Интервью с АЧК-Беларусь

Команда «Не сегодня, не вчера, не завтра» с - инициативой, помогающей беларусским заключенным анархист:кам и антифашист:кам - об истории АЧК, беларусских политзаключенных, о том, что такое низовые инициативы, и как их поддержать.

Здравствуйте, расскажите про себя? Чем занимаетесь? Давно ли существует инициатива?

Беларусская группа Анархического Черного Креста существует с 2009 года. Тогда это выглядело как попытка ежемесячно собирать взносы с анархисто:к на случай репрессий. Мы обсуждали вероятность предстоящих репрессий и необходимость готовиться к ним и хотели использовать практики антирепрессивной работы, которые уже существовали в движении в других странах.

В 2010 году анархисты в Беларуси впервые столкнулись с уголовным преследованием и массовыми допросами, обысками. Нужно отметить, что правозащитники тогда не оказывали никакой поддержки людям, которые боролись с режимом прямым действием: поджоги, уничтожение имущества, атаки на СИЗО и ИВС. Помощи ждать было буквально неоткуда, поэтому сформировался новый коллектив АЧК, который стал заниматься не только фандрайзингом на адвокатов и передачи, но и развитием культуры безопасности в движении, способствующей тому, чтобы люди не попадали за решетку из-за невежества и глупых ошибок, либо в результате хитрых игр ГУБОПа, вынуждающих давать нужные им показания. Для нас до сих пор важно, чтобы человек, которого мы поддерживаем, не был предателем - такие люди не имеют права рассчитывать на помощь от движения. Но после 2020 года нам пришлось пересмотреть этот подход, и мы допускаем отклонения от него, учитывая пытки и насилие, которые стали частью репрессивной реальности.

До 2020 года мы также помогали с финансами людям, которые выходили из тюрем или просто с суток - многие из них теряли работу или просто не получали зарплату за время ареста. Мы считаем, что движение обязано брать на себя такую поддержку, а не оставлять людей наедине с проблемами.

Сейчас наш основной фокус - поддержка анархист:ок и антифашист:ок, которые оказались в заключении после событий 2020 года. Еще одним важным направлением в последние годы стала оплата психотерапии для товарище:к, травмированных репрессиями или тюрьмой.


Иллюстрация из архива АЧК-Беларусь

Расскажите про историю АЧК, это международная организация?

АЧК сейчас - это скорее сеть автономных коллективов, чем организация. Прототип АЧК возник в 1906 году в Российской империи под названием Политический красный крест. Эта организация занималась помощью всем заключенным революционерам независимо от их взглядов, но вскоре перешла под контроль коммунистов и социалистов, которые перестали оказывать помощь заключенным-анархистам. Анархисты тогда создали новую структуру, Анархический красный крест, при этом продолжали помогать всем заключенным без исключения. Во время Гражданской войны в России Красный крест стал помогать раненым и участникам военных действий, поэтому АКК переименовали в АЧК (черный крест), чтобы избежать путаницы. Репрессии вынуждали анархистов часто переезжать из страны в страну, и повсеместно они организовывали ячейки АЧК, помогая не только русским, но и всем анархистам, которые нуждались в помощи - от заключенных и участников военных действий до политических беженцев.

Сейчас ячеек АЧК в мире не так много, чаще всего люди организовывают временные структуры солидарности под конкретные уголовные дела, которые распадаются со временем и за ненадобностью. Контекст Беларуси не позволяет даже думать о том, чтобы АЧК прекратило свое существование - не было ни единого года, начиная с 2010-го, когда у нас не было заключенных под опекой.

Иллюстрация из архива АЧК-Беларусь

АЧК это низовая инициатива? Чем низовые инициативы отличаются от других?

Низовая инициатива означает, что мы не работаем как НГО или фонд солидарности, не получаем деньги за свою деятельность, не используем гранты для поддержки заключенных, не платим дизайнерам маек и открыток и т.д. Мы работаем не “для” кого-то, и мы - не благотворительная структура, которая предполагает, что есть мы и есть объекты помощи, жертвы режима, которых нужно жалеть и защищать. Кажд:ая из нас может в любой момент попасть за решетку, и мы воспринимаем поддержку наших товарищей как часть борьбы, которую они продолжают в тюрьмах. Мы - части одной цепи, а не благотворители. Мы обеспечиваем поддержку не из гуманитарных соображений, а потому, что для нас взаимная помощь - это часть политической борьбы и основа анархизма. Если мы не способны поддержать товарищ:ку в беде - грош цена громким анархическим заявлениям.

По нашему мнению, мы отличаемся от большинства существующих организаций, помогающих политзаключенным, именно этим. В этом наша сила, и, конечно же, ограничение в плане возможности привлекать средства.

