Очерки восстания: отчёт о трех неделях бунтов в США

Avtonom.org перевёл серьёзный аналитический текст, в котором CrimethInc рассматривает с анархистских позиций причины, которые привели к восстанию в США в ответ на убийство Джорджа Флойда в Миннеаполисе. В тексте также исследуются факторы, которые усилили восстание и обсуждаются стоящие перед ним угрозы. Затем CrimethInc приводят несколько рассказов участников протеста Миннеаполиса, Нью-Йорка, Ричмонда, Гранд-Рапидса, Остина и Сиэтла. Эти рассказы будут переведены несколько позже.

В этой статье мы использовали исключительно общедоступные в Сети фотографии, чтобы случайно не предоставить полиции чувствительную информацию. 

"Давайте не будем злиться на тех, кто поднял мятеж, за то, что они напоминают о конфликтах, которые остаются неразрешёнными в нашем обществе. Напротив, мы должны быть им благодарны. Они не возмутители спокойствия, они всего лишь выносят на свет ту истину, что никакого спокойствия никогда и не было, никакой справедливости не было в помине. Рискуя своими жизнями, они дарят нам возможность узнать и принять страдание вокруг нас, заново открыть в себе способность отождествлять себя с теми, кто это страдание испытывает и сопереживать им. Ведь мы способны переживать трагедии, например, смерть Майкла Брауна, как таковые, только тогда, когда видим, что другие люди воспринимают эти события именно как трагедию. Иначе мы молчим, покуда события не касаются нас напрямую. Если вы хотите, чтобы люди были чувствительны к несправедливости, вам придётся реагировать немедленно, как это сделали люди в Фергюсоне. Вы не должны ждать лучшего момента, заигрывать с властями или формулировать тезисы, привлекательные для некоей воображаемой аудитории, якобы выражающей "мнение общества". Всё, что вы должны - немедленно приступать к действию, показывая, что ситуация достаточно серьёзна, чтобы требовать решительных шагов. "

Эссе было опубликовано во время восстания в Фергюсоне,
того движения, что развернулось по всей стране с момента смерти Джорджа Флойда в Миннеаполисе. 

 

Мы должны начать с  минуты молчания - ни один бунт, даже самый яростный, даже если бы он сжёг все полицейские участки и открыл все тюрьмы, ни за что не вернул бы жизней Бреонны Тейлор, Джорджа Флойда, Девида Мак-Ати, Рейшарда Брукса, или остальных бесчисленных чернокожих, которые были убиты полицейскими со времён основания Соединённых Штатов. Восстания наподобие того, что началось в Миннеаполисе - способ попытаться не дать полиции совершать убийства в будущем, но они также выражают горе невосполнимых утрат, которые уже случились. 

Сиэттл. Вашингтон.

Предыстория

В поисках исторических примеров, которые помогли бы понять это восстание, большинство начинают с беспорядков 1960-х годов, хотя, как телеведущий Дэн Разер,

"В 1968 году было ощущение, подтверждённое последующими выборами, что те, кто выходил на улицы с болью и протестами, были меньшинством, и рычаги власти в бизнесе, правительстве и культуре были направлены против них. Я не чувствую этого в 2020 году".

Мы начнём отслеживать происхождение этого восстания ближе к современности, пропустив восстания в в 1992 году и в 2001 году. Вспомним в 2009 году в ответ на убийство Оскара Гранта. Волнения в Окленде были незначительными по сравнению с тем, что произошло после, но они сумели объединить в себе те самые группы населения, которые были вовлечены в последующие восстания - недовольная чернокожая молодёжь, которая знала, что может стать следующей, сытые по горло бесплодными реформаторскими кампаниями протестующие, анархисты, принципиально выступающие против государственного насилия, и другие повстанцы различного этнического происхождения. Они создали прецедент, который повторялся в течение следующих пяти лет в , , , , и .

Каждое из этих восстаний продолжалось максимум пару дней. Это был жест, который, хотя и отвергал порядок, установленный полицейским насилием, не был способен противопоставить ему устойчивую альтернативу. Изменило ситуацию в августе 2014, которое продолжалось более полутора недель, и, повторившись в ноябре, на несколько недель всю территорию Соединенных Штатов. После восстания в Фергюсоне пострадавшие от полицейского насилия поняли, что в большом количестве они могут стать действительно неуправляемыми.

Далее восстания по всей территории США, достигнув пика в в конце апреля 2015 года  как реакция на убийство Фредди Грэя. Когда протесты вспыхнули в Миннеаполисе из за убийства Джамара Кларка в ноябре 2015, казалось, что эта модель достигла своих пределов, наложенных сосредоточением контроля в руках официозных организаций (политических партий, желтых профсоюзов и тд.), а также полицейскими репрессиями.

