«Жизнь без государства». Интервью с авторами сборника о курдских революционерах

Этим летом в издательстве Common Place вышел сборник «Жизнь без государства: революция в Курдистане». Это уже вторая книга от российского медиапроекта «» (пер. Товарищ), создатели которого систематизируют и переводят всю информацию, связанную с курдскими революционерами. Мы побеседовали с авторами книги корреспондентом РБК Дмитрием Окрестом и сотрудником Института Африки РАН Дмитрием Петровым о революционных событиях в Курдистане, их проекте, опыте общения с партизанами РПК и о самом сборнике.

 

Революционные события в Курдистане — довольно узкая и специфическая тема. Чем она вас так заинтересовала? Ведь за последние пару лет ваш проект Hevale стал самым крупным информационным ресурсом в СНГ, посвященным этой тематике: вы издаете книги, переводите огромное количество материалов, проводите мероприятия. Расскажите, с чего все началось.

Петров: Для меня серьезное знакомство с курдским революционным движением началось со статьи Дэвида Гребера «Почему мир игнорирует курдских революционеров в Сирии?» Там рассказывалось о том, что Рабочая партия Курдистана давно уже перешла на фактически либертарные идейные позиции и что общество, которое они строят в Западном Курдистане (север современной Сирии) — это, по сути, самоуправляемое безгосударственное общество, где действуют народные советы. Для меня это стало без преувеличения откровением — впервые чуть ли не со времен Гражданской войны в Испании миллионы людей были заняты строительством горизонтального общества. Кроме того, Рожава стала ярким примером того, что работа революционной партизанской организации вполне может быть успешным способом борьбы. Оба эти момента знаменательны для анархистов всего мира.

Окрест: Мы привыкли ориенталистки, свысока смотреть на Ближний Восток, как будто здесь только режут головы, женщин прячут в паранджу и качают нефть. При этом в регионе сегодня пытаются построить систему народных ассамблей, добиться социальной справедливости и гендерного равноправия. Это очередная попытка трансформации Ближнего Востока, которой трудно не сочувствовать и которую безумно интересно изучать.

Изучение идет в рамках исследовательского медиапроекта «». С 2015 года написаны и переведены полсотни статей о прямой демократии, гендерных проблемах и кооперативной экономике в регионе. Кроме того, в 2016 году перевели книгу «Курдистан: реальная демократия в условиях войны», которую подготовили исследователи, работавшие в поле.

Также Hevale стал соорганизатором дюжины мероприятии, где выступало множество людей. В том числе Майке Нак (спикер «Фонда свободных женщин Рожавы»), Асия Абдуллах (лидер партии «Демократический Союз»), Фелекнас Уджа (член «Демократической партии народов»), Селахаттин Соро (член Национального конгресса Курдистана) и Фархат Патиев (сопредседатель Совета национально-культурной автономии курдов).

Когда к вам пришло осознание того, что виртуального пространства для реализации проекта не хватает, и вы решили выйти за рамки интернета? Как проходил рабочий процесс и в чем заключались основные трудности?

Петров: Работа над сборником на дальних подступах началась еще летом 2016 года, а зимой мы ускорились. Основная идея была в том, что при нынешнем способе производства и потребления информации все тексты представляются в виде бесконечной «ленты новостей» и очень быстро «съезжают вниз». К ним очень мало кто потом возвращается. Поэтому мы решили «снять сливки» — выбрать наши самые информативные материалы, собрать их воедино и издать на бумаге. Из сложностей вспоминается долгий поиск издательства и порой очень напряженные споры внутри коллектива по поводу нюансов содержания книги.

Окрест: Если коротко, то мы использовали такие методологические инструменты как агрегирование, факторный подход и историко-описательный метод. Сначала составили список всех переведенных и написанных текстов, в том числе моих статей по политическому исламу и Ближнему Востоку для разных журналов. Затем сделали разбивку по главам (экономический эксперимент, женский вопрос, становление прямой демократии, теоретические разработки, свидетельства очевидцев) и выбрали наиболее подходящие статьи. По мере работы мы то переводили одно исследование, то брали новое интервью, то актуализировали исторические материалы. В феврале начали и в июле издали.

К слову, спрошу об авторах, которые приняли участие в сборнике. Какие статьи каждому из вас показались наиболее актуальными и интересными?

