Франция: студенты захватили Сорбонну, школьники бастуют, рабочие блокируют автомагистрали (ВИДЕО)

За событиями в бастующей Франции сейчас наблюдает весь мир. Общенациональные забастовки рабочих профсоюзов против увеличения пенсионного возраста активно поддержали  школьники, студенты и преподаватели. 3 ноября парижские студенты заняли Сорбонну, протестуя против пенсионной реформы, общих условий жизни и репрессий в отношении бастующих.  Ночью полиция заняла университет, а на следующий день администрация закрыла ее. 4 ноября прошла  независимая студенческая демонстрация. Также продолжаются блокады школ, автомагистралей и аэропортов страны.

Хроника событий 3 ноября 2010 года. Париж, захват Сорбонны.

Репортаж русской девушки, ставшей активной учасницей захвата аудитории Сорбонского университета 3 ноября этого года а так же видео, отснятое ею с окупированной територии.

11:00: в Сорбонне состоялась Генеральная Ассамблея студентов, участвовало около 60 человек, было решено оккупировать историческое здание Сорбонны, что на бульваре Сан Мишель, вечером этого же дня.

14:00: проект оккупации Сорбонны представлен на публичное обсуждение на межпрофессиональной ГенАссамблее в университете Париж 3, где в количестве нескольких сотен присутствовали не только студенты всех мобилизованных парижских ВУЗов, но и работники бастующих транспортных компаний и нефтяных терминалов, а также бастующие преподаватели и технический персонал университетов. По словам бастующих нефтяников, протестное движение против пенсионной реформы не закончено, и они готовы продолжать забастовку, однако, им необходима поддержка - сильный жест со стороны молодёжи.

Потому что именно присутствие молодёжи на улицах пугает Саркози. В результате было решено действовать совместно: студенты и бастующие рабочие. Обсуждались дальнейшие методы совместной борьбы. Лозунг кампании: "Отвоюем своё будущее!"(По-русски наверное правильнее было бы сказать "Вернём себе будущее", но при таком грамматически корректном переводе, увы, теряется смысл "переприсвоения", "перезахвата", который вкладывается во французскую фразу "Réapproprions nous l'avenir").

16:00: активисты возвращаются в Сорбонну, чтобы готовить оккупацию. В течение часа они обходят все крупные аудитории Сорбонны и объясняют студентам, что движение продолжается, и что на настоящем этапе рабочему движению как никогда необходимо участие студентов. Всех желающих участвовать в мобилизации приглашают в аудиторию F671, где будет проходить "заседание мобилизационного комитета" (эта хитрость позволила оккупантам скрыть истинный мотив - оккупацию - от охраны). В итоге под предлогом заседания мобилизационного комитета в аудитории собралось около 50 человек.

18:00: с помощью стульев и столов студенты начинают баррикадировать лестницы, ведущие к аудитории. Пространство аудитории трансформируется: заблокированы все выходы, парты и стулья составлены к дверям, в центре аудитории образовалось пустое пространство, где сидят и лежат студенты. Оставшиеся столы составлены вместе, на них активисты начали рисовать баннер 2,5 метра на 1,5 метра: "Sorbonne occupée ! Grève générale !" ("Сорбонна оккупирована! Всеобщая забастовка!").

Рисовали маркерами по простыне. С окон сняли верёвки, на которых держались шторы, в верхних углах баннера проделали дырки и вставили туда верёвки, а к нижним приделали бутылки с водой, дабы баннер висел, а не трепыхался на ветру. Когда баннер был готов, мы открыли окна, которые выходят на улицу Сан Жак (Saint Jacques) и вывесили баннер за окно, закрепив его верёвками за батареи.

18:30: к Сорбонне начали подтягиваться наши товарищи, они поддерживали нас с улицы. К 19 часам их было уже около 50 человек. В течение трёх часов они регулярно передавали нам в окно еду, вино и ром, привязывая пакеты с провизией к длинной верёвке, сделанной из связанных вместе шарфов.

Разумеется, шоколад, вино и ром + 50 студентов, запершихся в одной аудитории = прекрасная атмосфера. Уже через полчаса люди начали петь левацкие песни - от Интернационала до "Анархистов" Лео Ферре. Мой друг Клемент играл для нас на саксофоне.

