Вопрос для себя ставлю так: когда случится революция сможем ли мы что-то сделать?

Интервью с бывшим политзаключённым, 35-м "узником Болотной", а ныне политическим беженцем Дмитрием Бученковым. Дмитрий - начитанный и размышляющий человек, а тюремный опыт придал ему ещё больше авторитетности и серьёзности.

- Дмитрий, ты русский анархо-коммунист и в какой-то мере повторяешь судьбу Петра Кропоткина. Тот тоже был в заключении, но с помощью друзей бежал из России за границу. За границей он Кропоткин познакомился с Бакуниным, который в свою очередь был знаком с Марксом. Вряд ли в Прибалтике ты встретишь людей такого масштаба, как Маркс, Кропоткин или Бакунин, но солидарность ты уже успел ощутить. Расскажи, пожалуйста, о твоих философских взглядах на общество и политику!

- Да, поддержку с воли я ощущал. Благодарю всех, кто поддерживал меня и мою семью (и продолжает поддерживать). Про философские взгляды. На постсоветском пространстве сейчас в зачаточной форме существует три основных теоретических течения: либертарный коммунизм, революционный социализм, интегральный социализм. Я подчеркиваю - не как политические движения, а как форма мысли, существующие в зачаточной форме. Я придерживаюсь по философским взглядам первого течения - либертарного коммунизма. Сейчас различия между этими течениями условны. Сольются ли они воедино или разойдуться дальше - покажет время. Философию либертарного коммунизма, как я ее понимаю, я изложил в статье "Что такое философия либертарного коммунизма", которую написал в тюрьме. Она общедоступна, лежит в интернет.   

Взгляды на общество? В свое время мне показалась очень верной мысль одного американца - Говард Зин его звали, он автор книги "Народная история США". В ней он написал, что рассматривает историю общества не с точки зрения Генри Киссенджера, а с точки зрения угнетаемого и порабощаемого населения. Так вот, я и люди моих взглядов рассматриваем общество не с точки зрения господина Лаврова или Путина, а с точки зрения тех, кого угнетают, чье мнение подавляют, с чьим мнением не считаются. 

При этом, одного пафоса, конечно, не достаточно. Люди современного леворадикального мировоззрения несколько отстают от социологической и политической современной мысли. Совсем не обязательно разделять воззрения современных социологов, тем более, что многие из них не могут договориться между собой. Однако, знать в общих чертах, что достигнуто и какую пользу это может нам принести - нужно. Это нужно для того, чтобы не провозглашать банальщину в левых псевдоидеологических статьях на пабликах. Многие левые в России по прежнему "питаются" уровнем гуманитарной науки 150-летней давности.  

С другой стороны, в России есть товарищи, которые знают западных, например, марксистских теоретиков, которых и на Западе не все знают. Читают их тексты в оригинале. То есть, они довольно хорошо осведомлены, но при этом такие товарищи ничего не могут, а часто - не хотят ничего предложить в организационном плане. Этот разрыв между теорией и практикой, конечно, нужно преодолевать.

- Как ты стал анархо-коммунистом? Кто и что на тебя влияло?

- В моем понимании анархо-коммунизм коротко: самоуправление, социализм, интернационализм, организация непартийного типа, революционное сознание.
 Предупреждая всевозможные вопросы на эти темы, я попросил бы не "наряжать" меня в одежды прошлого века. Мы не занимались никогда и не занимаемся исторической реконструкцией: совершенно бесмыссленно пытаться возрождать большевизм, анархизм, что-то еще - именно как политические течения. Анархо-коммунизм - это наиболее близкий термин, который выражает мои взгляды. Как же это движение, если оно когда-нибудь будет, - будет называться в действительности никто не знает.  

Как стал? Интересовался историей России. Первая акция, в которой я участвовал как один из организаторов был пикет за прекращение войны в Чечне в 2000 году. Повлияли события, которые происходили в нашей стране в 1990-ые годы. Почему распался СССР? Почему идет война в Чечне? Что же там происходит - национально-освободительное движение или "разгул терроризма", как говорят по телевизору? Почему страна богатая, а люди бедные? Откуда вдруг в стране, победившей фашизм появились фашисты? Так был ли в СССР построен коммунизм или нет и тд? Эти вопросы волновали не только меня, но и многих других молодых людей конца 1990-ых начала 2000-ых.

- Ленин считал анархизм философией босяков, хотя, как мы видим, идеологами анархизма была интеллектуальная элита, аристократия. Какие ленинские взгляды тебе близки и как они сочетаются с анархизмом?

- Мне импонирует в Ленине интеллектуальная последовательность, решительность, талант политика, неутомимость. Ленин пытался быть и государственником и антигосударственником одновременно, но государственник в нем все-таки победил. 

  Вопрос о том, как воззрения Ленина сочетаются с анархизмом, следует рассматривать в свете моего ответа выше. Не нужно на себя примерять одежды начала 20 века. Споры о том, что "а вот Ленин и большевики в 1917 году вот как сделали", или "а вот анархисты в 1917 году вот как поступили" - споры в этом стиле считаю лишними. Могу лишь сказать, что большевики в 1917 недооценили государство, рассматривая его "всего лишь как инструмент", и в итоге оно их поглотило.