Петров: Среди авторов статей можно выделить несколько групп. Первая — это непосредственные участники событий: иностранные добровольцы, деятели органов самоуправления Сирийского Курдистана и другие. Вторая — очевидцы событий: журналисты, активисты и ученые, которые побывали на месте и смогли в той или иной мере познакомиться с происходящим и осмыслить его. Наконец, третья — серьезные исследователи проблемы. Необязательно все из них бывали на месте, но их анализ мы посчитали ценным и информативным. Что касается составителей сборника, то журналист Дмитрий Окрест, также один из составителей сборника «», много раз брал интервью у представителей курдского движения и писал статьи по курдской проблеме. Максим Лебский — историк из Ставрополя. Его перу принадлежат одни из самых обстоятельных и подробных на данный момент очерков истории Рабочей партии Курдистана на русском языке.

Окрест: Безусловно, серьезную помощь нам оказал историк Максим Лебский — автор таких крутых книг, как «Курды. Потерянные на Ближнем Востоке» и «Турция — мир на разломе истории». Лебский подготовил качественные статьи про экономику региона. Если говорить об интересных материалах сборника, то я с увлечением прочел сравнение практических шагов по завоеванию народных симпатий Рабочей партии Курдистана и сапатистов, которые долгое время были маяком для тех, кто ищет работающие альтернативы.

Содержание сборника, его оформление, и вообще финальный результат, производит впечатление долгой кропотливой работы большого количества людей. А кто еще принимал участие его создании? Кто помогал вам не только делом, но и важным советом?

Окрест: В книге приняли участие востоковеды Кирилл Вертяев, Константин Труевцев и Леонид Исаев, курдские общественники Абдурахман Хемо, Фархат Патиев, Бермал Чем и Чинар Толхилдан, журналисты Хусейн Инан, Татьяна Дворникова и Григорий Туманов, социальные активисты Евгений Семенов, Брейс Белден и Заер Бахер, бойцы YPG Джихан Кендал и Хевал Берхадан, а также исследователи Джанет Биэль, Йост Йонгерден, Фрэнсис Патрик О’Коннор, Дэвид Гребер, Леонидас Ойкономакис, Михаель Кнапп, Аня Флах,Нина Гадаева и Гейдар Дариджи.

С одной стороны, это мешанина, но координатор Российского совета по международным делам Руслан Мамедов в своей рецензии верно отметил: “Казалось бы, все смешано, но работа от этого не проигрывает. Авторы стараются сочетать личное отношение к этому вопросу и аналитический подход, предлагая читателям весьма познавательный и насыщенный фактами материал. Это попытка осмыслить значение возросшего курдского фактора в регионе во время кризиса. Прагматизм в книге идет рядом с осторожностью”.

Кроме того, десятки человек помогли с переводом и расшифровкой интервью — это коллективный и горизонтальный труд, и я правда доволен результатом. И, возможно, самое главное — это то, что нам удалось организовать рабочий коллектив с помощью краудсорсинга. Благодарю этому сейчас еженедельно появляются новые материалы и действует не только  в “ВКонтакте” (где больше 3000 подписчиков), но также  в Facebook и .

Петров: Вообще почти все, что создается человеком — плод труда бесчисленного множества людей. Тут уместно вспомнить тех, кто помогал с коррекцией: Татьяну Дворникову и мою маму Ирину Петрову, коллектив издательства CommonPlace, который редактировал, корректировал, верстал и разрабатывал дизайн, тех, кто помогал в организации и техническом обеспечении презентаций. Боюсь, что мог кого-то забыть.

Книга вышла в небольшом издательстве Common Place. Почему вы решили в этот раз выбрать именно их?

Окрест: Common Place известно тем, что качественно издает познавательные книги — от исследования сепаратизма и изучения дореволюционных сектантов до тюремных писем философа Грамши и анализа тюремной системы США. Что и говорить, неплохая компания, хотя мы перед этим и вели переговоры с другими издателями, но у Common Place хорошая сеть реализации и демократические цены на продукцию, что позволяет делать тиражи по 500 штук и больше.

Я посетил презентации в Москве и Санкт-Петербурге и был удивлен таким интересом со стороны аудитории. Места проведения были забиты самой разной публикой, молодой и не очень. Вы вообще ожидали такого активного отклика на свою работу? Удовлетворены результатами?

Окрест: Две презентации прошли в Москве — в книжном магазине «Фаланстер» и Курдском доме — затем в питерском книжном «Порядок слов». Суммарно было больше 200 гостей, так что, учитывая специфичность темы, действительно можно говорить об интересе к книге. Опять же мы опубликовали в СМИ несколько глав из книги, дали полдюжины интервью, приглашали на просветительские встречи. Появилось несколько рецензий в медиа. На презентациях каждый раз выступали не только авторы сборника, но также давно работающие по теме исследователи — эколог Эркан Айбога, создатель Института социальной экологии Джанет Биэль, редактор портала «Кооперативная экономика в Рожаве» Джо Тейлор и Елизавета Мхаили из СПбГУ. Результаты оправдали ожидания!

