Иногда, если анархисты спорят, это ценно...

Работа Максима Раевского (Льва Фишелева) "Анархо-синдикализм и критический синдикализм" представляет собой ответ на аргументы другого известного участника российского анархистского движения Иуды Гросмана-Рощина (а так же на замечания единомышленников Гросмана-Рощина). Это дискуссия по довольно узкому вопросу о том, каким следует быть анархо-синдикализму. И все же, я собираюсь сказать, что беседа между этими двумя анархистами, случившаяся более 100 лет назад, представляет собой интерес и сегодня. А почему я так думаю? Ну во-первых, потому, что эти люди умели спокойно обсуждать важные вопросы устройства общества, социальных движений, анархизма, чего сегодня многие делать не умеют...

Просто стоит знать, как нормальные люди могут спорить, подвергая жесткой критике взгляды друг друга. Многие современные анархисты, к сожалению, беседуют иначе, в стиле торговок с одесского рынка:  

- Мои бычки бери, у нее не бери.

- Мои лучше! 

- Твоя сестра собой торгует на Дерибасовской, откуда у тебя хорошие бычки? 

- Твоя мама - проститутка, но я об этом молчу целыми днями! 

Такой разговор вреден. Тут же не тот спор, в котором рождается истина, кроме того, это дискредитирует анархистов. А люди, о которых я пишу, говорили по сути вопроса и заслуживают внимания.

Во-вторых, вопрос, который они обсуждали - вопрос о массовом общественном движении, способном совершить социальную анархистскую революцию и на следующий день после революции использовать свою организацию для управления обществом. Этот вопрос является центральным для анархизма. Можно сколько угодно обсуждать контуры будущего общества, или анализировать политику государственной бюрократии, но центральный вопрос никуда не исчезнет. Как миллионы людей могут быть вовлечены в анархистскую работу? Как они совершат революцию и как управлять обществом на следующий день после нее?

В конце XIX - первой трети XX вв силой, которая рассматривалась многими анархистами в качестве инструмента, способного осуществить все это, было революционно-синдикалистское движение работников на фабриках и заводах. Оно которое боролось за увеличение зарплаты и улучшение условий труда методами прямого действия (нелегальные забастовки, занятие заводов в ходе забастовок и т.д.) и прямой демократии. Анархисты его считали полем для агитационной и активистской работы и, одновременно, организационной основой, фундаментом будущего либертарного анархистского общества (федерации самоуправляющихся трудовых коллективов).

Дело было не только в том, что в рев-синд движении принимали участие сотни тысяч людей. Разговор о революции является пустым, если нет массового опыта самоорганизации. Революция никогда не произойдет, если нет широкого распространения в обществе навыков прямого действия. Наконец, революция окажется бессмысленной, если на следующий день после нее работники, имеющие сильные организации, построенные на принципах власти общественных собраний (прямой демократии) и федерализма не смогут заново перезапустить экономику и всю общественную жизнь на новых принципах - принципах прямой трудовой демократии - если этого нет, люди просто начнут умирать от голода. Революционные синдикаты (профессиональные союзы рабочих по отраслям) были одновременно и школой прямой демократии, и школой прямого действия, и инструментом самоуправления на следующий день после революции. Они воспринимались как эмбрион будущего общества. Кстати, тогдашним анархистам была нужна именно анархистская революция самоуправления, а не - смешно, правда?

Раевский рассматривает три типа ситуаций.

В одних странах революционные настроения среди работников фабрик и заводов господствовали, и там большинство активных работников приходили в революционные синдикаты (Франция, ВКТ - Всеобщая конфедерация труда, насчитывавшая 600 тыс участников). ВКТ вела борьбу за рост зарплат и улучшение трудовых отношений методами прямого действия (нелегальные стачки, захваты производств) и .

В других странах господствовали легалистские мирные профсоюзы, выступавшие за компромисс с хозяевами, профсоюзы - совершенно для анархистской работы бесполезные. Но в таких странах революционные работники создавали собственные воинственные ревсиндикалистские союзы параллельно официальным профсоюзам (ИРМ - Индустриальные рабочие мира в США).

Наконец, в третьих странах, как царская Россия, любые объединения работников были по сути запрещены. Но там во время революций работники создавали Советы - выбранные от разных заводов забастовочные комитеты, руководившие стачками (с правом отзыва делегата низовым собранием трудколлектива в любой момент) и ведшие боевые действия против военных и полиции. По мнению Равеского, Советы были фактическим аналогом или заменителем революционных синдикатов в России.

