О свободе и ее врагах

Зигмунд Фрейд полагал, что сопротивление против анализа в ходе аналитической процедуры само по себе может и должно стать предметом анализа. Из того, как человек сопротивляется откровенности, становится видна вся клиническая картина.

Из этой точки стоит рассматривать поведение тех (а таких много), кто пришел в ужас в связи с началом революции в Азии. Революции, которая вовсе не собиралась останавливаться в Тунисе, а перекинулась уже на Египет, Алжир, Ливию, Йемен, Бахрейн и, возможно, на Иран. Может она выйдет за пределы Азии, кто знает. Потому она  и подняла уже со дна душ все старые страхи, всю муть, всю грязь.

Начнем с российских конспирологов. Разумеется, они объясняют эти великие исторические перемены, сравнимые с европейской "Весной Народов" 1848-1849 гг. происками ЦРУ и сионистов либо же исламистов. Вероятно, конспирологи первого типа - антиамериканисты и антисемиты, а второго - сионисты и\или либералы-западники, отсюда выбор. Впрочем, не существенно. Теории заговора многообразны, но у них есть одно общее - они всегда унылы. В конце концов, какая разница, кого подставить на место заговорщиков - сионистов, исламистов, ЦРУ, масонов или марсиан. Принцип один и тот же: революции есть результат заговора злых парней, которые живут для того, чтобы навредить хорошим парням. Это стиль мышления параноидов и работников спецслужб.

На такое ответили еще участники народного восстания в Иране в 2009-2010 гг: "Мы - 1,5 миллиона агентов ЦРУ и 250 тысяч агентов Мосад". Миллионные толпы не выходят на улицу и, тем более, не идут под пули полиции и армии из-за того, что их подкупили. Всем не заплатишь, да и и оплата не компенсирует смерть и пытки. Революции происходят не потому, что их кто-то проплатил, а потому что народные массы, прежде всего, социальные низы, составляющие большинство участников восстаний, доведены до отчаянья нищетой и беспросветной жизнью, собственным бесправием и насилием государства. Ни экономически, ни с моральной точки зрения режим их больше не устраивает, жить как прежде они не в силах. Как выразилась одна знакомая: "Момент истины наступает тогда, когда ложь становится страшнее правды".

Возвращаясь к нашим конспирологам: многие искренне убеждены в том, что за так и прыщ не вскочит. Если что-то происходит, значит оно кем-то проплачено. Такая скука. Они и в самом деле не представляют себе иных отношений между людьми, кроме коммерческих. Что женщина может быть беззаветно любящей и любимой (а не продающейся за деньги), ученый (ая) - бескорыстным искателем истины (а не жадным карьеристом), народный бунтарь - искренним борцом за свое и общее счастье (а не проплаченным иностранным шпионом) им, конспирологам, просто в голову не приходит.

Впрочем не все противники революций - сторонники теорий заговора. Например, некоторые российские "левые" по своим, малопонятным окружающим людям соображениям, восхищаются миллионной толпой в Каире, требующей свободы и хлеба, но ужасаются точно такой же толпе в Тегеране. Наверное, это потому так, что они не любят проамериканских диктаторов и капиталистов, зато любят антиамериканских диктаторов и капиталистов? Что угодно, лишь бы Штатам было плохо? Может, они думают, будто народам Беларуси и Ирана надо терпеть свои упырей только потому, что данные упыри, в отличие от Мубарака, не любят Америку?.. Однако же, подобные идеи (в отличие, увы, от весьма популярных конспирологических версий) слишком причудливы для того, чтобы обрести массовую базу.

Есть другие. О таких хорошо написали братья Стругацкие. "Есть другие. С пустыми глазами. Достоверно знающие, с какой стороны у бутерброда масло.  По-своему очень даже  неглупые.  По-своему  немалые знатоки человеческой природы.  Расчетливые и беспринципные, познавшие всю силу человеческих слабостей, умеющие любое зло обратить себе в добро и в этом неутомимые.  Они тщательно выбривают свои уши и зачастую изобретают удивительные средства для уничтожения волосяного покрова".

Эти сторонники крайне правой не выпячивают наружу свой фашизм. Они прекрасно знают, что революции в Египте и Тунисе - вовсе не результат заговора. Зато они расскажут нам про разнузданные толпы черни и приведут несколько реальных примеров того, как те или иные группы протестующих и в самом деле кого-то убили или изнасиловали, или же выкрикивали антисемитские (исламистские) лозунги. Они станут объяснять, что только цивилизованные европейцы (израильтяне, американцы) достойны хлеба и свободы, а когда толпа грязных варваров-арабов поднимается с требованием хлеба и свободы, это может закончиться лишь погромом и халифатом. Пусть уж лучше диктаторы управляют мусульманским миром, чтобы гарантировать нашу безопасность. "Нашу! Ведь арабы - не люди!" - но вслух так они не скажут. Зато эти интеллигентные фашисты расскажут нам о толерантности и уважении к правам личности, о которых (увы!) ничего не знают на Востоке...