В этой атмосфере крайней солидарности инициативная группа студентов в количестве 3-4 человек писала "Коммунике" для прессы. Вот текст коммунике оккупантов:

"Мы, студенты, оккупируем сегодня Сорбонну в знак протеста против пенсионной реформы и, более глобально, против общего ухудшения условий жизни : в то время как богатые богатеют, бедные продолжают беднеть. Более того, мы выражаем своё недовольство постоянными полицейскими и юридическими репрессиями по отношению к бастующим рабочим.

Мы считаем, что альтернатива ультралиберальной политике нашего правительства существует! Мы призываем усиливать мобилизацию студентов, лицеистов, рабочих, безработных и пенсионеров, мы призываем ко всеобщей забастовке и к самоорганизованной рабочей борьбе! Мы заявляем: борьба не закончена, сейчас мобилизация становится как никогда более радикальной! Перезахватим наше будущее, вернём его себе!"

Этот текст был отправлен с помощью сорбонновского вайфая на несколько оппозиционных сайтов, вскоре подъехало и телевидение - BFM-TV и i-tele. Они снимали события с улицы, а в оккупированную аудиторию продолжала поступать еда и вино. Вскоре поющие студенты, высовывающиеся из окон, слились в едином хоре с поддерживающими их снаружи товарищами. Прохожие останавливались, автомобилисты и мотоциклисты дружно гудели. Оккупанты кричали из окон в ночь: "Париж, вставай с колен!

Охранники Сорбонны были бессильны и наблюдали за всем происходящим со внутреннего двора. По счастливой случайности (а может, это было запланировано?) в аудитории был балкон, выходящий во двор. Этот балкон использовался в том числе и как туалет. Покинуть аудиторию было невозможно, да никто и не хотел. Справлять нужду на балконе Сорбонны - о такой странице в своей биографии я никогда не могла и подумать. Тотальная трансформация университетского пространства. Переворот правил, карнавал! Вечеринка, чёрт её возьми!

Разговоры в аудитории, естественно, вращались вокруг левацкой тематики. Обсуждались предыдущие оккупации, акции, демонстрации. Более опытные оппозиционеры делились байками с начинающими. Каждый считал своим долгом рассказать об опыте общения с полицией и о задержаниях, если таковые имелись. Все с нетерпением ждали появления ментов ("ради этого и делаются оккупации!" - комментирует опытный левак). Каждый раз при звуках сирен люди в надежде высовывались из окон.

Однако не всё так просто. Чтобы войти в здание Сорбонны, полицейские должны получить специальный указ от префекта полиции. А префект полиции, в свою очередь, может действовать только по указу Ректора Сорбонны. Пока ректор просыпася, а префект подписывал свой указ, прошло четыре часа.

22:30: охранники Сорбонны связываются с оккупантами и делают им предупреждение: к зданию Сорбонны подъехало 5 автобусов местного ОМОНа (CRS). Если вы сейчас же покините здание, ничего не будет. Если вы откажетесь, им придётся взламывать двери, эвакуировать всех из Сорбонны и проводить принудительный контроль личности, а может быть, и задержание.

Вопрос выносится на голосование: кто хочет покинуть оккупированную аудиторию? Желающих не находится. Единогласно, и вновь под пение Интернационала, студенты решают оставаться в Сорбонне до последнего, и будь что будет.

В окна поступает последняя порция вина, после чего подъехавшие менты вынуждают поддерживавших нас товарищей уйти с улицы и занимают их место под нашими окнами. Мы окружены, но продолжаем петь и скандировать "Сорбонна - наша, мы за неё боролись, мы её отстоим!" .

23:00: нам звонят товарищи с улицы и сообщают, что омон-таки вошёл в здание Сорбонны. Пока менты в тяжёлых латах блуждают по коридорам в поисках аудитории, мы укрепляем баррикады. Опытные леваки раздают всем специальные бумажки с указанием, как действовать в случае задержания а также с номерами дружественных и недорогих адвокатов. Проводятся последние инструкции, мы встаём в живую цепь в три ряда и начинаем скандировать "Всеобщая забастовка!"

23:10: в аудитории слышно, как омон на лестнице разгребает наши баррикады из парт и коробок, очищая себе проход к аудитории (лестница, кстати, очень узкая. Им приходится подниматься по одному).