Как мы уже в 2015,

"...пока еще не ясно, насколько далеко может зайти государство в попытках поддерживать порядок грубой силой. Если бы восстания вспыхнули в нескольких городах одного региона и в них приняло бы участие большее количество людей, вопрос можно было бы считать закрытым."
 Сент-Луис, Миссури, 2020

Идеальный шторм

Когда Дональд Трамп одержал победу на президентских выборах 2016 года, восстания внезапно прекратились. Мы это в начале 2018 года. Это историческая загадка, которую нам ещё предстоит разрешить. Конечно, полиция не прекратила угнетение и убийства цветных. Изменилось, вероятно, то, что анархисты и другие активисты были настолько заняты , что не смогли обеспечить необходимую солидарность сообществам, наиболее страдающим от полицейского насилия.

Наступление эры Трампа вызвало волну коллективного прямого действия, в которое были вовлечены десятки тысяч людей - от успешных попыток и до (иммиграционная и таможенная полиция США) в 2018 году. К середине 2018 года анархисты и дискриминируемые сообщества становились всё более одиноки в этих попытках борьбы, поскольку другие протестующие вернулись к поиску решений, которые исходили бы от государства.

Центристы, в надежде повторить свержение Никсона, выбрали провальную стратегию  объявления импичмента Трампу и отстранения его от должности, показав своё относительно того, . Левые оказали поддержку Берни Сандерсу в президентской компании, чем привлекли на свою сторону некоторых разочарованных центристов, однако в итоге обнаружили, что их стремление изменить Америку сверху вниз оказалось столь же наивным. Центрист Джо Байден благодаря поддержке чернокожего населения одержал победу на предварительных президентских выборах, таким образом создав ошибочное впечатление у некоторых экспертов, что основная масса чернокожего населения больше заинтересована в повторении времён Обамы, нежели в существенных радикальных изменениях. Оглядываясь назад, можно сказать, что реальная проблема заключалась как раз в отсутствии сколько-нибудь существенных изменений.

К тому времени, когда разразилась в Соединённых Штатах, все этатистские способы добиться социальных изменений были исчерпаны. Трамп усугубил ситуацию, воспользовавшись возможностью передать миллиарды долларов самым богатым слоям общества в разгар худшего экономического кризиса на памяти этого поколения. В этом контексте миллионы людей в Соединённых Штатах, не считая миллиардов по всему остальному миру, находились с середины марта по конец мая в изоляции, размышляя о собственной смертности. Никогда ещё не было настолько ясно что органы власти глубоко враждебны и разрушительны для отдельных людей и их жизней.

Именно поэтому, когда распространились новости о мятежах чернокожих в ответ на убийство Джорджа Флойда, даже белые либералы среднего класса нутром ощутили трагедию. Пандемия приостановила некоторые механизмы, которые обычно отделяют привилегированные слои общества от самых маргинальных, не позволяя первым отождествляться со вторыми. 

Те, кто постоянно подвергается нападкам полиции, кто больше всех страдает от расизма и нищеты, осознали: сейчас или никогда. По всей территории США они героически поставили на кон свои жизни во всестороннем наступлении на своих угнетателей - и миллионы уставших от сидения дома, независимо от класса и происхождения, присоединились к ним на улицах.

Трамп и другие политики выразили крайнее удивление восстаниями, которые последовали за убийством Джорджа Флойда, предположив что эти беспорядки координировали анархисты. На самом же деле, сами эти политики спровоцировали мятежи в намного большей степени, чем это когда-либо могли сделать анархисты. Действия самого государства способствовали распространению коллективного разума, который руководил восстанием - указывая на полицию, банки и корпорации как законные цели, так что практически любой мог понять, почему люди атаковали именно их. Явная поддержка, которую Трамп оказывал сторонникам превосходства белых, его ксенофобская пограничная политика, его попытки уничтожить систему всеобщего здравоохранения, его вклад в ускорение глобального потепления, и его отказ предоставить хоть какую-то поддержку пострадавшим от безработицы или от вируса COVID-19 показали всем что не только те, кого регулярно убивает полиция, а все мы боремся не на жизнь, а на смерть.

Возможно, ночь действительно особенно темна перед рассветом.

 Миннеаполис, Миннесота

Эффективность восстания

После того, как одна за другой провалилсь кампании реформ, смелость тех, кто сжёг Третий полицейский участок в Миннеаполисе стала катализатором беспрецедентного движения за социальные перемены. уже сами по себе превосходят всё то, что другими методами можно было бы осуществлять годами. Мы не должны недооценивать вклад аболиционистов, которые десятилетиями работали над тем, что люди вообще могли себе представить жизнь без тюрем и полиции. Но многие из тех, кто дал начало этому движению, вовсе не воспринимают себя в качестве активистов.