О чем же спорили анархисты?

О том, какое значение имеют эти инструменты для социальной революции будущего и как анархистам с ними работать. Анархисты, пишет Раевский, "часто недооценивают ту огромную работу, которая была выполнена революционными синдикалистами, впервые показавшими на практике рабочим Франции и всего мира, что автономные рабочие организации могут при посредничестве тактики прямого действия возвысится над крохоборческими формами тред-юнионистской (т.е. легальной профсоюзной - прим. М.М.) деятельности и встать на путь борьбы за всестороннее освобождение пролетариата". Он отмечает, что методы ревсиндикализма (захваты фабрик во время забастовок, защита их от штрейкбрехеров, нелегальные забастовки) помогли некоторым работникам принять анархистское анти-государственное мировоззрение. Отсюда понятно, чем был анархизм начала века и почему он не имел ничего общего ни с обычными профсоюзами тогда, ни с современными профсоюзами сегодня, включая даже те, которые называют себя анархистскими сегодня (как современная испанская CNT и др).

Обычные профсоюзы занимаются исключительно мирной легальной работой, стачками в рамках законов и походами в суд с жалобами на боссов. Конечно, такая работа не считалась в первой третий XX века анархистами ни революционной, ни синдикалистской, ибо не была основана на прямом действии,а следовательно для целей анархо-революции бесполезна. Кому она точно была в помощь - это социал-демократы. Что до революционных синдикатов, типа ВКТ, то и Гросман -Рощин и Раевский предполагали работать в них и с ними, распространяя там анархисткие идеи. На этом уровне между этими сторонниками анархо-синдикализма расхождений не было.

Но Раевский и его единомышленники смотрели с интересом и на обычные легальные тред-юнионы. Был надежда, что в условиях роста социального недовольства низовые ячейки легалистских профсоюзов революционизируются и выйдут из под контроля умеренного профсоюзного начальства, тут-то анархисты их и подхватят. Поэтому Раевский допускал работу анархистов в обычных профсоюзах, подчеркивая однако, что она должна быть направлена против профсоюзного руководства, с тем, чтобы вывести работников из-под его контроля. (В США это называлось "сверление изнутри" - такую тактику предложил Фостер, будущий лидер КП США, а тогда рев. синдикалист, считавший, что нужно бороться за умы и души рядовых членов АФТ-КПП, главной легалистской профсоюзной федерации Америки).

Что касается Советов (случай России), то это были массовые независимые (автономные) организации, созданные и выбранные самими работниками, занимавшие очень радикальную позицию в плане тактики. Поэтому Раевский предлагал анархистам работать в Советах с целью как распространения там анархистских идей (превращение общества в федерацию самоуправляющихся территориальных и производственных коллективов работников), так и с целью критики политических партий. Ни о каком союзе с левыми партиями, как и с профсоюзным руководством, не могло быть и речи. Работу анархистов в Советах следовало, по его мнению, направить против партий государственников.

Здесь, однако, и начинались разногласия.

Гросман-Рощин, чьи взгляды пересказывает Раевский, считал, что революционные синдикаты с течением времени превращаются в обычные тред-юнионы. Ведь большинство работников вступали в них без ясной анархистской программы (а откуда бы ей было взяться?), без четкого революционного мировоззрения, а лишь из желания радикальными суровыми методами улучшить свое материальное положение. К тому же значительная часть рабочих в ревсиндикатах находилась под влиянием умеренных социалистических партий. Поэтому, когда порыв к радикальным улучшениям жизни и столкновениям с начальством проходил, революционные рабочие превращались в обычных умеренных. Иными словами, через некоторое время они начинали вести себя как типичные профсоюзные легалисты: мирная забастовка, суд, адвокаты, участие в выборах парламента... Из ревсиндиката постепенно получался тред-юнион. С этим наблюдением соглашался и Равеский. Но как анархистам следовало поступать в этом случае? Гросман-Рощин считал, что в случае такого неизбежного перерождения анархистам следовало расколоть синдикат, выведя из него всех близких к анархизму работников, чтобы новый синдикат стал со временем ядром рев.движения. Ведь типичный легалистский профсоюз для социальной революции бесполезен. Раевский, соглашаясь с тем, что до сих пор ревсиндикалистские организации со временем превращались в реформистские, полагал, что в будущем это может измениться: наступала эпоха мировых войн и революций. По мнению Равеского, в таких условиях революционный порыв работников мог держаться дольше обычного, а значит и выходить из такого, становящегося умеренным синдиката анархистам не следовало.