23:20: мы слышим страшный грохот, который длится пол минуты, после чего менты выбивают двери и входят в аудиторию. Они в латах, с шлемами в руках, с дубинками, в полном вооружении. Оценив нашу цепь, они оттесняют нас от стены и силой окружают. Мы оказываемся в кольце из сорока ментов, на лестнице ждёт ещё тридцать. На улице, как потом оказалось, ещё около пятидесяти. Они держат нас в окружении в течение 40 минут. Всё это время один из ментов нагло снимает наши лица и всё происходящее на камеру. Было очень жарко, ведь мы не разжимали рук, чтобы не разрушить нашу живую цепь. Мы пели песни и скандировали "ОМОНовцы - бастуйте с нами!".

В ответ на давление ментов, сжимавших кольцо и толкавших нас туда-обратно, мы предлагали им более мягкие меры, скандируя "Меньше ОМОНа, больше нежностей!" (Moins de CRS, plus de caresses!), а также "До здравствуют поцелуи!". Первых четырёх студентов выводили из аудитории по одному, силой выпихивая за дверь. На каждого студента приходилось по два мента. Естественно, оккупантам такой расклад не понравился.

Мы стали требовать, чтобы нам позволили выйти всем вместе. Несколько активных студентов пытались вести переговоры с ментами, настаивая на том, что мы все - одно целое, мы - группа, и нас надо выводить всех вместе как группу. Иначе мы не выйдем вообще и будем стоять здесь до утра, и ментам придётся прибегать к более жёстким мерам, что для них нежелательно ("Если хоть одного студента ударят, для нас это будет успех, а для них - полный провал и выговоры", - комментирует один из оккупантов).

Один из ментов оказался греком, он стал рассказывать о бунтах в Греции и хвалил французских студентов за их умение вести переговоры. Мы поговорили с ментами об их зарплатах, призывали их реализовывать своё право на забастовки и присоединяться к рабочему движению. К моему удивлению, они нас слушали хоть и с улыбкой, но не насмехались. Большинство из них выглядело ужасно усталыми, абсолютно разбитыми: единственное, что им было нужно, - это тёплая жена и вкусный ужин.

На их лицах не было того тупого выражения злобной радости, какое бывает у русских омоновцев на 31е, когда им наконец-то разрешают попинать своих сограждан. Нет, они скорее напомнили мне зомби-копов. Пока они лениво сдавливали нас, сужая кольцо, у одного из молодых ментов отстегнулся шлем и упал на пол. Старший товарищ, подняв его шлем, укоряющим тоном говорил - "Как же так, ты не перешил защёлку? Ведь надо было перешить, они всегда дурацкие на этих шлемах, и вообще, мне больше нравятся фуражки".

В результате переговоров, длившихся около 10 минут, менты-таки пошли на уступки: нам позволили выходить группами по 5 человек. Я была в цепи между Клементом и Винсентом (они в оппозиционном студ. движении с 2006 года, пережили множество оккупаций и посему держались бодрячком). Наша пятёрка покинула аудиторию последней.

00:00: нас выводят из аудитории, на каждого студента по два мента - спереди и сзади. Выводят нас во внутренний двор, где стоят охранники Сорбонны и члены администрации с видеокамерами, снимают наши лица (я естественно была по глаза в своём шарфе). Затем выводят в самый парадный из коридоров Сорбонны, по которому мы идём гордо и молча. В конце коридора - распахнутые роскошные двери, за которыми нас встречает толпа ментов и администрация Сорбонны.

Каждый из оккупантов подвергается "принудительному контролю личности": у нас беру студенческие билеты или паспорта, переписывают номера, имя, фамилию и дату рождения, после чего ведут по улице до перекрёстка, на котором, сдерживаемая ментовским оцеплением, ожидает толпа наших товарищей, человек 60.

Нас встречают радостными возгласами, сразу же предлагают вино, сигареты и еду, расспрашивают обо всём. Оказывается, информация об оккупации Сорбонны уже разошлась по сети, а значит, по словам оккупантов, акция удалась. Движуха на улице продолжается ещё минут сорок, до последнего метро. Студенты поют, задирают уставших ментов и обещают им на прощание: это не конец! мы ещё вернёмся в нашу Сорбонну!