Петров: Интерес к нашей теме достаточно большой. Без ложной скромности можно сказать, что наш коллектив сумел довольно основательно раскачать вялое отношение российских левых к происходящему в Курдистане. Это выразилось и на презентациях, так как совокупно пришло довольно много народу, а главное, что люди вели себя активно, задавали много вопросов, дискутировали. Очень радостно, что в Санкт-Петербурге в презентации активное участие приняли представители местного курдского сообщества, а в Москве и вовсе одна из презентаций прошла в московском Курдском доме. Мне очень хотелось бы не только рассказывать российским левым о социальной революции в Курдистане, но и делиться с самими курдами либертарным мировоззрением.

Дима (Петров), ты посещал Курдистан и в общем-то не понаслышке знаешь о положении дел там, ведь ты получал информацию из первых уст, общаясь с местными жителями и рядовыми бойцами РПК. Какие впечатления у тебя остались от этой поездки и от общения с людьми? Насколько положение дел там соответствует представлениям РПК о прямой демократии? Как они ее реализовывают?

Петров: За все время моего путешествия в Курдистан меня, конечно, больше всего впечатлил лагерь Махмур. Так как мы провели там всего 2,5 недели и общаться с местными могли только с помощью переводчика, наше понимание жизни там сложно назвать исчерпывающим. Однако кое-что удалось увидеть и оценить. Людей Махмура поддерживает и мобилизует их идея — лояльность Рабочей партии Курдистана. Разумеется, не все могут быть в 12-тысячном поселении сознательными и глубокими либертарными социалистами. Однако их преданность и помощь борьбе помогла им продержаться вместе и пройти через множество тяжелейших испытаний. Система организации общества в Махмуре, насколько я ее мог оценить, весьма соответствует принципам прямой демократии, так как у каждого жителя есть возможность поучаствовать в выработке решений местных советов и в работе одного из местных профильных комитетов, обеспечивающих нормальную жизнь в поселении.

Что касается общения с кадрами РПК и членами других революционных организаций, которых я встретил в Махмуре, то это даже персонально для меня стало очень важным событием. Это люди, которые всю свою жизнь посвятили борьбе и многого добились. При этом они лишены всякого пафоса и не производят впечатление людей, травмированных войной. Они излучают спокойствие, убежденность и внутреннюю силу. Меня также удивила их начитанность: со стыдом я открыл для себя, что некоторые русские книги партизаны РПК читали, а я — нет.

Бойцы Международного Батальона Свободы на фоне трофейной символики ИГИЛХотелось бы узнать о дальнейших планах. Готовите ли вы еще проекты по этой теме, и если да, то в каком формате?

Окрест: Планы есть, ведь с момента печати книги появилось несколько любопытных текстов, в том числе про западных добровольцев и влиянии США на Рожаву. Другое дело, что еще один сборник про Курдистан — это, наверное, слишком. Хотелось бы сделать полноценное полевое исследование, но тут вопрос больше в финансировании.

Петров: Основная задача нашего ресурса — это информирование русскоязычного читателя о сущности и течении революции в Курдистане. Я воспринимаю это как форму солидарности с курдским революционным движением. Надеюсь и в будущем поддерживать эту функцию наших информационных ресурсов более или менее успешно. Революция продолжается, а вместе с ней продолжается и углубляется наша работа.

Интервью подготовил Вениамин Волин

Добавить комментарий

CAPTCHA
Нам нужно убедиться, что вы человек, а не робот-спаммер.

Авторские колонки

Владимир Платоненко

Утверждение, что, пока россияне боялись новых 90-х, пришли новые 30-е, продолжает подтверждаться. И дело не только в том, что людей сажают, но и в том, что сажают, чтобы посадить – посадка становится самоцелью. ФСБ-шникам нужно есть, стало быть, нужно получать зарплату и, стало быть, нужно...

3 недели назад
2
Владимир Платоненко

Готовящиеся повышения пенсионного возраста и НДС – еще одна мина под российское государство. Ибо государство в сознании россиян существует в двух ипостасях: злодея, налагающего всевозможные налоги и штрафы, и благодетеля, раздающего пенсии, пособия, льготы и прочие социальные блага. Теперь...

1 месяц назад