности и затмении нашего духа.

Когда чекисты зацепились за термин «Сеть», они всё-таки кое-чего не поняли. Они думали, что мы сдадим все свои партийные билеты и отречёмся от якобы существующих организационных обязательств, но сеть анархистского движения существует вне строго установленной структуры. Сеть анархистского и антифашистского движения – это взаимная улыбка двух незнакомых людей, встретившихся взглядами в метро и обнаруживших друг на друге характерную атрибутику; это когда оказавшись в чужом городе тебе скидывают номер вписки, и город перестаёт быть чужим; это когда мы знакомы через одно рукопожатие и, вероятнее всего, не знаем настоящих имён друг друга; когда мы можем поехать за сотни километров только ради того, чтобы помочь ребятам в массовой стычке, поддержать знакомых музыкантов или присоединиться к экологическому лагерю. И ни следаку, ни прокурору, ни судьям не понять этого, поэтому они не способны нас уничтожить.

Европейские диктатуры 20-го века истребили в себе тех, чей опыт и героизм сегодня является источником вдохновения для многих из нас. Франко думал, что уничтожил испанских анархистов, Гитлер думал, что извёл всех немецких антифашистов, но сегодня мы видим, какими массовыми являются антифашистские шествия Берлина и насколько большими являются захваченные анархистами кварталы европейских стран.

Мы, бунтари, идеалисты и мечтатели, кажется, всегда были чужды, непонятны и маргинальны для этой страны, но всё же мы дома, и после очередного уничтожения и разгрома мы всё-таки возрождаемся в лице  новой силы  молодости именно здесь, в этом месте. И поэтому, мой друг, пустота не вечна. Да, мы пережили очередной этап, да, сейчас именно то время, когда кажется,что с каждым днем становится страшнее и сложнее, но ту искренность, которая побуждала в наших сердцах объединяющий дух свободы и борьбы за неё, необходимо сохранить в себе не смотря ни на что.

Очередной удар по движению расплескал нас по всему миру, не разорвав при этом нити сетей солидарности и дружбы. Просто давайте не будем топить себя во мраке времён,а продолжим быть собой и делать всё возможное,что бы этот мрак рассеялся .

Илья Шакурский, июль 2023 года. Письмо передала его мама Елена.

Поддержать Илью: 431161, Россия, Республика Мордовия, Зубово-Полянский район, п. Озерный, ул. Лесная, д. 3, ФКУ ИК-17 УФСИН России по Республике Мордовии, Шакурский Илья Александрович 1996 г.р.

2202 2005 6759 6000 (Сбер, Нина Ивановна Ш.)
PayPal: (в евро, с пометкой «Шакурскому»)

Добавить комментарий

CAPTCHA
Нам нужно убедиться, что вы человек, а не робот-спаммер. Внимание: перед тем, как проходить CAPTCHA, мы рекомендуем выйти из ваших учетных записей в Google, Facebook и прочих крупных компаниях. Так вы усложните построение вашего "сетевого профиля".

Авторские колонки

Антти Раутиайнен

Ветеран анархического и антифашистского движения Украины Максим Буткевич уже больше чем полтора года находится в плену. Анархисты о нем могли бы писать больше, и мой текст о нем тоже сильно опоздал. Но и помочь ему можно немногим. Послушать на Spotify После полномасштабного вторжения России в...

1 месяц назад
Востсибов

Перед очередными выборами в очередной раз встает вопрос: допустимо ли поучаствовать в этом действе анархисту? Ответ "нет" вроде бы очевиден, однако, как представляется, такой четкий  и однозначный ответ приемлем при наличии необходимого условия. Это условие - наличие достаточно длительной...

1 месяц назад
2

Свободные новости