На следующий день, 4 ноября, по указу ректора Сорбонна закрыта "по административным причинам". В понедельник, 8 ноября, в Сорбонне состоится ещё одна Генеральная Ассамблея. Вполне возможно на ней вновь будет решено оккупировать. "Борьба продолжается": музыка, любовь, левацкие вечеринки в аудиториях! Перезахватим наше будущее?

 

"Дикая" студенческая демонстрация 4 ноября

Париж. 4 ноября состоялась «дикая» (не организованная профбоссами) манифестация. Она двинулась в 15.00 от Жюссьё. В ней приняли участие школьники, студенты и другие недовольные пенсионной реформой. Все началось с митинга, собранного Национальным союзом студентов (НССФ). Устав слушать профбоссов, примерно три четверти участников самоорганизованно двинулись маршем, скандируя: «Все вместе – всеобщая стачка! На забастовку: бастуем до пенсии! Против НССФ и Объединения предпринимателей – одна борьба!».

Профлидеры пытались остановить уходящих, крича им вслед: «Куда вы без НССФ?». На что им отвечали: «Университет + союз предпринимателей = НССФ».

Демонстранты пошли по бульвару Сен-Жермен, затем по улице Сен-Жак, сделали круг вокруг Сорбонны, а затем двинулись по городу. Неслись лозунги: «Долой государство, ментов и хозяев! Долой государство, судей и СМИ! Хозяева понимают лишь один язык: стачки, блокады, саботаж! СМИ – повсюду, информация – нигде! Париж, поднимайся!» Небольшая манифестация поддавала больше жару, чем большое унылое профсоюзное шествие.

Люди на улице, в дверях и в окнах были поражены. Ведь их телевидение сказало им, что все уже кончилось. Некоторые, услышав необычные лозунги, кидали злобные взгляды. Но было много и выражений поддержки. Проезжавшие на грузовике рабочие приветствовали манифестантов поднятым сжатым кулаком и криком «До субботы». На субботу назначен новый день протестов.

Демонстранты пересекли Сену по Новому мосту, прошли по Риволи и свернули к Ратуше, затем направились к площади Республики. Власти в панике стягивали жандармов и полицейских, перекрывая перекрестки грузовиками со «стражами (бес) порядка». На Ар-э-Местьер движение колонны было блокировано со всех сторон. Части людей удалось уйти, но 89 были взяты в кольцо и затем задержаны. Их отпустили только вечером.    

 

Протесты студентов в других городах Франции

Монпелье.  В протесты и общие собрания втягивается все больше студентов факультета литературы, науки и права. В конце прошлой недели по всей стране прошло 60 студенческих общих собраний. Блокированы вузы в Гренобле, Сень-Этьене, Ле-Мане, Нанте, Монпелье… В различной степени движение охватило около 50 вузов.

Тулуза.  4 ноября студенты университета Ле-Мирай приняли решение блокировать вуз  бастовать, по крайней мере, до вторника, когда будет обсужден вопрос о продолжении акции. В общем собрании, которое вынесло это постановление, приняли участие 1500 человек. Входы в университет перегорожены стульями и столами. Более 400 студентов прошли маршем к центру города, скандируя: «Довольно этого общества, которое предлагает на лишь безработицу и прекаризацию».

Пуатье.  4 ноября  в 15.30 студенты захватили здание университета «Мальро». Было объявлено об установлении самоуправления, о введении свободных курсов, кинопоказов и т.д. На фасаде были прикреплены транспаранты: «Блокада. Всеобщая забастовка»; «Капитализм – на пенсию»; «Пенсию в 20 лет: чтобы целоваться, нужно время». Руководство вуза вызвало полицию, и примерно в 9 часов вечера полиция изгнала собравшихся.

Анжер. 600 студентов на общем собрании проголосовали за блокаду и забастовку вплоть до вторника. Около 150 студентов и школьников прошли демонстрацией по улицам. Полиция преградила им путь к штаб-квартире правящей партии.

 

Блокады автомагистралей, аэропортов

Сент-Уэн. 3 ноября сообщалось о блокаде мусоросжигательного завода в Сент-Уэне. Акция продолжалась и 4 ноября (общее собрание на месте блокады началось в 10.30)

Дакс. Бастующие работники Kéolis при поддержке десятков активистов блокировали гараж, не давая выезжать автобусам. Утром около 100 манифестантов из Шамбери и Морьен перекрыли туннель Фрежюс, на время прервав проезд грузовиков через границу с Италией. В Алансоне состоялось факельное шествие против пенсионной реформы; шествие направилось мимо мэрии к префектуре.