Сколько у вас подопечных, которым вы регулярно оказываете помощь?

На сегодня, по нашей информации, за решеткой находятся 32 анархист:ки и антифашист:ки (плюс один человек под домашним арестом). Не всем из них мы помогаем, поскольку контакт с ребятами ограничен позицией их родных и их готовностью с нами сотрудничать. Мы не можем назвать точную цифру из соображений безопасности, но это примерно 80% людей, перечисленных на нашем сайте.

Что самое необходимое в тюрьме?

На наш взгляд, самое необходимое в заключении - получение информации о событиях на воле и новостях движения. Многие товарищ:ки испытывают информационный и медийный голод, не понимая, продвигает ли кто-либо идеи, за которые они боролись и были репрессированы, помогает ли кто-то их родным, интересуется ли их положением, передает ли весточки. Каратели делают все возможное, чтобы изолировать политзаключенных и заставить их верить, что солидарности больше не существует. Мы, со своей стороны, продолжаем делать все, чтобы показать товарищ:кам обратное всеми возможными способами.

Какое отношение в беларусских тюрьмах к политическим заключенным?

Еще когда наши товарищ:ки сидели в 2010-2015 годах, к ним было повышенное внимание со стороны администрации "исправительных" учреждений: лишали передач и свиданий, продлевали сроки по надуманным причинам, используя статью 411 УК. Интересно, что четверо анархистов и политик Статкевич были последними политзаключенными, которых помиловал Лукашенко в 2015 году - все остальные к тому времени уже вышли. Можно сделать вывод, что уже тогда известные (в узких кругах) политики и анархисты представляли приблизительно одинаковую угрозу для режима.

Сейчас происходит то же самое, только в гипертрофированном виде. Анархистам дают уже не 3-5 лет в среднем, как раньше, а 5-20 лет. Некоторые наши товарищ:ки уже переведены в колонии строгого режима или тюрьмы как "злостные нарушители режима". Несколько человек объявляли голодовки, пытаясь отстоять самые базовые права, вроде получения передачи или отправления жалобы в прокуратуру. Часть анархистов периодически проводит от нескольких месяцев до полугода в штрафном изоляторе. Наверняка, если начнется какой-то торг заключенными, анархисты и в этот раз будут последними в списке на освобождение.

Расскажите про самые сложные ваши кейсы?

Наверное, можно отметить “дело Революционного действия”, в рамках которого осудили 10 человек. Следствие продолжалось почти 2 года, а суд и подготовка к нему длились шесть месяцев с почти ежедневными заседаниями. В месяц нам нужно было фандрайзить около 7000 евро только на это дело. Мы влезли в большие долги и были вынуждены почти на полгода остановить значительную часть помощи другим заключенным.

Также было два дела, где отдельные фигуранты дали показания на других участников группы. Как уже говорилось выше, для нас это красный флаг при принятии решения о поддержке. Ушло много времени и сил на то, чтобы выяснить все обстоятельства, узнать мнение других обвиняемых и представителей движения насчет поддержки таких людей. В конечном итоге мы решили сделать исключение и поддерживать всех ребят. Этически для нас это были очень непростые решения.

Иллюстрация из архива АЧК-Беларусь

Какие книги беларусскими заключенными написаны на данный момент?

Пока были изданы только книги Игоря Олиневича “Еду в Магадан” и Миколы Дедка “Цвета параллельного мира”. Обе написаны по мотивам их первого срока (2010-2015 гг). Книга Олиневича в свое время произвела настоящий фурор в нашем движении и за его пределами. Насколько нам известно, Олиневич - самый переводимый современный беларусский автор после Светланы Алексиевич. “Еду в Магадан” была переведена на 11 европейских языков. Прямо сейчас готовится к печати украинское издание книги. Книга Дедка доступна на беларусском, русском, английском и немецком языках, и вскоре выйдет в свет польское издание.

По мотивам книги “Еду в Магадан” Игоря Олиневича в Чехии поставили спектакль, вы что-нибудь про это знаете?

Да, конечно, актеры связывались с нами и даже высылали деньги, собранные на спектаклях, в поддержку Игоря. Ходят слухи, что скоро они приедут со спектаклем в Варшаву.

В Беларуси давление на антифа, анархисто:ок до 2020 года было случайным или целенаправленным?

Конечно, давление на анархо- и антифа движение всегда было целенаправленным. Начиная с 2010 года ГУБОП воспринимает нас как своего личного врага. Нет такого, что кто-то делает акцию и их “нечаянно” задерживает патруль. ГУБОП и КГБ годами собирали по крупицам информацию об анархистах, устанавливали, где мы живем, с кем общаемся, как организованы, в чем наши слабые стороны. Именно поэтому обыски происходили зачастую сразу у 20 человек. Из-за развитой культуры безопасности в движении порой ментам приходилось уходить ни с чем, либо искать слабые звенья - тех, кто поддастся на провокации и сообщит нужную информацию или халатно отнесся к защите компьютерной информации, которую можно использовать как улики.

