В Москве прошли очередные судебные слушания по делу Дмитрия Бученкова

Дмитрий Бученков

19  июля прошли судебные слушания по делу политзаключенного анархиста  Дмитрия Бученкова. На этот раз суд заслушал троих свидетелей  полицейских: Дмитрия Смирнова, Ивана  Штолина и Василия Юшкова.

Кажется, уже весь мир, разглядывая массу, убедился, что Дмитрий Бученков и неизвестный участник событий 6 мая 2012 года на Болотной, прозванный с подачи следствия "Козырьком", - . Все, кроме Следственного комитета и гособвинения. Поэтому суд над Дмитрием идет как ни чем ни бывало.   После череды бессмысленных "свидетелей по 212-й" (надо же еще раз напомнить, что там были именно массовые беспорядки) обвинение наконец начало приводить в суд "прямых" свидетелей. Их в деле с десяток, и все они "опознали" на следствии в Бученкове того самого Козырька с Болотной.

На прошлом заседании был знаменитый лейтенант Денис Моисеев, прославившийся  и , а затем выступавший свидетелем практически во всех болотных процессах.

Сегодня в суд явились сразу трое полицейских: Дмитрий Смирнов, Иван Штолин и Василий Юшков.

Несмотря на разницу в темпераментах и интеллекте, все они рассказали на удивление одинаковые истории. Про заученную и повторяемую дословно всеми "свидетелями" версию самих событий на Болотной говорить уже скучно. В отношении Дмитрия (точнее, Козырька) единодушие также было полным. Все трое помнят рюкзак на спине, черный капюшон, торчащий из-под него козырек (правда, никто не помнит, что он был зеленый, - явное упущение в прокурорской подготовке) и длинный нос. При этом все неодноратно задерживали там "нарушителей", а Козырька видели лишь раз метров с 10-15. Но ни одного из задержанных ими (настигнутых, скрученных, протащенных к автозаку через всю площадь) никто описать не может. Запомнился им лишь Бученков-Козырек якобы потому, что "дерзко нарушал". Интересно, а за что тогда они задерживали остальных?

Да, - отвечали они все на вопрос адвоката Ильи Новикова, - мы проходили спецподготовку, и нас учили составлять словесный портрет. При попытке же описать черты лица Бученкова-Козырька (которого они "уверенно опознали") выходило одно - "выдающийся вперед нос". В принципе это не удивительно: из-под капюшона Козырька действительно торчали только козырек кепки и длинный нос. Но как же тогда можно "уверенно опознать по чертам лица"? Короче говоря, стало понятно, что судят не Дмитрия Бученкова, а капюшон и Нос.

Козырек на Болотной

Все настойчиво повторяли: "раньше на нем не было бороды". Видимо, при подготовке на это особенно упирали, чтобы хоть как-то объяснить явные различия лиц Козырька и Бученкова.

Все трое до опознания смотрели видеозаписи со следователем, на которых видели Козырька. Когда, какие и с какой целью - никто не помнит. Никто не помнит, как выглядели двое статистов при процедуре опознании Дмитрия и выделялся ли среди них Дмитрий чем-то особым. Юшков, правда, проговорился, что на опознании Бученков был в тапочках. Опознание проводилось в декабре.

В деле обнаружились показания, данные Дмитрием Смирновым вскоре после событий, 31 мая 2012 года. В них он подробно описывает, с какими трудами задерживал, вытаскивая из толпы, двух человек. Но способен описать только их одежду - лиц запомнить не удалось. О Козырьке он тогда и не упоминает. Спустя три с половиной года он вспоминает, что видел его, и "уверенно опознает" его в Дмитрие Бученкове.

Все это дает мне основание предположить, что вышеперечисленные сотрудники правоохранительных органов либо дружно ошиблись, либо нарушили закон в ч.2 статьи 307 УК - "дача заведомо ложных показаний", предусматривающей наказание вплоть до 5 лет лишения свободы. Правда, в законе сказано: "Свидетель... освобождается от уголовной ответственности, если он добровольно в ходе дознания, предварительного следствия или судебного разбирательства до вынесения приговора суда или решения суда заявил о ложности данных ими показаний". Еще есть время.

