Венесуэла между хреном и редькой

Власти России и США озабочены тем, что творится в Венесуэле – первые хотят сохранения власти Мадуро, вторые – ее свержения.  Ходят слухи, что США готовит переворот, а Россия послала вагнеровцев для охраны Мадуро на случай «измены» армии или ее командования. Лично меня не радует ни то, ни другое.

Во-первых, потому что и российские, и американские власти заботятся вовсе не о рядовых венесуэльцах. Путину нужен Мадууро вовсе не потому, что Путин жалеет венесуэльскую бедноту, которой в случае переворота, возможно, придется стоять перед полными товаров магазинами с пустыми карманами. И Трампа волнует не то, что сейчас те же самые люди стоят с полными карманами перед пустыми магазинами. И того, и другого, как и их окружения волнует, кто будет владеть венесуэльскими нефтевышками и чьи ракеты будут стоять на венесуэльской территории. А венесуэльский народ их интересует лишь как предлог, которым можно обосновать замену Мадуро или наоборот сохранение его власти.

Во-вторых, ни Россия, ни США не могут, да и не хотят предлагать ничего кроме пустых карманов при полных магазинах и пустых магазинов при полных карманах. Выбор между статусом кво и переворотом – это выбор меньшего из двух зол, не более того. Это относится не только к Венесуэле. По всему миру, за редким, может быть, исключением, люди выбирают между либеральным и государственно-монополистическим вариантами капитализма. Или пытаются добиться частных улучшений в рамках одного из них. Ни та не другая модель не дают людям нормальной жизни. Как и различные их сочетания и «золотые середины». «Золотая середина» между параличом рук и параличом ног – это частичный паралич того и другого, когда, и руки и ноги работают одинаково плохо.

На этот выбор накладывается еще и империалистическое соперничество различных государств, в частности США и России. Россия, правда, давно уже не соперница США, прежде всего по экономическим причинам, но прежние амбиции у нее остались, равно как и ядерное оружие. Кроме того, на смену ей приходят Китай и Иран – все эти страны чаще всего поддерживают режимы, делающие ставку на государственно-монополистическую экономику. Тогда как США – тех, кто делает ставку на либеральную. Это еще больше запутывает ситуацию – люди начинают выбирать уже даже не меньшее из зол, а менее неприятного империалиста. В той же Латинской Америке многие недолюбливают США, власти которых привыкли относиться к латиноамериканским странам как к своим вассалам, сателлитам. Точно так же как жители Украины рвутся в Европу не столько ради самой Европы, сколько, защищаясь от притязаний России на роль «старшего брата». То же касается и стран Прибалтики, и Грузии, и даже Казахстана и Беларуси – две последние в разной степени балансируют между Россией и Западом. Это проблема и для Армении. Армения нуждается в союзе с Россией, и ее население прекрасно понимает это, но хотело бы избавиться от экономической зависимости от России. Сможет ли Армения без России изжить у себя коррупцию и установить либеральную модель, и к чему это приведет – это еще вопрос; но то, что, будучи зависимой от России, ей будет это сделать на порядок тяжелее, никакому сомнению не подлежит. Возможно, ей удастся перейти под покровительство Ирана, но Иран тоже не страна с либеральной экономикой.

Беда всех этих выборов состоит в том, что все они основаны на неравенстве. Как выбор между зависимостью от США и зависимостью от России, Ирана или Китая, так и выбор между «свободным рынком» и госрегулированием. «Свободный рынок» (то есть либеральный капитализм) основан на неравенстве собственности, а «регулируемый» – на неравенстве власти. Более того, между этими вариантами неравенства нет четкой грани. Собственность порождает власть – если нищий будет судиться с мультимиллионером, последний выиграет суд, не потому даже что больше заплатит судье, а потому, что больше заплатит адвокату (и значит, наймет более умелого адвоката). Власть порождает собственность – посмотрите на богатства российских чиновников. В любой стране с «регулируемой» экономикой есть «черный рынок», «теневая экономика», а в любой стране с экономикой либеральной – организованная преступность. Наконец, экономическое неравенство и поглощение более слабого производства более сильным рано или поздно порождает монополию, которая начинает регулировать рынок, назначая любые цены. Монополию можно ликвидировать с помощью антимонопольного закона, но это тоже вмешательство в «свободу» рынка. По этой причине «свободный рынок» – такая же условность как «свободный газ»: Ни того, ни другого не существует, хотя и к тому, и к другому можно сколь угодно приблизиться на какое-то время. Впрочем, не существует и абсолютно-регулируемая экономика – всевластие чиновников приводит к коррупции, а это – тоже какой-никакой рынок с элементами свободы и конкуренции (кто лучше помогает, тому больше и платят).

В этом нет ничего удивительного: власть и собственность – по сути дела одно и то же. Власть – это собственность на принятие решений, а собственность – это власть над материальными благами. Или идейными – если речь идет об «интеллектуальной собственности». И то, и другое – проявление монополии. И побороть и то, и другое можно только одновременно. Ложь или ошибка, ну, хорошо, выразимся нейтрально – неправота ленинистов (и прочих сторонников «регулирования») состоит именно в том, что они обещают избавить людей от диктата собственности, опираясь на власть. Неправота либералов – в том, что они обещают избавить от диктата власти, опираясь на собственность. Это все равно, что злоупотребления, делаемые одной рукой, пытаться пресечь с помощью другой руки того же самого человека.

