Инсайдер рассказывает почему Анонимус "может быть самой влиятельной организацией на Земле"

Представляем вам интервью взятое Катрин Сольем у одного из активистов движения Анонимус, который находится сейчас в бегах где-то в Канаде. Кристофер Дайон, он же Коммандер Х.

Катрин Сольем: Если смотреть на Анонимусов исключительно как на армию хакеров, насколько вы сильны?

Кристофер Дайон: Анонимус чем-то похож на здорового ребенка в школе, у которого были большие проблемы с чувством собственного достоинства, пока в один из дней он не ударил кого-то в лицо и понял: “Твою же ж мать, я действительно силен!”. Борьба с сaентологами стала этим ударом в лицо, когда Анонимусы стали осознавать свою невероятную силу. В этот момент возникает хороший аргумент, который допускает, что мы являемся самой влиятельной организацией на Земле. Сегодня весь мир функционирует за счет информации. Наш мир контролируется и работает на маленьких невидимых единичка и нулях, перемещающихся по воздуху и кабелю вокруг нас. Тогда если именно таков способ контроля мира, то кто контролирует 1 и 0? Всякие гики и компьютерные хакеры со всего мира.

КС: Что значит быть лидером организации, у которой нет лидеров?

КД: Мы не занимаемся выборами президента, но это не значит, что внутри движения не существует лидеров. Естественным путем Коммандер Х или Баррет Браун или Питер Фейн, неважно есть ли у них имена или нет, они берут на себя роль лидеров и на них смотрят остальные. Средний Анон не похож на меня, работающего по 12 часов в день и посвящающего свою жизнь этому. Он – простой айтишник или установщик кабельного, которые готов потратить пару часов своего времени, и он хочет, чтобы ему говорили, что делать. Необходимы организаторы, чтобы вещи начали работать. Любой может быть представителем, но моя возможность говорить ограничена консенсуальными решениями в коллективе.

КС: Похоже, что сейчас идет война между хактивистами или информационными активистами и правоохранительными органами (по крайней мере 40 человек были арестованы за последний год по обвинениями в связях с движением Анонимусов). Кто по вашему сейчас побеждает?

КД: Мне кажется, что на данный момент ситуация патовая. Но я считаю, что в конце концов мы победим. Я верю, что правда всегда побеждает. Но в текущий момент аресты оказали несколько охлаждающий эффект на движение. За 30-ти минутный протест я могу получить 15 лет в тюрьме [ 1]. На данный момент это единственное уголовное дело против меня, но я ожидаю появления новых. И вопрос стоит не просто в самом возможном сроке, но и непосредственно в процессе: они нарыли терабайты информации. Около 150 000 страниц за 30-ти минутный протест. Это значит, что суд продлиться до двух лет, и на протяжении этого времени я буду находится под пристальным наблюдением ФБР. Я не смогу пользоваться Твиттером, Фэйсбуком или IRC, т.е. я не смогу связываться с другими известными членами Анонимуса, которых насчитывается около 50 000 человек по всему миру.

По сути, это просто делает не возможной мою дальнейшую работу в качестве активиста. Даже если я докажу невиновность в суде, я все равно буду отключен на два года. Я не согласен на такие условия, и поэтому я сейчас в Канаде. В Сирии и Тунисе, Ливии, Египте, Нигерии, в Кот-д’Ивуаре – во всех этих странах мы спасли столько жизней, что я не в состоянии сосчитать: активисты, журналисты, блогеры и простые люди, которые приходили к нам за помощью в этой невероятно враждебной среде. Я не собираюсь бросать эту работу.

КС: Теперь, когда вы в ближайшем будущем планируете остаться в Канаде, чувствуете ли вы себя в относительной безопасности?