Командир отделения полиции Василий Южков и его напарник Иван Штолин сказали, что Бученков кинул две стеклянные бутылки в полицейских. По словам Южкова, который был на Болотной площади 6 мая 2012 года в составе группы задержания, человек в толстовке и капюшоне кинул две темные бутылки из-под пива в полицейских: одна попала сотруднику полиции в шлем, другую он отбил рукой. Южков сказал, что не смог задержать этого человек, поскольку он скрылся в толпе.

— Почему вы запомнили подсудимого? — спросила прокурор.
— У меня профессиональная злость возникла, так как я не мог задержать его. Я думал, что он мне еще раз попадется, поэтому запомнил, — сказал Южков.

Отвечая на вопросы адвоката Ильи Новикова, свидетель не смог ответить, смотрел ли он видео с человеком в капюшоне до того, как давал показания. Адвокат Светлана Сидоркина хотела узнать, по каким именно внешним чертам Южков узнал ее подзащитного. Свидетель ответил, что опознать Бученкова ему помог «выдающийся вперед нос».

Южков добавил, что много раз обсуждал этот эпизод со старшим сержантом полиции Иваном Штолиным.

Сам Штолин, который был в одной группе задержания с Южковым, на вопросы в суде отвечал неохотно и очень тихо. Он тоже говорил, что видел, как Бученков кинул две стеклянные бутылки в полицейских.

— Вы сразу узнали Бученкова на очной ставке? — спросила прокурор. 
— Нам видео еще показывали, — сказал Штолин.

Илья Новиков попросил суд озвучить замечания защиты к протоколу очной ставки: следователь отказался включить в протокол вопрос адвоката «Сколько раз Штолин смотрел видео?», поскольку уже распечатал запись разговора. Светлана Сидоркина подчеркнула, что фактически следствие подменило очную ставку процедурой опознания. Отвечая на вопросы адвокатов, Штолин путался во времени событий на Болотной площади.

— Вы полностью показания подтверждаете? — уточнила судья.
— Да.
— Что вы именно подтверждаете? Вы разное время назвали, — сказал Илья Новиков.
— Что в рапорте написано, то и подтверждаю, — ответил Штолин.

Наконец, потерпевший Дмитрий Смирнов, полицейский патрульно-постовой службы, рассказал, что его батальон задерживал тех демонстрантов, на которых указывали сотрудники ОМОНа. По словам Смирнова, они успели задержать всего двух человек, пожилого мужчину в джинсовой одежде и парня с черно-белым флагом.

Во время задержания кто-то сильно ударил Смирнова по левой руке; позже выяснилось, что у него закрытый перелом в районе кисти со смещением. Он рассказал, что по пути в автозак со вторым задержанным заметил, как молодой человек в темной одежде и капюшоне ударил сотрудника ОМОНа по бедру ногой. Смирнов утверждает, что это был Бученков.

— По каким конкретно признакам вы соотнесли меня с тем человеком? – поинтересовался сам подсудимый.
— Если на вас надеть кепку и капюшон, то вы тоже будете похожи, — ответил потерпевший.
— Вы тоже будете похожи, если на вас надеть кепку и капюшон, — сказал Бученков.
— По носу узнал, — уточнил Смирнов.

Адвокат Илья Новиков указал на значительные противоречия в показаниях Смирнова: в первом протоколе допроса в мае 2012 года полицейский ни слова не сказал о человеке в капюшоне, а в протоколе опознания Смирнов сказал, что узнал человека, о котором говорил в показаниях ранее; этих показаний не существует.

Следующее заседание пройдет в 14:00 26 июля.

По материалам СМИ

Добавить комментарий

CAPTCHA
Нам нужно убедиться, что вы человек, а не робот-спаммер.

Авторские колонки

Если бы история человечества была сном, который не остался в памяти проснувшегося человека, то все было бы намного проще.

2 недели назад
R.P.

Во время «белоленточной революции» 2011 г. лоялисты любили спрашивать протестующих: «Вот вы против Путина. Но если не Путин, то кто?». Шутники отвечали: «Если не Путин, то кот». Конечно, правильный вопрос должен звучать по-другому: «Если не путинизм, то что?».

3 недели назад
andron
2

Свободные новости