Дилемма заключенного: сотрудничество или предательство

Игорь Шишкин

Сейчас у всех на слуху , по которому арестовано больше десятка анархистов и антифашистов в России. Новости по делу появляются каждый день, арестованные то дают показания против себя и других людей, то отказываются от них, заявляя о пытках, а затем отзывают заявления, чтобы вскоре вновь опровергнуть данные ранее показания.  Один из фигурантов, Игорь Шишкин по статье, предусматривающей от 5 лет тюрьмы. Такую поблажку он выторговал, пойдя на сделку со следствием. Вот слова самого осужденного:

«Мое содействие выразилось в том, что после моего задержания я начал сотрудничать с оперативными сотрудниками ФСБ РФ и органами предварительного следствия. До сих пор я сотрудничаю с оперативными подразделениями и помогаю им в выявлении лиц, которые скрылись с территории РФ, а также даю пояснения в рамках проведения оперативно-розыскных мероприятий. Готов и буду давать показания на судах других соучастников террористического сообщества «Сеть» в Пензе и Санкт-Петербурге, которые в скором времени должны состояться. В ходе предварительного следствия я изобличил и помогал установить степень вины каждого из участников террористического сообщества, участвовал в очных ставках, осмотрах вещественных доказательств, давал развернутые и полные показания. Признал свою вину и раскаялся в содеянном».

Шишкин и его адвокат Дмитрий Динзе

Подробный онлайн с суда можно прочитать на сайте .

В мае 2018 года появилась о некой Виктории Фроловой, которая была знакома с арестованными в Пензе, была вызвана на допрос еще в октябре 2017 года, но уехала в Украину. 24 мая стало известно, что она вернулась в Россию навестить родителей, и была задержана при попытке выехать обратно в Украину. Впоследствии выяснилось, что она дала показания на арестованных в Пензе, после чего ее отпустили обратно в Украину. Остается лишь задаваться вопросом, на каких условиях.

Стоит ли упоминать, что данные показания были очень кстати следователям именно тогда, учитывая то, что буквально за несколько дней до этого двое из арестованных в Пензе отказались от своих показаний по делу. Фактически, опрометчивый поступок Виктории (вернуться в Россию) перечеркнул попытки арестованных ребят хоть как-то защититься от беспредела следствия, ведь отказ от показаний, вероятно, стоил им огромной смелости и силы воли. Впоследствии о том, что его заставляли дать признательные показания по просьбе Фроловой, которой якобы угрожала опасность.

Судя по различным отзывам и информации в сети, многие воспринимают всех людей, проходящих по этому делу, в том числе в качестве свидетелей, как жертв беспредела. Это действительно так, однако не стоит забывать, что от поведения и позиции одних жертв, зависит положение и судьба других жертв. И история полна примеров того, что люди, пекущиеся о своем благосостоянии больше, чем о свободе (и жизни) товарищей, обычно получают снисхождение от системы. Впрочем, на это и расчет: люди, идущие на сотрудничество со следствием, делают это в надежде избавиться от страха, поскорее выйти из стрессовой ситуации, спасти себя. Но при этом их спасение полностью зависит от объема необходимой информации, которую они могут предоставить о других людях.

Эта схема работает почти со стопроцентной вероятностью и называется «Дилемма заключенного».

В ситуациях, когда арестована группа людей, окончательный срок для каждого всегда зависит от двух вещей: насколько ты стараешься спасти себя и чем ты готов пожертвовать ради товарищей. В дилемме заключённого предательство строго доминирует над сотрудничеством, поэтому единственное возможное равновесие — предательство обоих участников. Проще говоря, каким бы ни было поведение другого игрока, каждый выиграет больше, если предаст. Поскольку в любой ситуации предать выгоднее, чем сотрудничать, все рациональные игроки выберут предательство.

Однако ведя себя по отдельности рационально, вместе участники приходят к нерациональному решению: если оба предадут, они получат в сумме меньший выигрыш, чем если бы сотрудничали. В этом и заключается дилемма.

Не секрет, что основную доказательную базу (95%) по многим уголовным делам составляют показания участников процесса (обвиняемых, подозреваемых, свидетелей). На долю других улик (материальных) приходится лишь 5% доказательств. Поэтому отказ давать показания против себя и других людей приближает ваши шансы на максимально успешное стечение обстоятельств по делу.