К счастью, такой тип слабо распространен в России. Зато в Европе, США, Израиле указанные субъекты успешно подогревают крайне правые настроения и требуют выселить мигрантов или запретить им въезд в свои страны... Вот только, они не вспомнят о том, как, в каких муках вызревали на Западе те немногочисленные, но реальные права и возможности человека - гражданские и социальные, которыми этот самый человек пользуется год за годом.  Сколько восстаний совершили народы Европы, чтобы отстоять даже самые элементарные права на свободу митингов и шествий? Сколько было пролито рабочей крови, чтобы выбить хотя бы минимальные социальные права у бизнеса? Сколько ужасных ошибок совершили борцы против угнетения? Подумайте об этом и волосы встанут дыбом. Но, с другой стороны, как, откуда люди, желавшие хлеба и свободы, могли быть другими? Ведь они - плоть от плоти и кровь от крови того самого общества, которое их воспитало в нищете и несправедливости. Чудо уже в том, что они все-таки начали бороться за свои права против королей, аристократов, а потом и против буржуев, как борются сегодня против своих диктаторов и буржуев арабы. И разве даром пролилась эта кровь?

Исследователь европейской истории, российский философ Эрих Соловьев пишет: "утверждение коммерционного земледелия, основанного на кабальных отношениях, — таков самый впечатляющий эффект развития рыночных отношений в XV—XVI вв. В ряде стран (в Германии, Дании, Венгрии) дело доходит до возрождения крепостных порядков, казалось бы, навсегда исчезнувших где-то в VIII—IX вв.  В одной из своих работ Ф. Энгельс назвал это явление “вторым изданием крепостничества”. Он говорил о нём с прогрессистским недоумением, как о некотором курьёзе западно-европейской экономики, уже устремлённой в передовое капиталистическое будущее. На самом деле “второе издание крепостничества” представляло собой вовсе не курьёз, а существенное направление развития позднесредневекового коммерциализма... Эволюция феодальной Западной Европы скорее всего завершилась бы утверждением единого для всех её стран  режима  доходного  крепостничества. Спустя ещё полвека подобная практика привела бы к полному хозяйственному и социокультурному упадку. Прообразы доходного  крепостничества возникли в католической Испании в конце XVI-го, в католической Франции во второй половине XVII в., — при Людовике XIV. Как показывают исследования выдающегося французского философа и историка М. Фуко  , правление этого “короля-солнца” (пресловутый “век галантности”) представляло собой порядок ещё не известных Западной Европе “предельных взыманий” и “предельного дисциплинарного насилия”. История западноевропейского Средневековья могла завершиться подобно истории античности. Последняя экономически иссякла в доходном  рабстве , практиковавшемся на римских латифундиях".

Свобода - вещь опасная и непредсказуемая! Да, опасность прихода к власти исламистов в Египте и Тунисе есть, хотя до сих пор исламисты выглядят довольно бледно на фоне народной протестной самоорганизации и новых молодежных группировок. Да, революции могут выродиться в кровавый хаос или привести к появлению новых диктаторов, хотя пока что египетские трудящиеся проявили большую сознательность и явно не желают ограничиваться политической революцией: по всей стране - стачки с экономическими требованиями, люди не хотят больше жить на два доллара в день; возможно идет вторая антибуржуазная классовая рабочая революционная волна.

Повторим: свобода - вещь опасная и непредсказуемая. Вспомним о Робеспьере и якобинском терроре. Вот только Великая Французская Революция, при всех своих ошибках и несправедливостях, остановила феодальное наступление на народные права. Если бы не она - французы сегодня, вероятно, жили бы так же, как римские рабы, а их жен и сестер трахали бы господа в посыпанных пудрой париках. Вспомним об этом, когда речь зайдет о современных революциях в Египте, Тунисе, Иране. Подумайте об этом, когда услышите аргументы лощенных правых ксенофобов и их подпевал - образованных буржуазных мещан.

Источник: http://shraibman.livejournal.com/604541.html

Добавить комментарий

CAPTCHA
Нам нужно убедиться, что вы человек, а не робот-спаммер.

Авторские колонки

Владимир Платоненко

Появились сообщения о преследовании на отвоёванной ВСУ территории учителей, учивших школьников по российской программе. Речь идёт как об учителях, приехавших из РФ, так и о местных, согласившихся учить детей по российским учебникам и методичкам. Кто-то этим возмущается, кто-то считает это...

2 недели назад
18
Антти Раутиайнен

Расизм означает идеологию, согласно которой существуют человеческие расы, и одна из них превосходит другие. Расистские деяния – это насилие, угнетение или дискриминация, которые порождаются расистской идеологией. Так как человеческие расы не существуют в действительности1, принадлежность...

3 недели назад
1

Свободные новости