В какой-то мере, как мы теперь знаем, оба в своем анализе событий оказались правы и не правы. Действительно, в условиях революций некоторые синдикаты первой трети 20 в могли годами оставаться ультра-радикальными и влияние анархистов в них росло. Но все же потом они или становились реформистскими умеренными и легалистскими, или терпели поражение.

Расходились Гросман-Рощин и Раевский и в отношении Советов. Первый считал их органами борьбы за государственную власть (ибо большинство работников такими их видели), а потому для анархистов бесполезными. Раевский, который всеми силами держался за массовую самоорганизацию, считал, что даже взятие власти Советами выгодно анархистам, так как это - органы прямой демократии работников. Пусть на первом этапе социальной революции она (революция) носит черты государственности (например, возможно Советы будут принимать решения большинством, решения, обязательные для всех, как это было принято в них). Любая революция, считал Раевский, вслед за Кропоткиным, дает результат согласно равнодействующей сил, представленных в ней. Чем сильнее и крепче будут анархисты в Советах и революционных синдикатах, чем больше они потеснят оттуда партии, тем ближе власть Советов будет к анархизму.

И снова мы видим частичную неправоту и частичную правоту анализа обоих революционеров. Советы, как и предвидел Гросман-Рощин, стали трамплином для создания диктаторского государства - однопартийного государства большевиков. Те использовали Советы для массовой мобилизации рабочих и солдат против Временного правительства, а затем, в 1918-1921 гг разрушили Советы и установили свою монополию на власть без всяких выборов (выборы в Советы большевики стали повсюду проигрывать). Но, с другой стороны, некоторые Советы рабочих, военных и жителей сел стали опорой анархистских, про-либертарных и самоуправленческих движений (Кронштадтское, Махновское, Западно-сибирское, Чапанное и другие восстания). Если бы анархисты активнее участвовали в работе Советов, как предлагал тогда Раевский, не исключено, что таких движений могло быть больше.

***

В современном мире нет революционных синдикатов, в нем нет анархо-синдикалистского движения. Однако, Советы, как органы самоуправления, выбранные местными собраниями работников (с правом отзыва делегата собранием в любой момент) иногда возникают, например в ходе революций в (в таких городах как Идлиб, Дараа и др.) и, так же, похожие движения .

Что с ними делать анархистам и как к ним относиться? И как относиться к профсоюзам? Я далек от мысли давать непрошеные советы. У меня нет ответов на все вопросы и рекомендаций на все случаи жизни. Но, возможно, идеи Раевского и Гросмана-Рощина могут представлять какой-то интерес применительно к этим ситуациям. Какой? Ну не знаю, может вы - сторонники современных профсоюзов или какой-нибудь партии, мечтающей о верховной власти, и тогда эти анархистские идейки могут представлять для вас опасность.

Комментарии

На мой взгляд анархо-синдикализм является ложным путем к социальной революции. Можно много чего написать в подтверждение этого. (сам работаю на заводе рабочим 19 лет)

Что ж, напишите подробнее.

Тезисно:

Рабочие конкурируют между собой за зарплату, разряд, рабочее место, что не даёт возможности к обьеденения.

Сама порочность наёмного труда, известная в анархистских кругах, определяет невозможность положительных результатов от деятельности пролетариата для общества в силу своей специфики.

Прогрессивность рабочего класса была выведена на опыте 19 века марксистами и в 21 веке эти выводы очень спорны.

Вообще тема большая и тянет на большую статью которая может быть когда нибудь будет написана. А критика рабочего класса хорошо представлена в некоторых статьях публициста Ю.И. Мухина, он хоть и государственник, но все же неосознанный анархист.

То-есть вы считаете, что только общая угроза, требующая единения, может по настоящему сплотить? Как в 1917 надоело быть пушечным мясом для империи 

(+ тогда помогла многопартийность де-факто, и марксисты-интеллектуалы, в германии-1943 тоже многие хотели Революции, но их силы и силы вонючей системы были неравны, марксисты и евреи были знаетегде)

Да, всё спорно, среди РК есть и фашня и ватоголовики.

А насчёт системы... так она делает много, что-бы исключить внесистемные объединения людей. 