Плакат  из архива АЧК-Беларусь

Какая сейчас обстановка с давлением на анархист:ок, антифашист:ок?

Если имеется в виду преследование людей, которые еще на свободе, то большинство известных органам анархисто:к покинули страну. Некоторые до сих пор продолжают получать угрозы или персональное внимание от ГУБОПа, у их родных в Беларуси проводят обыски, угрожают увольнением. Для анархисто:к у ГУБОПа есть отдельный канал в Телеграме, где выкладывается всякий бред вроде насмешек над внешним видом или видео мастурбации, записанное скрытой камерой. Известны также случаи преследования за помощь или переписку с заключенными-анархист:ками.

В каких странах еще осуществляется сильное давление на анархист:ок антифашист:ок? Есть ли примеры?

Давление оказывается везде, где анархисты и антифашисты вступают в прямое столкновение с местными режимами, либо их деятельность становится неудобной или слишком заметной. Последний пример: летом этого года в “демократической” Германии менты окружили многотысячную антифашистскую демонстрацию и более 12 часов по одному выпускали оттуда людей, переписывая их данные и конфисковывая телефоны. В Италии и Греции не прекращаются рейды на сквоты в поисках анархисто:к, которые занимаются уничтожением имущества очень богатых людей, угрожают судьям или борются против строительства АЭС или железных дорог. Или возьмем США. В Эшвилле активист:ки поставили палатки в местном парке в знак протеста против запрета установки палаток, в которых ночуют бездомные. 16 человек арестовали и обвинили в “преступной антисанитарии” (уголовная статья), провели множество обысков, после чего люди потеряли работу или с ними расторгли контракт арендодатели. У активисто:к изъяли много техники, а на автомобилях некоторых товарищей установили датчики перемещения. В общем, там, где анархисты становятся занозой в заднице властей, с ними не церемонятся.

Какие книги зарубежных заключенных анархист:ок, антифашист:ок вы бы посоветовали почитать?

* Bang up and smash
* Angels with dirty faces
* Overcoming burnout (Nicole Rose)
* Against Torture (Sean Swain)
* README.txt (Chelsea Manning)
* A Normal Life: The Autobiography of Vassilis Palaiokostas

Какая вам нужна помощь?

Нам нужна помощь в популяризации нашей работы и наших заключенных товарищ:ек. Как минимум вы можете делать репосты информации из наших соцсетей, а также покупать наш , делать фото и постить в своих аккаунтах, рассказывать про АЧК везде, где только возможно.

Также мы ищем ответственных дизайнеро:к, готовых на волонтерских началах разработать нам флаеры, новый дизайн для футболок и прочие визуальные атрибуты.

Ну и, конечно же, нам нужны деньги. Если до 2020 года мы могли покрывать практически 100% расходов на каждого заключенного, то сейчас это невозможно, потому что траты в месяц составляют примерно 12-15 тысяч евро. Недавно мы запустили кампанию по поиску личных соратни:ц для наших заключенных. Суть в том, чтобы вокруг отдельных заключенных формировались небольшие группки людей, которые готовы ежемесячно собирать определенную сумму на тюремные расходы. Это значительно разгрузило бы наш коллектив и позволило бы децентрализовать помощь, сделать ее более эффективной и полноценной.

Подробности кампании, новости заключенных товарищей можно узнавать на нашем сайте , а по любым вопросам можно писать нам на почту

Добавить комментарий

CAPTCHA
Нам нужно убедиться, что вы человек, а не робот-спаммер. Внимание: перед тем, как проходить CAPTCHA, мы рекомендуем выйти из ваших учетных записей в Google, Facebook и прочих крупных компаниях. Так вы усложните построение вашего "сетевого профиля".

Авторские колонки

Антти Раутиайнен

Ветеран анархического и антифашистского движения Украины Максим Буткевич уже больше чем полтора года находится в плену. Анархисты о нем могли бы писать больше, и мой текст о нем тоже сильно опоздал. Но и помочь ему можно немногим. Послушать на Spotify После полномасштабного вторжения России в...

1 месяц назад
Востсибов

Перед очередными выборами в очередной раз встает вопрос: допустимо ли поучаствовать в этом действе анархисту? Ответ "нет" вроде бы очевиден, однако, как представляется, такой четкий  и однозначный ответ приемлем при наличии необходимого условия. Это условие - наличие достаточно длительной...

1 месяц назад
2

Свободные новости