Прошедшие три недели как нельзя более убедительно показали эффективность прямого действия. Либералы попытаются представить размах движения, сведя его к голым цифрам, но эти числа сошлись только потому, что отчаянные мятежники показали, что они могут победить полицию Миннеаполиса в открытом противостоянии. Идею отмены полиции считали неприемлемой, пока не стало понятно, что восставшие действительно могут одолеть полицию в прямой схватке. Тогда и только тогда упразднение полиции стало темой всеобщей дискуссии.

Итак, прямое действие приносит свои плоды - и теперь каждый об этом знает. Теперь загнать этого джинна обратно в бутылку будет очень трудно. От центристов, которые внезапно стремятся свести отмену полиции к прекращению её финансирования, до самого Дональда Трампа, который вчера был вынужден был выступить с призывом к проведению реформ в полиции, никто не отрицает тот факт, что восстания изменили приоритеты каждого. Прямое действие сопротивления не отдалило людей друг от друга, как безосновательно предполагали критики, а скорее, напротив, завоевало миллионы сторонников идей и ценностей, с которые иначе никто бы не считался. 

У этого будут долгосрочные последствия в глобальном масштабе, поскольку движения по всему миру впитывают эти уроки. уже прошли в более чем 50 странах, в некоторых из них - с

Как мы писали в 2014, одна из важнейших вещей в таких движениях - это то, что они наконец-то дают нам возможность горевать вместе и понимать, что именно у нас забрали - не только в повседневных убийствах черных, коричневых и бедных людей, не только в заточении и депортации миллионов, но и в том, как порядок, который навязывают правоохранительные органы, сводит на нет потенциал каждого. Некоторым из нас этот порядок не даёт получить доступ к ресурсам и образованию, которые нам нужны, чтобы реализовать себя в полную силу так, как мы считаем необходимым. Для других этот порядок не даёт добраться до спрятанного глубоко в сердце сострадания к тем, кто более уязвим, чем мы. Для третьих это вообще угроза смерти. Нарушая этот порядок мы заново открываем, что такое жить в полную силу в наполненном значимостью и открытом, дружелюбном сообществе, позволяя себе глубоко чувствовать и действовать согласно собственным убеждениям.

Вашингтон, 30 мая

Задачи на будущее

Всё это вовсе не означает, что теперь станет гораздо проще. Давайте рассмотрим некоторые риски, с которыми мы можем столкнуться.

До сих пор Трамп стремился извлекать выгоду из социальной поляризации общеста. В течение первой недели восстания казалось будто Трамп мог воспользоваться сложившейся ситуацией как своего рода пожаром в Рейхстаге и укрепить свою власть, возможно, ввести военное положение. Существуют доказательства, что его сторонники открыто следовали этой стратегии. 29 мая сержант ВВС совместно с участником ультраправого движения “Boogaloo” , что, очевидно, являлось провокацией с целью ускорить наступление гражданской войны.

Власть Трампа была достаточно сильной, чтобы пережить импичмент, но её не хватало, чтобы мобилизовать вооруженные силы против населения в целом. Появление Нацгвардии на улицах многих городов обозначило границы того, насколько далеко могут зайти восстания в этих местах, но демонстрации распрастранились по другим городам, привлекая всё больше и больше поддержки и участников. Они развивались, задействуя новые тактики, например, и . Трамп пригрозил издать Insurrection Act (нормативно правовой акт который оформляется как закон, и дает президенту право использовать войска для подавления восстания... об этом можно будет сделать выноску когда будем готовить к публикации)

чтобы использовать армию в борьбе с протестующими, однако другие члены правительства выразили несогласие с этим решением. 11 июня самый высокопоставленный военный в США . По мере того как политический климат становится всё более и более нестабильным, генералы, несомненно, всё лучше понимают что им необходимо сохранять видимость легитимности - на случай, если весь карточный домик рухнет.