КД: Да. У нас есть много контактов в канадском правительстве. Мы были хорошо подготовлены, когда я сюда попал: у нас есть подпольная железная дорога и убежища по всей Канаде. Мы можем ошибаться, но нам кажется, что канадское правительство также обеспокоено Анонимусами как и Соединенными Штатами. Их подход будет:“Живо заходите, долго не задерживайтесь и вы будете впорядке”. Поэтому мы сейчас активно ведем переговоры с несколькими государствами в Европе для создания постоянного пространства политического убежища, которым смогу воспользоваться не только я, но и остальные Аноны и информационные активисты, нуждающиеся в этом. Очень жаль, что у Канады нет политической смелости, чтобы защищать информационных активистов от Америки, как они это делали в шестидесятых в отношении американских дезертиров, которые бежали от службы во Вьетнаме. Вот такая реальность, но они скорее всего не будут предпринимать активных шагов для того, чтобы меня выследить.

КС: Не считаете ли вы, что общество не достаточно обеспокоено онлайн слежкой или слежкой в реально жизни?

КД: Я считаю, что общество начинает осознавать цену информации. К примеру, до недавнего времени в США и в остальном мире никому не было позволено знать точное количество гражданских, убитых в Афганистане и Ираке. Существовали дикие предположения, и все числа были примерными до тех пор, пока молодой рядовой Брэди Мэйнинг, набравшись смелости, не выкрал эту информацию у американского правительства и опубликовал ее. Теперь мы знаем, что вопреки всем высоким технологиям, доступным военным, они умудрились случайно убить 150 000 гражданских в двух странах. Начиная с этой информации общество начнет понимать цену информации, и они начнут осознавать, что активисты рискуют всем ради того, чтобы предать информацию огласке.

КС: Что бы вы хотели сказать людям, которые верят, что Аноны – простая кибертеррористическая группа.

КД: По сути я отвергаю семантический аргумент. Если вы хотите называть меня террористом, то у меня с этим нет никаких проблем. Но я спрошу вас: “Кому сейчас страшно?”. Если страшно плохим парням, то я просто в ажуре. Если простой средний человек дрожит от страха, тот человек, которому мы пытаемся помочь, то я предлагаю этому человеку немного образоваться, изучить то, что мы делаем и избавиться от этого страха. Мы боремся за людей, мы боремся, как любит заявлять Оккупай, за 99%. 1% людей разрушает нашу планету и именно им стоит бояться. Если для них мы террористы, то это их право.

“Информационный террорист” – какая забавная концепция. Подумать только, что можно терроризировать кого-то с помощью информации. Но кого терроризируют? Простых людей, читающих газету и узнающих о том, что творит правительство от их имени? Их никто не терроризирует, они полностью удовлетворены подобной ситуацией. В ужасе пребывают люди, пытающиеся скрыть информацию, пытающиеся скрыть преступления. Забавно, что все почтовые базы, во взломе которых я участвовал: начиная президентом Асадом заканчивая Стрэтфор Секьюрити – все до одной содержали преступления. За все время взломов корпоративной или правительственной почты у меня ни разу не возникала мысль: “О боже, эти люди абсолютно ни в чем не виноваты, я совершил ошибку.”

КС: Что вы думаете о студенческих протестах в Квебеке?

КД: Куда бы я не попал, особенно за последние два года, я нахожу протесты. У меня не было ни единого представления, что такое происходит в Канаде. В день моего приезда в Монреаль я сидел в кафе в центре города на пересечении Сант Катрин и Сант Юберт. Напротив через улицу в парке проходил протест. Весь перекресток стал военной зоной: я видел как полицейские невероятно жестоко обращались с этими ребятами, выпуская один за другим баллоны со слезоточивым газом, запуская шумовые гранаты, гранаты со слезоточивым газом, и самое худшее что сделали эти ребята – один из них бросил снежок в полицейского, а другой метнул оранжевый конус. Черт возьми, эти копы были в полном обмундировании, это не насилие. Но то, что копы делали с молодежью было настолько ужасающе, что менеджер кафе закрыл всех нас внутри. Закрыл нас внутри, пока мы наблюдали через стекло как повсюду полицейские избивали молодых ребят. Куда бы я не попал: Окленд, Сан Франциско, Монреаль – везде я вижу одно и тоже. Я вижу людей, которые восстают требуя справедливости, а эти жестокие полувоенные полицейские отделения используются для их подавления – в такой ситуации я не могу оставаться в стороне.

