Преследования антифашистов как практика борьбы с оппозицией

17 января в Москве в Независимом пресс-центре прошла пресс-конференция на тему: «Преследования антифашистов как практика борьбы с оппозицией». Антифашист из Нижнего Новгорода, сторонник Комитета 19 января Олег Матвевнин дал общую характеристику ситуацию в нижегородской общественной жизни, а также рассказал о том, как местный Центр по противодействию экстремизму начал преследования его товарищей, фабрикацию уголовных дел против них. Напомним, что в 2011 году нижегородские антифашисты Артем Быстров, Олег Гамбарук, Павел Кривоносов и Альберт Гайнутдинов были обвинены не только в хулиганстве и причинении тяжкого вреда здоровью нижегородскому неонацисту, но и в создании экстремистского сообщества — организации «РАШ-антифа».

«С момента создания центра «Э» мы не сомневались, что «органы» рано или поздно займутся и нами, - заявил Матвевнин. - Не потому, что мы реальные «экстремисты». А потому, что у «эшников» когда-то должны были кончиться подопечные из числа наших оппонентов. Мы видели как раскрывались достаточно громкие дела нижегородских ультраправых: на счету неонацистов были десятки жертв, в том числе они нападали на наших знакомых. Но мы знали о преследовании «эшниками» не только нижегородских ультраправых, но и о преследовании оппозиционеров, представителей «Другой России», правозащитников.

Как показал в своих откровениях милиционер Дымовский, для современных репрессивных органов главное - не победить преступность, главное - сделать отчетность, ну, если сегодня всех преступников в сфере своей компетенции выловить — кем вы будете заполнять отчетность следующий квартал? Ну, и на это мы и рассчитывали: если экстремистов среди нас нет, то их среди нас придётся назначить и придумать.

Мы даже семинары проводили по юридической грамотности активистов. Но мы не ожидали такой степени фальсификации, что подлог будет до такой степени бредовый. Когда понятые в ходе обыска находятся на лестничной площадке, а «эшники» залезают в квартиру подозреваемого через окно и долгое время переворачивают квартиру — этот факт сам за себя говорит о том, откуда берутся эти пресловутые «удостоверения РАШ-антифа...»

В целом же, по мнению Матвевнина, говорить о том что нижегородские антифашисты когда либо были членами какой-то экстремистской организации, нелепо. Не нужна организация для того, чтобы исповедовать какие-либо взгляды. Обвиняемые действительно были известны своим участием в мирных, публичных общественных акциях экологической, социальной и антифашистской направленности. Нижегородский же центр «Э» стремится, с подачи власти, зачистить всё общественное поле. Как от правых, так и от левых, как от фашистов, так и от антифашистов. В Нижнем Новгороде можно наблюдать, как в тандеме действует власти города, из раза в раз не согласующие мирные публичные акции анархистов, антифашистов, экологов, (тем самым загоняя критически мыслящую молодёжь в маргинальное гетто, толкая людей на нелегальные акции), Центр по противодействию экстремизму, который не прекращает постоянные нелегальные аресты, задержания, который фактически похищает людей «для беседы» (такие беседы никогда не протоколируются и часто заканчиваются пытками), а также прокуратура, игнорирующая все жалобы адвокатов, правозащитников, преследуемых «эшниками» антифашистов, прокуратура, которая в упор не видит преступлений полиции.»

Адвокат нижегородских антифашистов Дмитрий Динзе, принимавший участие в пресс-конференции посредством видеотрансляции из Санкт-Петербурга, назвал выдвигаемые против его подзащитных обвинения бредом. Доказательств существования мифической экстремистской организации «РАШ-антифа», по его мнению, нет. «Удостоверения» о членстве в организации были, по мнению адвоката, изготовлены и подкинуты нижегородским активистам «эшниками», да и сама организация «РАШ-антифа» является плодом их больного воображения.

Известный адвокат, выступавший защитником во многих громких делах, где преследовались общественные активисты, считает, что т. н. «нижегородское дело» демонстрирует высочайшую степень некомпетентности следственных органов. Так, следователь заявила адвокату, что его требования расследовать факт фальсификации, незаконных задержаний, процессуальных нарушений — это попытка уйти от ответственности для обвиняемого. «Удивительно, скажете вы, почему это обвиняемые не хотят сесть, а их адвокат им в этом помогает?»

Еще одна участница пресс-конференции Ирина Королева, сторонница Комитета 19 января из Москвы, говорила о незаконном преследовании молодых людей антифашистских убеждений в других городах России. Так, питерский антифашист и правозащитник Филипп Костенко в минувшем декабре — начале нынешнего января провел 30 суток под административным арестом по сфальсифицированным Центром «Э» делам.

Хорошо известно уголовное дело о нападении на администрацию подмосковных Химок, возбужденное в 2010 году против известных антифашистов Алексея Гаскарова и Максима Солопова. Последний получил по этому сфабрикованному с помощью «милицейских» свидетелей обвинению 2 года условно.

В 2009 году Алексей Олесинов, также известный московский антифашист, был обвинен в нападении на клуб и приговорен к году условного срока, хотя на самом деле он только слегка ударил по металлической двери клуба. Станислав Маркелов был его адвокатом на начальном этапе следствия, вплоть до своей гибели.

В том же 2009 году питерский антифашист Алексей Бычин получил 5 лет лишения свободы за то, что использовал нож для самообороны при нападении неонациста. Неонацист оказался сотрудником ОМОНа.

В аналогичной ситуации оказался казанские антифашисты Валеев и Терегулов, получившие соответственно 4 года реального срока и 2, 5 года условно.

В июне 2011 по заявлению известного неонациста Владлена Сумина (кличка «Аркан») был арестован московский антифашист Игорь Харченко. Сначала Игоря обвиняли в причинении тяжкого вреда здоровью, но во время продления ареста следователь заявил об организации Харченко экстремистского сообщества.

Также Ирина Королева заявила о том, что власти Санкт-Петербурга отказались согласовывать шествие и митинг памяти Маркелова и Бабуровой в нынешнем году, поэтому тамошним антифашистам придется ограничиться пикетом. В Нижнем Новгороде акцию на 19 января не согласовали вообще. Российское законодательство о публичных мероприятиях требует подавать уведомление на шествия и митинги в срок от 10 до 15 дней до начала мероприятия, поэтому на 19 января до нового года подавать рано, а после новогодних каникул — поздно.

Тем не менее, в Москве в виде исключения власти согласовали шествие и митинг 19 января. В этом году акция в день годовщины убийства известных антифашистов адвоката Станислава Маркелова и журналистки Анастасии Бабуровой начнется в начале Никитского бульвара в 19 часов. После окончания шествия пройдет митинг в Новопушкинском сквере.

Cоб.кор.

Добавить комментарий

CAPTCHA
Нам нужно убедиться, что вы человек, а не робот-спаммер.

Авторские колонки

Пьер-Жозеф Прудон
Michael Shraibman

Я не согласен по очень многим вопросам с Александром Шубиным, но тут емко и по делу излагается им мысль Прудона: "В XIX веке уже было признано, что плохо, когда вами правит абсолютный монарх. Абсолютизм - это плохо. Это французы уже поняли. Эту утопию мудрого правителя они уже реализовали и...

2 недели назад
Michael Shraibman

Год назад в мире поднялась новая волна протестов. Впрочем, в тот момент никто этого не осознавал. Когда «Желтые жилеты» во Франции подняли бунт против нового налога на топливо, никто и не думал, что это превратится в глобальный кризис. 2019 год изменил ситуацию. Социально-экономические...

3 недели назад

Свободные новости