Старый добрый антифашизм

Ирмела Менза-Шрамм внезапно остановилась перед грубо  нарисованной баллончиком настене подземного перехода свастикой.  Выхватив баллон с краской из холщовой сумки, она быстро обрабатывает  её, превращая неонацистский символ в чёрное пятно неопределённой формы.

Это ежедневная работа 65-летней пенсионерки.

— Первый стикер я содрала в 1986 году с автобусной остановки напротив  моего дома, — рассказывает Менза-Шрамм, когда мы идём лёгким шагом по  улицам, вооружившись баллончиком с краской и металлическим скребком. —  Там было требование «Свобода Рудольфу Гессу» — заместителю Гитлера,  который в то время был ещё жив и находился в берлинской тюрьме.

 

— Стикер висел там целый день и я не могла понять, почему никто не  срывает его, как люди могут быть такими равнодушными, — говорит она.

25 лет назад Менза-Шрамм сама занялась очисткой Берлина от  неонацистской пропаганды, распространяемой бонхедами и другими правыми  группировками. Она называет себя «политической уборщицей страны» и  говорит, что гуляя одна по городу, содрала более 36000 «правых»  стикеров в течение последних 4 лет.

Она говорит, что видя расистские каракули, нарисованные на стенах по  всей столице с её ужасным нацистским прошлым, она чувствует злость и  персональную ответственность сделать что-нибудь с ними.

— Свобода слова заканчивается там, где начинаются ненависть и расизм,  — говорит Менза-Шрамм.

Выйдя на пенсию в 2006, Менза-Шрамм, работавшая со учениками с особыми  потребностями, обходит город шесть дней в неделю, пытаясь отследить  всю возможную нацистскую пропаганду в немецкой столице.

Перед тем, как уничтожить расистские лозунги, она всё документирует,  фотографируя всю «вредную фигню», которую нашла. У неё есть несколько  папок с сотнями нацистских стикеров с требованиями «Иностранцы —  вон!», «Евреев в печь!» или «Зигхайль!» — позорное приветствие,  использовавшееся нацистами. 

Количество ультраправых экстремистов в Германии невелико, около 26000  по свежим приблизительным подсчётам национального разведывательного  управления, и когда неонацисты проводят демонстрации, их неизбежно  подавляют протестующие противоположной стороны.  Тем не менее  ультраправая Национальная демократическая партия набрала достаточно голосов, чтобы попасть в парламент двух земель, а в восточной земле  Саксония-Анхальт в этом месяце более 12 процентов избирателей в 
возрасте до 30 лет отдали свой голос за эту партию.

Некоторые прохожие искреннеаплодируют Мензе-Шрамм, когда видят её  народный ответ неонацистским граффити, а некоторые — расстраиваются.

Хотя в Германии закон запрещает выражать нацистскую идеологию словами или образами, полиция заявляет, что не всегда законно и удалять  граффити, так ка в процессе удаления может быть испорчена или  уничтожена собственность других людей.

— Если она видит где-либо нацистские лозунги, она должна позвонить  нам, чтобы мы предприняли меры, а не закрашивать их самостоятельно,  это умышленная порча имущества, — заявил Ассошиэйтед Пресс  представитель полиции Михаэл Меркле.

Группировки бонхедов поместили в интернете насмешливые заметки о ней и несколько раз владельцы собственности заявляли о ней в полицию. К  счастью, по её словам, никто никогда не штрафовал её.

— Неонацисты и частные охранники преследовали и пытались бить меня несколько раз, — говорит Менза-Шрамм, добавляя, что она перестала  звонить в полицию, —поскольку они всё равно почти никогда не помогают  мне и не убирают нацистские лозунги, даже когда я прошу их об этом.

Менза-Шрамм не еврейка. Она говорит, что хотя новые стикеры и граффити  появляются вскоре после удаления, она никогда не прекратит своей работы.

Этим весенним днём она прошла по улицам Рудова, берлинской окраины, со  своим фирменным знаком в руке — белой холщовой сумкой с надписью  «Против нацизма».

На улице она нашла несколько стикеров, требующих выгнать иммигрантов  из страны и изображающих немецкий парламент, Рейхстаг, в виде мечети.

Менза-Шрамм решительно убрала седые волосы с лица, прокляла  неонацистов и принялась за работу.

— Наверное, я сама безумная, женщина в Германии, — говорит она. — Но  единственный способ избавиться от этих наци — постоянно работать  против них.

Кирстен Грисхабер, Ассошиэйтед Пресс, 26 марта 2011

http://news.yahoo.com/s/ap/20110326/ap_on_re_eu/eu_germany_nazi_graffiti_cleaner

Комментарии

    Просто замазывать фашистские художества - это как-то механизированно. Лучше их оригинально исправлять. Например, к каждому 88 (типа h - 8-ая буква алфавита, и это значит "хайль, хитлер") подрисовывать "= Hitler Homoseksualist". Поскольку фашисты - гомофобы, то когда тот, кто это нарисовал, придёт полюбоваться на свои произведения и увидит получившееся, он будет приятно удивлен. А заодно и узнает исторический факт про своего кумира и вождя. 

     Или более крутой вариант, но применимый лишь в этой стране. На надписях "За Русь!" можно на место пробела вписать букву "с" и, по желанию, что-нибудь еще накатать из разряда: "Боны только срать и умеют".  Также можно возле каждой круговой свастики ставить стрелку с подписью "Каловорот".

      Вообще же, шуточки шуточками, но не стоит забывать и о том, что нельзя полностью ограничиваться на уровне кричалок и заборных надписей.

Голосов пока нет

Добавить комментарий

CAPTCHA
Нам нужно убедиться, что вы человек, а не робот-спаммер.

Авторские колонки

Michael Shraibman

Йоэль Матвеев о понимании этносов (еврейства, басков и т.д.). А так же немного о левых эсерах, эсерах-максималистах, антиавторитарном социализме. ...Мое понимание еврейства в целом тоже культурное, а не генетическое. Однако, люди в праве пользоваться иными самоопределениями, в том числе и по...

6 дней назад
3
Владимир Платоненко

Хозяева соцсетей показали, кто в доме хозяин: президент или олигарх. И если сегодня они заблокировали Трампа и блокируют его сторонников - республиканцев, то завтра они могут заблокировать Байдена и его сторонников-демократов. И демократы это прекрасно понимают. При этом, именно они всегда были...

1 неделя назад
3

Свободные новости