- Твои кумиры Кропоткин и Ленин. Кропоткин критиковал Ленина, не принял революцию и говорил о том, что диктатура партии не сможет победить капитализм, для создания нового социалистического строя она вредна, расплата тысячами жизней и разорением целых округов, власть портит даже самых лучших людей. Кропоткин отказался от министерского портфеля, который предлагал ему Керенский, считая работу дворника или чистильщика сапог лучше, честнее и полезнее, чем служба государству. В конце концов, он разочаровался в революции, считая ей утопией, власть - насилием, а политику - мерзостью. Выход один - устраниться. А что думаешь ты на сей счёт и видишь ли себя в политике? Хочешь ли делать в Россию или ещё где-то революцию?

- Ленин и Кропоткин для меня не кумиры. Это политические деятели, к которым я отношусь с уважением, интересом и взгляды которых я в чем-то считаю для себя близкими. Кроме них, я могу назвать более десятка революционеров, которых  уважаю и которые близки мне.  

При этом, разные периоды биографии Ленина и Кропоткина я оцениваю по разному. Например,  меня очень удручает, что вернувшись в 1918 году в Россию, Кропоткин по сути не выступил в революционных событиях как анархо-коммунист. В силу преклонного возраста или по иным причинам он не показал способность к консолидации довольно многочисленных леворадикальных сил небольшевистского толка. Посмотрите "Воспоминания" Махно. Там через весь текст прослеживается одна и та же мысль: анархисты оказались организационно слабы и не готовы к революции.  

Также и с Лениным: полагаю, что оказавшись председателем СНК в 1918 году, то есть - председателем советского правительства, на определенном этапе он стал понимать, что власть советов превращается во власть бюрократии, но по разным причинам не смог предотвратить этого.  

На вопрос "вижу ли я себя в политике?" я могу ответить, что вижу. В каких формах - пока не готов ответить.   Что касается вопроса "хочу ли я делать революцию в России", то вопрос, мне кажется, некорректно сформулирован в том смысле, что революция происходит не зависимо от того - хочет кто-то этого или не хочет, это - социально-политическое явление. Поэтому я вопрос лично для себя ставлю так: когда случиться революция сможем ли мы что-то сделать? Сделать так, чтобы часть народа, которая неизбежно окажется вовлечена в события и будет жертвовать собой, жертвовала не напрасно и не во имя очередного нового президента? Власть Путина скорей всего закончится непростыми социально-политическими событиями, и чем больше он находится у власти, тем больше вероятность этих событий. В истории России всегда так: после долгого авторитарного правления следует период гражданской войны.  Может быть не сразу это произойдет, но часто так происходит.

Нестабильность заложена в самой сути российской империи:во-первых, это огромная территория, во-вторых с 2014 года появился новый фактор - присоединение Крыма. Присоединение Крыма является бомбой замедленного действия. После того как Путин уйдет, а он рано или поздно все  равно уйдет - жители России вынуждены будут расплачиваться за эту авантюру.   Поэтому вопрос нужно ставить ни в форме: "а как бы так бы мне что-то сделать, чтобы революция случилась", а в другой форме: "что я буду делать, когда она произойдет".

- На собраниях анархистов ты высказывался о том, что надо повторить 1917 год, то есть призывал к революционному террору, насильственной смены власти. Возможно, власти захотели немного умерить твой пыл как сторонника революции и радикализма. Что ты об этом думаешь? Как ты относишься к "Левому фронту" С.Удальцова? Что у вас общего, а в чём различия?

- В твой вопрос, Максим, как ты его формулируешь - в скрытой форме вложена государственная пропаганда. Он подразумевает, что есть некое хорошее, правильное государство - Российская Федерация, и есть плохие люди, типа меня, которые "призывают к революционному террору".  

Во-первых, нигде я к революционному террору никого не  призывал.   Во-вторых, террором занимается российское государство - здесь и сейчас. Одной поездки в автозаке в Мосгорсуд, вполне достаточно, чтобы все сразу встало на свои места в картине мира. У меня было достаточно времени наблюдать как российское государство издевается над своими собственными гражданами. Главный террорист сейчас - это российская государственная машина, которая с каждым днем становится все агрессивнее как во внешней, так и во внутренней политике.    

Если же "власти хотели умерить мой пыл как сторонника революции", то могу сказать, что скорее они достигли обратного эффекта. Человек, у которого есть советь и у которого работает голова, хотя бы немного посмотревший на российскую государственность изнутри - никак не станет ее сторонником, он станет явным или скрытым ее противником. Может быть даже такой человек не станет оппозиционером, но уверяю - его сознание станет иным, значительно более критичным.

Кроме того, в твоем вопросе про "власти хотели умерить мой пыл" также я вижу странный подтекст. То есть, получается, что "власти знали, что меня не было на Болотной площади, но все равно решили посадить меня в тюрьму". Так получается? Ведь российская власть - именно так мыслит, именно так она и поступает. Ну тогда извините. Тот, кто так мыслит и так поступает, не имеет права ожидать хорошего отношения. 

