В Беларуси посадили анархистов Емельянова и Комара. Почему это случилось?

12 февраля двух анархистов из Минска — Никиту Емельянова и Ивана Комара приговорили к 7 годам тюрьмы по статьям о повреждении историко-культурных ценностей и уничтожении имущества общеопасным способом. Суд назначил им наказание, которого требовал прокурор — 7 лет лишения свободы. Обоих приняли с поличным во время очередной акции — попытки поджога СИЗО на Володарского в знак солидарности с другими политзаключенными. Также им вменили атаку лампочками с краской на здание Мингорсуда, сделанные от имени группы «Чорны супраціў».

Еще на стадии следствия стало известно, что Комар активно сотрудничает со следствием, давая показания на Емельянова. Емельянов же давать показания следователям отказывался. На показаниях Комара было построено практически всё уголовное дело. Очень советую почитать отчёты[][][][] о судах от АЧК-Беларусь. В них много интересного, и хорошо продемонстрировано, как работает беларуская судебная машина.

Любопытно, что Иван Комар был ранее крайне активным в интернете под разными псевдонимами: создавал множество проектов-однодневок, телеграм-чатов и «групп либертарных активистов», состоявших из него самого и его фейковых страничек. Комара также неоднократно преследовала милиция (я даже брал у него ). Он побывал во всех существующих анархистских тусовках и увлекался сетевыми срачами, из-за чего некоторые анархисты даже объявили его милицейским провокатором. 

Пока СМИ о том, почему молодым людям впаяли такие большие сроки, и стоит ли признавать их политзаключенными, мы попробуем суммировать факты, которые в этом случае важны для анархистского движения страны.

  1. Сотрудничество со следствием не спасает от наказания. Сразу после задержания Комар выложил всё, что ему известно, причём не только по своему делу, но и вообще обо всём анархистском движении Беларуси — вплоть до внутренних конфликтов и псевдонимов анархистов в Телеграме. Почему он это сделал — очевидно. Хотел поскорее выйти на волю. Его рассказы об избиениях в камере можно смело считать враньём, призванным оправдать предательство перед публикой. Потому что:

    1. Подобные методы давления не применяли против анархистов почти никогда. Не потому, что менты такие добрые, а потому, что в этом совершенно нет нужды.

    2. Емельянова, который отказался сотрудничать со следствием, никто не избивал.

    3. Комар не говорил об избиениях на предварительном следствии, хотя к нему ходил адвокат, и возможность была.

    4. В камерах ИВС стоят видеокамеры. Даже самый конченый внутрикамерный агент не будет так себя подставлять.

  2. Режиму абсолютно наплевать на мнение Запада. Ничто не мешало дать анархистам домашнюю «химию» или «химию» с направлением. Однако репрессивные органы чувствуют себя вполне уверено и потому выбрали диспропорционально жёсткое наказание, чтобы запугать и показать решимость. Реакции демократических стран нет, и она вряд ли будет, ведь формально Комар и Емельянов совершили насильственное преступление. 

  3. Внушительная часть анархистского сообщества не учится ни на своих, ни на чужих ошибках. Сроки Комара и Емельянова стали возможными благодаря тому, что оба нарушили все возможные правила безопасности. Чего стоит хотя бы откровенный разговор Емельянова с опером под «слово офицера» о том, что беседа не будет использована на суде ( она, конечно же, была использована). Молодые анархисты, приходя в движение, полностью забивают на опыт предыдущих 15 лет и наступают в ходе своей деятельности на всё те же грабли. Цена — годы, вырванные из жизни. В итоге для внешнего наблюдателя динамика анархистской активности в Беларуси выглядит так:

    • Анархист кинул лампочку с краской или нарисовал граффити, его посадили.

    • В знак солидарности с ним другие анархисты кинули лампочки или коктейли Молотова, их посадили.

    • В знак солидарности кто-то сделал ещё что-то, и его тоже посадили.

    • и так далее, по кругу.

Излишне говорить, какое впечатление сложится о таком «движении» со стороны. Конечно же, я солидарен с Никитой Емельяновым как с товарищем и единомышленником, но считаю, что польза от таких акций несоизмерима с вредом от неё. А если делать акции прямого действия так, чтобы нас не сажали, мы пока не научились, то, быть может, лучше не делать их вовсе? Анархистам следовало бы перестать бесконечно спихивать свои неудачи на мусоров, потому что они — объективно существующая разрушительная сила, которая была, есть и, судя по всему, ещё долго будет. Было бы лучше сесть и подумать: может, это мы делаем что-то не так? Почему спустя 10 лет действия беларуских анархистов повторяются как под копирку? 

Анархистское движение должно быть двигателем перемен и фактором, радикализующим массы. А пока что оно — поставщик человеческого мяса в тюрьмы. Мне печально это осознавать, и я не знаю, что с этим делать. 

А пока вы можете поддержать Никиту Емельянова через .

Адрес для писем: 220030, г. Минск, ул. Володарского, 2, СИЗО-1. 

Кстати, у 24 марта у Никиты День рождения.

Комментарии

Отличная статья. И честная самокритика. 

 

Голосов пока нет

Добавить комментарий

CAPTCHA
Нам нужно убедиться, что вы человек, а не робот-спаммер.

Авторские колонки

Michael Shraibman

Эта тема часто всплывает при обсуждениях. Поэтому захотелось собрать вместе разные вещи, свести их и поговорить об этой стране в современных условиях. Китай - капиталистическая страна с резким преобладанием частного сектора - результат реформ последних 40 лет, и с очень масштабным...

4 дня назад
1
Эдуард Лимонов
Michael Shraibman

Лимонова как писателя я не любил, хотя нет сомнений в том, что некоторые его ранние вещи написаны талантливо. В них - убогая эмигрантская жизнь и мечты о личном возвышении. Все это описано ярко и так сочно, что выглядит довольно правдиво (по крайней мере в отношении части людей) и в этом смысле оно...

1 неделя назад
4

Свободные новости