КС: Анонимус начинали как онлайн шутка, но все стало намного серьезнее за последние два года. Что произошло?

КД: Я верю, что Египет стал ключевой эмоциональной точкой для нас в Анонимус. Очевидно, что для нас всегда существовала грань юмора. Но люди спрашивают меня сегодня: “Почему вы стали такими злыми?”. Все началось в Египте, когда мы тратили дни на установку онлайн трансляций, и первым, что мы видели были убийства наших друзей – в этот момент все становится личным. И вопрос не только в Египте. Ливия, Тунис вновь и вновь эти отряды свободы воспитали в нас отношение “не брать пленных”. Мы узнаем этих людей. Возможно это не похоже на наше с вами общение, но когда общаешься с людьми по Скайпу и проводишь часы за разговорами в IRC, где эти люди делятся с тобой своими надеждами и мечтами о своей стране, о своем будущем, где они рассказывают о том, как рискуют своими жизнями, чтобы их дети смогли жить в лучшем мире в далеком будущем, то возникает связь с этим людьми и они становятся твоими друзьями и семьей.

КС: Какие дальше планы у Анонимуса?

КД: На данный момент у нас есть доступ ко всем засекреченным базам данных в американском правительстве. Вопросом является лишь то, когда мы сольем информацию с этих баз, а не сольем ли мы ее вообще. Знаете как мы получили доступ? Мы ничего не взламывали. Мы получили доступ к системам от людей, которые эти системы обслуживают. Пятизвездочные генералы и Министр Обороны, сидящие в своих легких плюшевых офисах на верхушке Пентагона уже ничем не управляют. Прыщавый парень в подвале рулит игрой, и Брэдли Мэйнинг это доказал. Факт, что он смог опубликовать 250 000 сообщений вдвое уменьшает власть МИДа США. Дневники афганской и иранской войны надвое разрезают политический клочок Министерства Обороны. Все это происходит из-за одного парня, которому хватило смелости закинуть диск в конверт и кому-то его отправить.

Теперь люди сливают информацию Анонимусу, и они не приходят к нам с документами или дисками, они приходят к нам с ключами от царства, они дают нам пароли и логины ко всем безопасным базам данных, над которыми у нас теперь есть полный контроль. Миру необходимо этим заинтересоваться.

Источник

1: Дайон был арестован в сентябре за довольно незначительное нападение на сайт администрации Санта Круз, в ответ на выселение лагеря бездомных, расположенного рядом со зданием суда.

(Источник перевода:http://belarus.indymedia.org/25838)

Добавить комментарий

CAPTCHA
Нам нужно убедиться, что вы человек, а не робот-спаммер. Внимание: перед тем, как проходить CAPTCHA, мы рекомендуем выйти из ваших учетных записей в Google, Facebook и прочих крупных компаниях. Так вы усложните построение вашего "сетевого профиля".

Авторские колонки

Владимир Платоненко

То, что драка за власть началась ещё при жизни Путина, на самом деле плохо. Пока российский народ ждёт смерти престарелого диктатора, у того может появиться сильный преемник, и тогда Россию ожидает ещё два десятка таких же лет, которые народ просто не переживёт. Он и так уже на последнем издыхании...

4 недели назад
2
Антти Раутиайнен

В эмиграции нет главной задачи, так как главная задача – не оказаться в эмиграции. Многие питают иллюзии, что в эмиграции можно заниматься тем же сопротивлением, что и в России, но это верно только для каких-то довольно узких и специфических случаев, и только когда деятельность происходит...

1 месяц назад
7

Свободные новости