что-бы человек думал, как качественно сделать и как сподхалимничать ради разряда-места-премии

не был у частников (точнее был, но в числе итр-полуэлиты, и там конкретно мне было неплохо)

а в госструктурах (я тоже был итр) любимая песня была"будь нашым рабом, частник из тибя соки выжмет, а здесь чай есть попить время"

песня шэфа "не нравится мой зам так терпи, или уходи"

что касается рабочих чисто, то они были бригадой, и делить им было нечего. Бригадный труд - нелюбим системой, по причине наличия крепких бригад. И поэтому постепенно искореняется, +прогресс техники, людей или бригад меньше надо, + институт бесправных гастарбайтеров

идеал системы - главнюк, 2-3 рядовых итр-овца, и 7-15 бесправных гастерков. ну это условно

в строительстве к этому почти везде пришли, я имею ввиду ключевые города. жел.транспорт и энергетика пока держится (особо службы П и Э, где бригады работают при любой погоде вдали от жилья), кстати в "гудке" сильная провластная накачка, иногда с рекламой черносотенцев, типа страховочка..

 

но ж/д и энергетика - слабые (как и вся остальная Инфраструктура Жизнеобеспечения) (из-за численности) игроки, в германии в 1933 они были, и это не помогло

в связи - ввод ВОЛС/ЭАТС и сокращения, в ЖЭКах Москвы переход на гастеров...

"Прогрессивность рабочего класса была выведена на опыте 19 века марксистами и в 21 веке эти выводы очень спорны."

Позвольте, сразу же отвечу на это.

Во-первых, мне и кстати, многим анархистам совершенно безразличны марксисты и их теории прогрессивности.  Причем тут марксисты? Революционное движение работников привлекало именно анархистов, сторонников идей Бакунина и Кропоткина, которые создавали гигантские рабочие анархистские организации. Кстати, порядка 60% русских анархистов начала 20 столетия. во вреям Первой русскйо революции - рабочие.  Анархизм обладает собственными теориями, связанными с работниками, и марксизм тут совершенно не причем.

Во-вторых, социал-революционность рабочекго класса, создававшего советы и революционные анархо-синдикаты - это просто факт. В одной  только анархистской CNT в Испании было порядка 1,5 миллионов человек. Это сразу же опровергает Ваше утверждение  о неспособности работников к объединению или борьбе за социализм (самоуправленческий). Вы статью, которая выше, читали? Пройдите, пожалуйста, по ссылке там, посмотрите, что такое ВКТ, например.

В-третьих. То, что Вы написали, звучит примерно так. Мир, в котором мы живем, порочен, поэтому мира лучше не может быть. Но в разное время люди объединялись против этой порочности. Как раз зависимость людей от начальства, общие условияй угнетения, общее тяжелое положение иногда заставляет их объединяться для преодаления несправедливости. Вы ничего не слышали о забастовках (обычных, когда трудовой коллектив бастует, чтобы величить плату общую за труд)? В России такие вещи случаются регулярно, а в мире тысячи забастовок. Как же Вы говорите, что рабочие не способны к объединению?

В-четвертых.  Большинство людей в Европе, Америке, в ряде стран Азии заняты наемными трудом. Если они в силу этого обстоятельства не способны к самоорганизации, тогда анархистский строй невозможен. Тогда надо смириться с тем, что есть. Ну ок. )

 

 

Nevermore

0. Конечно я имею в виду прежде всего РФ и СНГ. ну или как минимум сибирский регион.

1. Не соглсен с вами, насколько мне известно, многие анархисты хорошо знали о выводах маркса о наемном труде и рабочем классе и ценили их, расходясь с марксистами лишь в методах достижении цели. Подтверждением этому можно считать то, что многие анархисты перешли к большевикам, например Кибальчич.

2. Революционность рабочего касса в 19 веке и начале 20-го  - факт, относящийся к тому периоду. И не факт что эта революционность была следствием наемного характера труда, а не, скажем, общей бедности или результатом воздействия многих факторов. 

3. Конечно рабочие способны к объеденению, но только вопреки их "рабочести" , а не благодаря ей, как утверждают синдикалисты. И только в экстренных ситуациях, когда страдает весь коолектив, но такая ситуация не может быть продолжительной потому что угрожает самому существованию предприятия. А если нет предприятия - нет и коллектива.

4. В том то и дело что наемный труд, в силу своей специфики отупляет, препятствует навыкам самоорганизации и если анархический строй и возможен (а я думаю что возможен) то он возникнет не из самоорганизации наемных работников, А наоборот, социальная революция освободит наемных работников от полурабской зависимости наемного труда. 

Рассуждения мои пойдут о революционном действии сегодняшнего дня.