Когда изолировать или уничтожить наше движение не представляется возможным, его попытаются "цивилизовать" и интегрировать в существующий порядок. Полицейские репрессии оказались бесполезными: это замкнутый круг, в котором все инструменты для подавления беспорядков только способствуют их распространению. Появление на улицах честолюбивых политиков, менеджеров, и других метящих в лидеры сделало гораздо больше для подавления восстания, чем любое государственное насилие. Это всё равно не представляло бы большой угрозы для движения, если бы его участники усвоили важность горизонтальной структуры и автономии, о чём свидетельствует победа в Миннеаполисе. Но усвоение этих уроков займёт некоторое время, и есть много влиятельных официозных институтов , которые хотели бы вмешаться. Мы продолжаем обсуждать, как искоренить структурные элементы белого превосходства в наших движениях. Но нам понадобится и постоянно оспаривать легитимность тех, кто стремится сконцентрировать у себя власть, чтобы представлять других, или чтобы решать за других, какие стратегии и тактики им больше подходят.     

Центристы распространяют наши аргументы в самом поверхностном их варианте, говоря о лишении полиции финансирования, но не упоминая о глубоком имущественном и властном неравенстве, которое поддерживается при помощи полиции. Нам придётся , равно как и других аспектов капитализма и государства. И это будет куда более трудным, поскольку либералы присваивают наши тезисы и риторику.

В будущем нас, скорее всего, ждут некоторые изменения в полицейских регламентах или даже в самом институте полиции. Власти будут пытаться осуществить это за счёт наших общин, стремясь направить антисоциальную активность в те пространства, которые они покидают. Полиция других стран уже использует эту стратегию для наказания "непослушных" районов, таких как в Афинах (Греция). Это делает особенно актуальной необходимость подчеркнуть позитивные аспекты упразднения полиции путём работы с фундаментальными причинами деструктивного и антиобщественного поведения. Поскольку наши сообщества  бедны ресурсами, это будет очень не легко. Но это необходимо, поскольку государство нам не поможет и не спасёт.

Правоохранительные органы, особенно на федеральном уровне, будут продолжать попытки использовать против нас любые токсичные элементы в наших движениях - от расовых и гендерных проблем, до самовлюбленности и социальных конфликтов. Формальные являются важным шагом в разрешении наших общих слабостей, но межличностные отношения - это ещё одно направление, в котором нам необходимо работать для конструктивного разрешения внутренних противоречий.

Уже сейчас мы наблюдаем рейды по домам и визиты ФБР по всей стране. Пока местные суды все ещё перегружены делами, начатыми во время пандемии и некоторые прокуроры отказываются выдвигать обвинения в мелких правонарушениях против демонстрантов, федеральные следователи стремятся, чтобы те, кого они обвиняют в восстании, понесли как можно более жёсткое наказание. показывает некоторые из стратегий федеральных агентов, которые они используют для идентификации протестующих. От того, насколько сильную поддержку получат эти обвиняемые, будет зависеть насколько далеко зайдут федеральные прокуроры в отношении остальных участников движения, и насколько большой импульс сохранится в будущем.

Наконец, существует определённая угроза активизации деятельности фашистов, которая может отвлечь внимание от расистского насилия государства и поставить активистов и дискриминируемые сообщества в оборонительное положение. В 2017 году анархисты и антифашисты , отбив угрозу, которая могла сделать победы последних трёх лет невозможными. Ещё неизвестно, приведёт ли растущее разделение нашего общества к новой массовой волне организации фашистов, но уже сейчас во многих городах мобилизовались правые ополчения. Фашисты и другие ультраправые, воодушевлённые призывами Трампа рассматривать антифашистов как террористов, уже стреляли в демонстрантов в и .

Что бы ни случилось потом, всю оставшуюся жизнь мы должны помнить, как мрачно всё выглядело ещё месяц назад, и как резко изменилась ситуация. Хотя восстания по всему миру в 2019 году и намекали на возможность того, что то же самое произойдёт в США, мало кто ожидал этого после вспышки COVID-19 и сопутствующей меланхолии. Всегда существуют возможности противостоять правящему порядку и найти общее дело с другими, даже если мы их не видим. Пусть этот опыт поможет нам пройти через предстоящие трудные годы.

Плакат солидарности из Сиэтла, требующий снять обвинения со всех участников восстания


Перевод avtonom.org

Добавить комментарий

CAPTCHA
Нам нужно убедиться, что вы человек, а не робот-спаммер.

Авторские колонки

Николай Дедок

Читая новости об избиениях и пытках на Окрестина, смотря видео избиений, все  мы находились в состоянии шока. Каждый из нас, не говоря уже о тех, кто лично прошел через задержания, задавал удивлялся и не понимал: как такое возможно? С начала революции я слышал от людей один и тот же вопрос...

1 неделя назад
Николай Дедок

После относительно радикальных протестов 11 октября беларуское МВД выступило с заявлением, в котором пообещало использовать боевое оружие против протестующих, обосновав это "радикализацией протестов" и участием в них "анархистов и футбольных фанатов". В связи с этим проведём...

1 неделя назад

Свободные новости