Комментарии

Верная позиция. Обе стороны - тянут одеяло на себя (китай-россия-иран и сша-ес-колумбия-бразилия). И цель - нефть Венесуэлы и контроль над ее добычей. Но мы то живем в капиталистической России. И сравнивая то что у нас вытворяют с нефтянкой начиная с 90ых и то как это делают в Венесуэле, где еще до Чавеса пдвса была госкомпанией, а Чавес лишь национализировал месторождения (с выплатой огромных компенсаций владельцам из США), можно выбрать то что лучше. И это явно не наш газпром и олигархи. В Венесуэле литр бензина стоит 1 цент, у нас - 60. В 60 раз, Карл! Притом что за границу они продают нефть по общемировым ценам. И при Чавесе на социалку тратится треть всех доходов от экспорта. Да за такое Газпром или Роснефть лично передушит всех желающих покуситься на итоги приватизации и тем более на национализацию их контор! И это очевидные вещи.

Поэтому "хрен и редька" не так просты. В Венесуэле уже был президентом неолиберал Перес и было восстание каракасо с сотнями убитых бедняков из фавел. История этой страны пропитана гражданской войной между богатыми и бедными. Что редко в современном мире, где войны из-за религии или территорий. В мире не хватает именно таких конфликтов, чтобы бедняки могли расправиться с богатыми. Поэтому те кто стоит за этим новым пересом, прячущимся в посольстве Колумбии, за тысячами собственников, которые в Каракасе живут в виллах за колючей проволокой, их депутатами из парламента, их политиками мне более чем не по вкусу. Это еще тот хрен. Ведь при Чавесе и Мадуро так и не произошло гражданской войны и собственность эти тысячи белых не потеряли ни на цент. Именно поэтому ни о каком "большевизме" и даже мягком социализме в Венесуэле речи не идет. Но и этот строй неустраивает многих. Для них он слишком левый...

Рейтинг: 3.5 (2 голоса )

Анонимный :
Именно поэтому ни о каком "большевизме" и даже мягком социализме в Венесуэле речи не идет.
Ну да, это просто популистская нефтяная диктатура, прикрывающаяся "левыми" лозунгами.

Голосов пока нет

Я не знаю, что  такое популистская диктатура, но  как раз в Венесуэле абсолютно типичный большевистский режим - диктатура плюс национализация.  Экономика национализирована, превращена в собственность государства и, как следствие, перестала работать.  

Про масштабы национализации. Чавес и Мадуро национализировали нефтяную промышленность, основу экономики страны. Итог - падение производства нефти на 2\3. Кроме того, были созданы госхозы в сельском хозяйстве, была национализирована Мадуро сталелитейная промышленность Были национализированы ряд других компаний в банковской сфере. Кроме того, государство ввело жесткий контроль над ценами. Парламент Венесуэлы призвал правительство президента Николаса Мадуро обратиться за международной гуманитарной помощью, чтобы избежать голода в стране. По словам Хулио Борхеса (Julio Borges), руководителя группы парламентской оппозиции, за 17 лет «чавизма» (период назван по имени умершего в 2013 году президента Уго Чавеса) государство национализировало 1,2 тысячи предприятий. 300 из них относятся к пищевому сектору, которые на сегодняшний день, по его утверждению, «ничего не производят». Также Борхес отмечает, что на большей части из 4 миллионов гектаров сельскохозяйственных земель ничего не выращивается. Итогом всего этого стал тот ад, который там имеет место сейчас - миллион процентов инфляции в год, отсутствие продуктов питания и тд.

Рейтинг: 5 (2 голоса )

Nevermore

Michael Shraibman :
Я не знаю, что  такое популистская диктатура

Я имел в виду диктатуру, которая опирается не только на "формальный" силовой аппарат (тогда это называется "оккупация", наверное), но и на некоторые "гражданские" слои населения, обычно наименее образованные, типа люмпен-пролетариата какого-нибудь, которым легко промыть мозги и/или купить их лояльность за материальные подачки. Таким образом, власть удерживается в том числе за счёт поддержки этих людей. В случае Венесуэлы это, видимо, те самые collectivos.

Голосов пока нет

"Но и этот строй неустраивает многих." - конечно же да, не устраивает.

Только конченного дегенерата может устроить совок с национализированной экономикой, где в больницах творится вот такой ад , где невозможно купить еду, за которой стоят километровые очереди , а инфляция по данным статистики достигла миллиона процентов. Где уже к моменту смерти Чавеса добыча нефти упала на треть (на момент смерти Чавеса добыча нефти вернулась на уровень в 2,5 млн баррелей в день, что почти на треть меньше того уровня, которого стране удалось достичь ко времени его избрания президентом в 1998 году ), к сегодняшнему дню составляет около трети, от того.что производилось нефтянкой до прихода к власти социалистов.

И да, в Венесуэле нет свободных выборов президента, потому что таких дураков, которые были бы за него, мало, он отстранил от участия в выборах своего главного оппонента, а большинство на выборы просто не пришли.

Рейтинг: 5 (2 голоса )

Nevermore

Добавить комментарий

CAPTCHA
Нам нужно убедиться, что вы человек, а не робот-спаммер.

Авторские колонки

антифемицидный  мемориал в Аржентоне
NinaT

25 ноября - Международный день борьбы за ликвидацию насилия в отношении женщин. Эта дата была выбрана в память о сестрах Мирабаль, политических активистках, убитых в Доминиканской Республике 25 ноября 1960 года, в период власти диктатора Трухильо.  В России никто не ведёт официальную...

2 недели назад
Пьер-Жозеф Прудон
Michael Shraibman

Я не согласен по очень многим вопросам с Александром Шубиным, но тут емко и по делу излагается им мысль Прудона: "В XIX веке уже было признано, что плохо, когда вами правит абсолютный монарх. Абсолютизм - это плохо. Это французы уже поняли. Эту утопию мудрого правителя они уже реализовали и...

2 недели назад

Свободные новости