Про "Левый фронт". Определенный период времени мы сотрудничали с "Левым фронтом", это были наши союзники.  Общее - то, что мы левые, различное - мы более критично, чем "Левый фронт" относились всегда к опыту СССР.

- Что дал тебе тюремный опыт? Как ты изменился? Как изменилось твоё отношение к людям и к идеалистическим взглядам Петра Кропоткина?

- Этот опыт еще больше укрепил меня в верности моим взглядам. К людям я хуже относится не стал, но скорее стал относиться более критично. Взгляды Кропоткина, которые ты называешь иделистичными, я бы не назвал идеалистичными. Скорее Кропоткин никогда не претендовал на роль организатора, поэтому и существует образ какого-то доброго, бородатого дедушки. Если бы он взял на себя роль организатора, консерваторы всего мира поливали бы его грязью до сих пор, как и любого революционера того времени.  

- Как заключённые и охрана относились к тебе, к политзэку? Большинство заключённых пропутинские, поддерживают существующий режим. Имеет ли это какое-то значение в тюрьме?

- Для арестантов не имело большой разницы - политический ты или нет. Главное, чтобы человек был нормальный. Путинские или антипутинские воззрения в арестантской массе большого значения не имеют. Они не являются критерием относительно которого к арестанту другие арестанты относятся хорошо или плохо. Рядовым сотрудникам ФСИН также было наплевать - политический я или нет. Только из за того, что ко мне было определенное внимание сми и правозащитников, среднее звено руководства централа, насколько я понимаю, как-то это учитывало, но не особо сильно.

- Что бы ты изменил в системе ФСИН? Надо ли вообще запретить тюрьмы и почему? Какое бы наказание ты придумал для тех, кто тебя преследовал и лишил свободы, травмировал психику?

- Я не вижу себя реформатором ФСИН. Была бы моя воля, я бы ликвидировал вообще тюрьму как вид учреждений. Реформировать же нужно судебно-следственную систему России, если уж речь о реформе.  

Наказания бы я никакого придумывать не стал, я не злорадный маньяк и с психикой у меня все в порядке. Власть, к которой они присосались - не вечна и они познают скорбь иного положения причем не от меня даже, а от россиского же государства. Оно довольно безответственно даже к собственным служакам.

- Сейчас ты соискатель убежища. Жить оторванным от своей привычной среды обитания довольно-таки трудно. Кроме того, тебе придётся формировать новый круг общения, а также адаптироваться к новой социальной реальности: к обществу потребления, к социальному дарвинизму и т.д. Кстати, критику нигде не любят и везде политики относятся к гражданам как к абстрактным людям. Есть и языковые проблемы и многие другие. Не у всех получается адаптироваться и интегрироваться. Пётр Павленский и Оксана Шалыгина сидят во французской тюрьме. Их перформанс с поджогом банка никто не понял. К слову сказать, Пётр Павленский думал, что Франция - это страна революций, но она также и страна, которая преследовала анархистов, и тот же Пётр Кропоткин провёл там три года в тюрьме. Надеюсь, ты сможешь найти для себя нишу! А какие у тебя планы в эмиграции?

- К "обществу потребления" адаптироваться не придется. В России, в крупных городах - такое же общество потребления, как и на Западе. Я бы даже сказал - еще хуже, потому что на Западе водки потребляют меньше. Я пока не видел в Европе таких огромных, я бы даже сказал гигантских торгово-развлекательных центров, какие стоят на мкаде в Москве, например. 

Планы? Адаптироваться, но это не значит - воспринять "ценности общества потребления", эти, так сказать, "ценности", всегда были для меня чужды. Ближайшие планы - продолжить научную работу, издать несколько книг. Находясь на домашнем аресте, я написал книгу "Способы фальсификации уголовных дел в современной России". Надеюсь, получится издать скоро. Перед арестом, я подготовил к печати еще одну книгу, но не успел издать. Дальше - видно будет.

Добавить комментарий

CAPTCHA
Нам нужно убедиться, что вы человек, а не робот-спаммер. Внимание: перед тем, как проходить CAPTCHA, мы рекомендуем выйти из ваших учетных записей в Google, Facebook и прочих крупных компаниях. Так вы усложните построение вашего "сетевого профиля".

Авторские колонки

Владимир Платоненко

То, что драка за власть началась ещё при жизни Путина, на самом деле плохо. Пока российский народ ждёт смерти престарелого диктатора, у того может появиться сильный преемник, и тогда Россию ожидает ещё два десятка таких же лет, которые народ просто не переживёт. Он и так уже на последнем издыхании...

4 недели назад
2
Антти Раутиайнен

В эмиграции нет главной задачи, так как главная задача – не оказаться в эмиграции. Многие питают иллюзии, что в эмиграции можно заниматься тем же сопротивлением, что и в России, но это верно только для каких-то довольно узких и специфических случаев, и только когда деятельность происходит...

1 месяц назад
7

Свободные новости