Революционные организации трудящихся не только не являются движущей силой за радикальное преобразование современного общества, но и не могут таковыми представляться. Аргументация такова:

  1. В следствии все большего развития мира капитализма и сопутствующей ему массовой культуры и идеологии потребления, возник классовый антагонизм на основе пролетариата. Как результат – чрезмерная озабоченность так называемого «пролетариата» буржуазной роскошью неолиберальной экономической системы, где различная освободительная борьба погибает в пучине ненастного запаха материального благополучия и мечтаний о бесконфликтной картине мира на фоне непротиворечивости бытующего порядка.
  2. Должным образом отметим то, что, без сомнения, еще в начале ХХ столетия могла быть приемлема «классовая борьба» (которая, видите ли, преподнесла малое количество результатов, ибо строилась на идеологии увековечивания классового разделения). В связи с колоссальным по размерам увеличением товарного производства вкупе с годами только растущим расслоением общества на богатых и крайних бедняков, синдикализм имел место быть как господствующая практическая теория той части населения, что составляла большинство (то во все времена были обездоленные).

Когда произносим мы слова «социальная революция», «справедливость» в первую очередь должна осознаваться действующая мощь не отдельной части населения (класса), но всего социума воедино и организованно сплоченно – вопрос только поднимается здесь о «примирении» непримиримых – буржуазии (теряющей прежние посты) и ниже стоящих (также которые имеют крайне неточное положение).

Готов подставить свое тело под камни метающих – дискуссия в случае этом обязательна.

1. "Не соглсен с вами, насколько мне известно, многие анархисты хорошо знали о выводах маркса о наемном труде и рабочем классе и ценили их, расходясь с марксистами лишь в методах достижении цели. Подтверждением этому можно считать то, что многие анархисты перешли к большевикам, например Кибальчич"

Ответ
Какой Кибальчич, Виктор Серж? Это что, пример анархисткого мыслителя вроде Бакунина или Рокера? Совершгенно ни о чем не говорящий пример) А были случаи, когда наоборот переходили от большевиков к анархистам. Потом, это вообще не имеет никакого отношения делу. Миллионы анархистов и синдикалистов никогда к большевикам не переходили. И дело совершенно не в этом.
Теории могли влиять или не влиять на что-то, но вообще многие анархисты и синдикалисты как раз к марксизму относились резко отрицательно и их стремление работать с массовым рабочим движением никакого отношения к марксизму не имело. Объяснялось оно, прежде всего, тем, что во многих странах или регионах появилась рабочая самоорганизация, как тот же ВКТ. Поэтому анархисты, такие как Пуже и Пелутье, стали работать с этими движеняими. Прежде весго это был как раз вопрос практики. С другой стороны сами рабочие тянулись к анархизму, как рабочие в Белостоке или Одессе. Что касается теорий, то у анархо-синдикалистов вообще не было единой теории. Но могу сказать, что многие относились к марксизму резко отрицательно. Особенно это характерно было для аргентинского и японского рабочего анархизма. Многие анархисты отказывали учению Маркса в научности, не считали обоснованным его утверждения о прогресивности централизации и индустриализации, воспринимали как часть трудящегося класса самостоятельных ремесленников и фермеров (не говоря о крестьянах общинниках). Анархисты никогда не соглашались с экономическим детерминизмом Маркса, не считали, что развитие идей целиком определяется экономическими отношениями (а не наоборот). Такие теоретики рабочего анархизма и анархо-синдикализма, как Лопес Аранго и Рудольф Рокер негативно относились к идеям "прогресивности" у Маркса, отмечая разные виды общественного регресса в 20 столетии. И т.д. Анархисткий интерес к рабочего классу слабо связан с марксизмом у большой части анархистов или никак не связан. И вообще у марксизма нет никакой монополии на рабочий социализм, мягко говоря. Были и есть другие теории.

2. "Революционность рабочего касса в 19 веке и начале 20-го - факт, относящийся к тому периоду. И не факт что эта революционность была следствием наемного характера труда, а не, скажем, общей бедности или результатом воздействия многих факторов. " ---- С этим я согласен. Однако, почему только в начале 20 века? Венгерские рабочие Советы 1956 г, Польская Солидарность 1980-1981 г - примеры массовых движений сторонников самоуправленческого социализма, стоявшего на близких к анархизму позициях. Можно вспомнить так же движение Рабочих Комитетов и Советов в Италии в конце 1960х и начала 1980 х гг. Это примеры из 20 века, но все же они гораздо ближе к нам. Рабочие Фиата, входившие в революционные операистские ячейки и Солдидарность в 1980 г, это все же не Белосток и не старая ВКТ.