Федерации профсоюзов транспортников призвали к дню протестов против пенсионной реформы 4 ноября. Акции состоялись в различных городах. Примерно 400 демонстрантов перекрыли подъезд к аэропорту Руасси. Со знаменами в руках они передвигались между автовокзалами, создав огромную пробку и препятствуя движению до 10.30. Около 100 человек в 5.00 преградили доступ в аэропорт Нанта и сняли блокаду только в 11.00.

Тулуза. 4 ноября в 5.00 около 450 членов профсоюзов и активистов блокировали горящими баррикадами въезды в аэропорт. Акция продолжалась до 9.00.

Клермон-Ферран. Был также блокирован аэропорт Клермон-Феррана (150 участников). Профсоюзы сообщили о забастовке половины работников аэропорта в Шатору и о фильтрационных пикетах с раздачей листовок в аэропортах Орли и Бордо. В Лионе и Марселе отмечены прекращения работы; в Лионе многие рейсы перенесены.

На шоссе между Парижем и Лиллем караван из 50 машин, выйдя из Френ-ле-Монтобан, организовал пробку (операция «улитка»). Движение было сильно замедлено на протяжении более 10 км.

Брест. 60 манифестантов из «Коллектива против социальной несправедливости» частично блокировали подъезд к порту Бреста, но в 8.30 были отогнаны жандармами. В торговом порту были выставлены фильтрационные пикеты, которые сильно замедляли движение автомашин.  Группа, которая пыталась блокировать снабженческий центр «Леклерка» в Релек-Керуоне под Брестом, но также натолкнулась на жандармерию.

Гер. 40 демонстрантов в 6.30 блокировали нефтяной терминал. Вплоть до 9.00 там не прошел ни один грузовик. Акция была организована «Непокорными с плато Мильваш». Оба въезда были перегорожены цепями и большими черными тентами с надписями «Блокируем экономику».

Вильнёв-д-Аск (под Лиллем). Десятки членов профсоюзов захватили атобусное депо «Трансполь». Подъезды были перекрыты горящими баррикадами. 130 автобусов не вышли на линию. Акция была прекращена в 8.00. Профсоюз в депо планирует прекращать работу на час ежедневно.

Гравелль.  50 активистов из «Забастовочного дома» в Ренне с 7.30 до 10.15 пропускали машины на шоссе бесплатно. Желающие могли сделать пожертвования в забастовочную кассу (было собрано 1400 евро). Накануне участники того же коллектива утром заняли студию «Радио Франс – Блё Арморик»; передачи были прерваны; сделана попытка зачитать коммюнике. Вечером в четверг в «Забастовочном доме» состоялось межпрофессиональное общее собрание» для обсуждения новой акции.

Ванн. Более 200 демонстрантов блокировали региональную редакцию «Франс-3».

Лион. От 700 до 1500 манифестантов вышли на демонстрацию в Лионе по призыву «альтернативных» профсоюзов. Они прошли от площади Терро, останавливаясь у префектуры и филиала «Малакофф-Медерик» (группы, возглавляемой братом Саркози) и дойдя до площади Европы. Демонстранты протестовали не только против реформы пенсий, но также против «репрессивной и авторитарной» политики государства, и скандировали лозунги: «Такого общества здесь – мы не хотим». Большинство участников составляли школьники и студенты.

В Париже 4 ноября 80 работников культуры блокировали кассы Гран-палэ, где проходит выставка Монэ.

 

Школьники возобновляют борьбу

Начались выступления школьников. Блокирован лицей Поля Валерии в Сете: половина учеников отказалась придти в классы. Во Флере 100  учащихся лицея Геэнно прошли демонстрацией по городу, а затем собрались на общее собрание для обсуждения последующих выступлений.

Перпиньян. Несколько десятков школьников попытались в 8.00 блокировать вход в лицей Жана Лурса и возобновить забастовку, но в 10.00 блокада была снята. Там же в лицее Майоль школьник бросил яйцо в полицейского и был задержан.