В случае, когда проходящие по одному делу решают защищаться по отдельности, а не коллективно, самый большой срок получает самый несговочивый участник процесса. Эта схема на 100% сработала в 2010 году, когда начались репрессии после атаки на российское посольство. Исполнителями нападения, по версии следствия, были Игорь Олиневич, Максим Веткин и Денис Быстрик. Денис Быстрик остался в статусе свидетеля и покинул Беларусь, Максим Веткин получил 4 года ограничения свободы. Оба они дали показания на Игоря Олиневича, хотя Денис Быстрик впоследствии от своих показаний отказался. Игорь Олиневич не признал своей вины и не дал показаний ни против кого и получил 8 лет лишения свободы.

То же самое произошло и с Николаем Дедком. Юнес Акдиф и Захар Конофальский признались, что были участниками акций прямого действия, но остались свидетелями по делу, сославшись на то, что Николай Дедок «ввел их в заблуждение». Дедок получил 4.5 лет лишения свободы, не признав вину и не подтвердив свое и их участие в акциях. Все остальные улики были либо притянуты за уши, либо были косвенными, требующими подтверждения от свидетелей. С большой вероятностью можно утверждать, что в деле «Сети» дилемма заключенного сработает точно так же.

С некоторых странах система сотрудничества со следствием развита еще больше, иногда можно избежать суда, заключив сделку со следствием, и «договориться» о размере наказания со стороной обвинения. Подробно о том, как эта система работает в США, рассказывается в документальном о двух анархистах, попавших под прицел ФБР.

Именно поэтому мы не поддерживаем позицию о том, что «если следствию уже все и так известно, от моих показаний хуже не станет», или «я сказал(а) то, что хотели мусора», «я подтвердил(а) показания обвиняемых». АЧК-Беларусь ранее уже делал и придерживается заявленной позиции.

В деле «Сети» хватает насилия и ужасающих пыток. Но при этом не следует ставить всех фигурантов на один уровень, ведь под пытками и угрозами они выбирают разные манеры поведения: кто-то сотрудничество, а кто-то предательство. У тех, кто имеет привилегию наблюдать за этим делом со стороны, есть уникальная возможность научиться, проанализировать ситуацию и стратегию мусоров, в очередной раз убедиться, что порядочность и принципиальность, а также предание огласке беспредела мусоров помогает его остановить. Учитесь у тех, кто находит в себе силы сопротивляться, даже находясь под полным контролем мучителей.

Эти люди — не супергерои, у них нет специального гена «крутого анархиста», который позволяет им преодолевать страх и боль. Ими может стать любой из нас, нужно лишь желание, знание психологических уловок, сила воли и поддержка товарищей. Вместо того, чтобы сотни раз стараться понять и оправдать тех, кто пошел на предательство (не нужно быть семи пядей во лбу, чтобы испытывать сочувствие к товарищу, который сломался под пытками), постарайтесь понять, что заставило других товарищей не пойти на сотрудничество со следствием.

Комментарии

Ну вы как буд-то вчера родились. И не знаете кто такой Стволинский или Плево (соответственно дело НРА и Интербригады). Всегда были и будут предатели. Это нормально. Кто за поблажку в сроке или статус свидетеля вместо обвиняемого будет идти на пресловутое "сотрудничество со следствием". Пока движение слабо, то с этим можно бороться только с помощью общественного осуждения предательства. Когда оно становится сильным - то предателя публично наказывают (смотреть хотя бы фильм про молодогвардейцев). То есть у такого слабого человека должен быть простой выбор: бояться больше тюрьмы или такого наказания  (неотвратимость наказания со стороны революционеров должна быть как и у органов, однозначной). Вот и всё.

Предатели были, есть и будут. Вопрос лишь как сделать меньше их число (см.выше)

Рейтинг: 3.5 (2 голоса )

Добавить комментарий

CAPTCHA
Нам нужно убедиться, что вы человек, а не робот-спаммер.

Авторские колонки

Пьер-Жозеф Прудон
Michael Shraibman

Я не согласен по очень многим вопросам с Александром Шубиным, но тут емко и по делу излагается им мысль Прудона: "В XIX веке уже было признано, что плохо, когда вами правит абсолютный монарх. Абсолютизм - это плохо. Это французы уже поняли. Эту утопию мудрого правителя они уже реализовали и...

2 недели назад
Michael Shraibman

Год назад в мире поднялась новая волна протестов. Впрочем, в тот момент никто этого не осознавал. Когда «Желтые жилеты» во Франции подняли бунт против нового налога на топливо, никто и не думал, что это превратится в глобальный кризис. 2019 год изменил ситуацию. Социально-экономические...

2 недели назад

Свободные новости