3. "Конечно рабочие способны к объеденению, но только вопреки их "рабочести" , а не благодаря ей, как утверждают синдикалисты. И только в экстренных ситуациях, когда страдает весь коолектив, но такая ситуация не может быть продолжительной потому что угрожает самому существованию предприятия. А если нет предприятия - нет и коллектива."------- К сожалению, я совсем не понял этот арагумент. а) Вы опять записали сторонников анархо-синдикализма с тех, кто считает, что рабочие могут объединяться исключительно благодаря своей рабочести, а не вопреки ей. Это неверный вывод. Например, с точки зрения ведущего теоретика аргентинского анархизма Лопеса Аранго, история есть прежде всего история идей, а не экономики, и то, что рабочие оказались восприимчивы в некоторых странах к анархизму совершенно не обязателдьно вытегает только или исключительно из их рабочести. б) Трудовой коллектив страдает от разнывх проблем в условиях капитализма длостаточно часто. То сокрашения, под которые может попасть любой, то кризис, то неудобная коллектиаву или значительной его части рационализация производства. Рабочесть так же играет роль, потому что люди вместе чувчствуют свое угнетенноре положение. Да, не всегда.

4 "В том то и дело что наемный труд, в силу своей специфики отупляет, препятствует навыкам самоорганизации и если анархический строй и возможен (а я думаю что возможен) то он возникнет не из самоорганизации наемных работников, А наоборот, социальная революция освободит наемных работников от полурабской зависимости наемного труда. " ----- Я не знаю, каким образом труд квалифицированного раболчего и специалиста (а неруководящие специалисты так же многими анархистами относятся к классу трудящихся, чтобы не думали об этом марксисты) способствуеот отуплению, даже наемный. Но главное, повторю. Если Вы правы, то социальная революция невозможна. Социальная революция - это результат деятельности людей, а не результат прихода марсиан, верно? А большинство людей в больших современных странах, это наемные работники. Если они такие отупевшие и на социальную революцию не способны в силу того, что заняты наемным трудом, значит социальная революция невозможна. Вот что логически следует из сказанного Вами.

Nevermore

4. Наемный труд отупляет в социальном смысле а не бытовом. 

Социальная революция - продукт деятельности именно людей! А не рабочего класса. Именно людей во всех их ипостасях, а не только как рабочих по теории синдикализма 

И потом, как вы представляете структуру синдикальных конфедераций? Я вижу лишь хаос. А структуру территориальных конфедераций вполне можно представить.

тройкий или ленин - что тоже хотят избавится от государства, но пока вынуждены работать теми-же методами чтоо и капиталисты

1. "Наемный труд отупляет в социальном смысле а не бытовом. "----- Ничего не понял. Что это значит? Почему, на каком основании Вы сделали вывод, что наемный труд квалифицированного рабочего, использующего сложное оборудование, а так же инженера, врача, программиста, учителя, отупляет? Откуда такое? Чем доказано? Да, если стоять на конвейере и закручивать часами одну гайку, повторять однотипные движения - это отупляет. Но благо в современном мире многие процессы такого рода атвоматизируются. Что значит "отупляет в социальном смысле"?

2. "Социальная революция - продукт деятельности именно людей! А не рабочего класса. Именно людей во всех их ипостасях, а не только как рабочих по теории синдикализма "----- Откуда Вы взяли, чтро теория анархо-синдикализма рассматривает "рабочего только как рабочего", а не как личность, развивающуюся и включающую в себя связи с производством, потреблением, бытом, личными отношениями, далекими и близкими и т.д.? Вы читали работу Сореля Размышления о насилии? Этот человек стоял у истоков революционного синдикализма (на Сореля повлиял Маркс наряду с Ницше, Бергсоном и бог знает кем еще). Он, конечно, не сводил рабочего только к производственной деятельности. Вы читали одного из ведущих теоретиков анархо-синдикализма Рудольфа Рокера? Его стати о нациях и региональных идентичностях, чему он придавал большое значение? Вы знакомы с работами Лопеса Аранго, ведущего теоретика аргентинского рабочего анархизма, который считал, что основа развития общества - борьба идей? В конце концов, Бакунина и Кропоткина, которые повлияли на анархо-синдикалистов? Давайте мы поступим так. Вы прочтете работы этих авторов, благо они есть в интернете. А потом убедитесь сами, что многие анархо-синдикалисты НЕ рассматривали рабочего только как рабочего. С другой стороны, анархо-синдикалисты многие были ПРАГМАТИКАМИ. Они видели, что самоорганизация гигантских масштабов возникает иногда именно на рабочем месте. И работали с тем, что есть, распространяя в р. синдикатах свои идеи. Если такого не будет в будущем, то и обсуждать нечего. Хотя я не понимаю, как возможно говорить об анархистском преобразовании общества, не затрагивая производство. Пить и есть что будете? То, что производят капиталисты? Жить где будете, в домах, построенных капиталистами? Кто будет производить компьютеры, приборы, поезда и еще миллион вещей? Что с производством будете делать? Если оно будет оставаться в руках капиталистов, какой тогда анархизм? Вы не задумывались об этом?