Ле-Ман. Часть школьников возобновила забастовку и собралась на общее собрание. К ним присоединились протестующие студенты. Около 50 лицеистов и студентов устроили демонстрацию по городу. Сообщается о блокаде лицея Жана Жореса в Монтрее.

Заморский департамент Реюньен. Манифестации школьников прокатились по острову Реюньон. Они были немноголюдными, но активными. В Сен-Дени на улицы вышло 50 человек. В Сен-Пьере около 100 школьников собрались у автовокзала, затем двинулись к «Поль эмплуа», а также на полчаса перекрыли вход в Макдональдс.

 

Растет недовольство профбоссами

Гавр. 3 ноября в зале культурного центра «Ля-Форж» состоялся концерт: артисты передали все сборы в кассу борьбы. 4-го ноября межпрофессиональное общее собрание Гавра (в котором участвуют и местные профсоюзы) намеревалось направить в Париж делегатов, чтобы передать национальному руководству профсоюзов, что население города и окрестностей намерено продолжать борьбу.

Но профбоссы не захотели принять делегацию и выслушать мнение трудящихся Гавра. Представитель собрания выразил сожаление в этой связи. «… Мы будем ковать железо, пока оно горячо, чтобы 6 ноября стало успехом, и продолжим мобилизацию вплоть до отмены закона», – заявил он.

Общее собрание потребовало, чтобы лидеры профцентров провели 13 ноября манифестацию в Париже, а затем собрало делегатов из всех городов и предприятий для обсуждения всеобщей забастовки. 

Источник

Против реформизма

Как сообщают товарищи из CNT-AIT в Клермон-Ферране, в городе блокированы 15 лицеев, происходят «дикие» манифестации. Представители «Молодых коммунистов» (МК) и Новой антикапиталистической партии (НАП) при поддержке ВКТ и НССФ страются их сдерживать.

Они побуждают протестующих петь «Марсельезу» и не скандировать лозунги за всеобщую стачку, потому что это «не общий лозунг». Товарищ из CNT-AIT инициировал автономный коллектив в своей школе… На общих собраниях в вузе МК, НАП и НССФ пытаются настроить всех против анархо-синдикалистов и независимых анархистов, заявляя, что саботаж – это «терроризм», а экспроприация – «воровство», что не нужно ничего бросать в полицию… Иногда их активисты угрожают даже физической расправой.

На такие собрания в вузе ходит все меньше народу, потому что слушать речи политиканов и их призывы к налогообложению капитала и свержению-реформированию капитализма (между двумя глотками «Кока-колы») нет никакого смысла. Предпослелнее собрание было отменено, на последнее собрались 30 человек (в аудитории на 900 мест).

4 ноября была проведена манифестация к ректорату, в которой участвовали также анархо-синдикалисты и анархисты. Они предложили отправиться затем на вокзал и присоединиться к бастующим железнодорожникам, но идея была отвергнута без обсуждения. Вместо этого было решено пикетировать кастинг передачи «Х-Фактор», что оказалось пустой клоунадой…

«Нет, движение не «мертво»; забастовки продолжаются; все больше вузов блокировано… Но все это благодаря самоорганизации», – подытоживают товарищи.

Источник

Ссылки по тематике материала:

Франция: седьмая общенациональная забастовка против пенсионной реформы (фотоотчет)

Приветствие бастующим рабочим Франции от РКАС им. Махно

За самоорганизацию в борьбе!

Французы не сдаются

Полиция Франции применила против студентов слезоточивый газ

Франция: студенты и школьники участвуют в забастовке против пенсионной реформы (фотоотчет)

Добавить комментарий

CAPTCHA
Нам нужно убедиться, что вы человек, а не робот-спаммер.

Авторские колонки

Michael Shraibman

Я не вижу смысла в обсуждениях, кто виноват больше в войне, одно государство или другое. Допустим на минуту, что одна держава провоцировала войну, разжигала ее и несет ответственность за нее на 90 или даже на 98 процентов, а другая не более чем на 2 процента. Почему это вообще должно быть важно...

5 дней назад
3
Николай Дедок

Уверен, многим из вас знакомо чувство: едва скажешь про свои радикальные политические взгляды, шаблонные возражения посыплются, как из ведра: «совсем без милиции нельзя!», «власть в природе человека», «анархия это хаос», «богатыми становятся самые умные...

4 недели назад

Свободные новости