3. "И потом, как вы представляете структуру синдикальных конфедераций? Я вижу лишь хаос. А структуру территориальных конфедераций вполне можно представить."----- А в чем проблема с конфедерациями синдикатов? Я же Вам написал, были огромные организации анархо-синдикалистов, собственно так много анархистов было только в синдикатах и они были организованы в конфедерации. И это работало, например аргентинская ФОРА провела столько всеобщих и локальных стачек, что их невозможно сосчитать, CNT, USI проводили массовые организованные забастовки, т.е. это работало. Почему это хаос? Откуда Вы взяли? Чем это доказано? Какие работы по истории синдикализма Вы прочли, на основании чего делаете такие заключения?

Nevermore

На подробное ознакомление с карандашом в руке  с этими трудами у реального рабочего, коим я являюсь, разумеется нет времени.  Я нахватался отрывочно у многих анархиских авторов.  Однко переход на мою скромную личность считаю странным,. Предпочитаю разговор по существу а не бряцание авторитетами.Считаю что мнение современного российского рабочего представляет ценность. Это все равно  как если бы Толстой оборвал современного ему крестьянина спросив а что тот собственно знает о крестьянстве и каких он авторов читал.....

На ваши вопросы у меня есть ответы исходящие из собственного опыта работы на крупном предприятии и собственных выводов из теории анархизма. Но пожалуй лучше завести завести свою авторскую колонку и транслировать свое мнение там.

 

 

 

 

1. "Однко переход на мою скромную личность считаю странным,. Предпочитаю разговор по существу а не бряцание авторитетами"-------------- О боги, о Шива и Шакти! О чем Вы, какой переход на личность? Переход на личность, это если бы я начал обсуждать Вас лично, вместо того, что Вы пишите. И причем ту бряцание атворитетами? Вы говорите, что анархо-синдикалисты говорят то-то и то-то, я отвечаю, что нет, многие из них говорят совсем другое и ссылаюсь на них. Причем тут бряцание авторитетами? Вы же сами сослались на то, что анархо-синдикалисты считают так и этак, а я говорю что нет, потому и ссылаюсь. 2. Мнение рабочего представляет интерес, да. 3. Я, к слову, не адвокат анархо-синдикализма просто потому, что его в современном мире нет (от слова совсем). Даже в тексте, который Вы комментируете, об этом сказано. Странно, Вы не заметили. Но это ведь проблема. Если его нет, как решить вопрос производства? Как достить развития у миллионов людей навыков самоорганизации? Для анархистов прошлого как раз не было проблемы ИМЕННО потому, что существовали громадные революционные синдикаты. Анархисты вроде Раевского, Гросмана-Рощина, Пелутье, Новомирского, или талантливые публицисты вроде Сореля, или интеллектуалы вроде Рокера шли работать с ними не потому, что им была по нраву современная индустрия и не потому, что их в чем-то убедил исключительно Маркс (многие из них вообще ненавидели Маркса и марксистов, как Лопес Аранго, который кстати, сам был рабочим-пекарем). А потому шли, что это было ГЛАВНОЕ ведущее направление саморганизации. Это был вопрос практики. И эти объединения были настолько мощными (и да, их конфедерация вполне себе работала), что рассматривались как главный инструмент подготовки революции, ее реализации и самоуправления (нового общества) на следующий день после революции. Более того, такого большого числа людей в организациях анархистов, как с CNT, FORA, USI не было позднее никогда и нигде. Теперь этого нет. Но нет и почти никаких социальных самоорганизованных радикальынх движений. Их тоже нет. Вот же главная проблема. В Мексике и Сирии есть самоорганизация на уровне территории, городов (причем с ней масса проблем тоже и проблемы эти ХУЖЕ, чем с ревсиндикатами). А кроме этих стран нет вообще почти ничего. И это проблема. Именно с этим связана деградация анархисткого движения. Некоторые люди даже не осознают, что анархизм Кропоткина и Рокера - это идея трансформации всего общества на началах самоуправления, трансформации с целью создания бесклассового и безгосударственного строя, а не курение травы.... и не поддержка каких-то националистов-государственников, которые мочат других государственников в третьих странах. Анархо-синдикализма нет. Но нет и инструмента, с которым анархисты могли бы работать. И это стало проблемой. Вы можете сколько угодно быть против анархо-синдикализма. Скажу больше, с учетом того, что его нет, мне даже кажется не самым главным этот вопрос. Но с чем тогда работать?

Nevermore

Очевидно, что работать надо с тем что есть. 

Я лично убежден в том что практически любой человек является от природы анархистом, даже не осознавая это. В этом сила анархизма. Даже ярый на ваш взгляд государственник и патриот, если с ним поговорить по душам, признает преимущества самоуправления в любой сфере. 

И сейчас на мой взгляд задача анархистов в том чтобы донести до обывателя ключевые идеи анархии используя современную лексику и терминологию. Перестать пугать обывателей разрушением и показать направление спокойных преобразований. 

Без потрясений скорее всего не обойдется, но общество должно само их захотеть и осуществить ради желаемого.

Так никто не спорит, что работать можно с тем, что есть. Просто как раз участники дискуссии, о которой заметка, показали, причем на опыте  русской революции, что одной агитации недостаточно. И каждый человек не является стихийным анархистом, а если в чем-то и является, то не настолько, чтобы не идти за политическими партиями, которые предлагают ему дать им порулить, обещая светлую жизнь. И самый прицнипиальынй вопрос состоит в том, откуда в атомизированном обществе, устроенном авторитарно, у людей возьмется опыт прямой демократии? А без него не может быть социальной революции. Откуда возьмется организация народная (здесь народ понимается в смысле Кропоткина, в смысле работников, которые не подвергают эксплуатации других работников) способная взять на себя (само) управление обществом вместо гсоударства и партий? Люди же надеются на партии, госудаорство, производственный менеджмент и другие иерархически устроенные системы именно потому. что сами не знают, как управлять обществом, не имеют нужного опыта. Революционный синдикализм по всей вероятности давал такой опыт. Сегодня его ничто не дает, кроме м.б. терориториальных автономных советов в Сирии и Мексике, в работе которых участвуют полтора анархистам (всем остальным плевать или они далеко). Это серьезная проблема и полка она не разрешена, нечего и думать об анархистских преобразованиях общества.

Проверочный коментарий.

еще один проверочный комментарий

через vpn нге удается оставить комент

Люди идут за партиями от пустоты и безысходности, политической и исторической безграмотности,  следуя официальной пропаганде.

 

Действительно, опыта самоуправления в современном обществе нет и быть не может, и на мой взгляд бессмысленно искать ростки самоуправления где либо (а их много), - им не дадут прорасти, они будут задавлены современным централизмом и бюрократией.

На мой взгляд самоуправление в современных условиях может возникнуть сразу и одновременно во всей стране путем изменения избирательной системы и в результате принятия соответствующего закона.  Как это произойдет - законным, спокойным, мирным путем или в результате массовых протестов и кризиса - будет зависеть конечно от действующей власти.

А вот вопрос о том как именно должна быть изменена избирательная система в интересах самоуправления требует отдельной большой дискуссии. Вопрос этот не простой и потребует возможно практического опробования и совместной разработки.

Для реализации такого сценария необходима сильная легальная анархистская организация оформленная скорее всего внешне в виде партии - это необходимо и для "отмытия" образа анархиста в глазах современного общества и для направления разрозненных сторонников самоуправления в одном русле.

 

Я так это вижу.

 

Добавить комментарий

CAPTCHA
Нам нужно убедиться, что вы человек, а не робот-спаммер.

Авторские колонки

Исаак Штейнберг
Michael Shraibman

Иногда спрашивают: "Верно ли, что для анархистов равенство - это полный отказ от иерархии? Как это возможно?". Как писали представители коллектива американского журнала "Анархия": "Мы не ставим своей целью борьбу за абсолютное равенство, и те, кто стремится к абсолюту,...

4 дня назад
Michael Shraibman

Коммунизм - понятие многозначное и разные школы его представляют по-разному. Существует небольшевистский или даже антибольшевистский коммунизм - от Петра Кропоткина до Отто Рюле. В начале 20 столетия и до 1917 года все или почти все, кто называл себя коммунистами в мире - были анархистами,...

5 дней назад
4

Свободные новости