Неистовый Осуги: жизнь и смерть анархиста в Японии

Сакаэ Осуги

Сакаэ Осуги — самый яркий и известный японский анархист начала XX века. Он был известен своими героическими, но иногда сумасшедшими поступками, громким политическим активизмом, переводческими работами, разными скандалами и трагической смертью. В этой статье описывается биография одного из самых уникальных японцев прошлого века.

1

Сакаэ Осуги родился в городе Марукаме, префектуре Кагава на острове Сикоку в 1885 году. Он был вторым сыном в семье военного. Его отец Азума, офицер из префектуры Аити в центральной части Японии, происходил из состоятельной деревенской семьи. Его мать Тоё была дочкой успешного предпринимателя, занимавшегося изготовлением и продажей саке в префектуре Вакаяме на западе Японии. Дед Осуги по материнской линии был известен своей необычной силой, хулиганскими поступками и мастерством в разных видах единоборств. Однажды он сильно разозлился на то, что некоторые самураи пренебрежительно отнеслись к обычным горожанам во время городского фестиваля, и затеял большую драку с этими самураями. После чего он продолжил конфликтовать с самураями. Впоследствии он потерял семейный бизнес, обеднел и умер в возрасте 33 лет. Сакаэ Осуги намекнул в своей автобиографии, что он больше похож на этого деда и свою мать, чем на отца, который всегда был спокойным, редко ругал Сакаэ и едва участвовал в воспитании своих детей. У Сакаэ было восемь братьев и сестер.

Переехав с острова Сикоку на западе Японии после рождения Сакаэ, семья Осуги поселилась в Токио. Когда ему исполнилось пять лет, они снова переехали — в военный город Сибата в префектуре Ниигата северной Японии. Там он провел детство до 14 лет.

Осуги унаследовал заикание по отцовской линии. Когда он заикался, мать била его, чтобы исправить заикание, но, конечно, напрасно. Осуги в своей автобиографии писал, что он был стеснительным и часто краснел: «Я сразу обращал внимание, когда кто-то смеялся — думал, что кто-то смеялся над моим заиканием. Я стал более недоверчивым. Это имело большое влияние на мою психологию».

В детстве Осуги проявлял необычный темперамент — он был шаловливым и жестоким мальчиком, который часто бил своих одноклассников и даже убивал котов и собак ради развлечения. Но он прекратил убивать животных после того, как его мать рассказала ему, что духи убитых котов и собак пытались захватить его душу. Мать часто и сильно его била за плохие поступки, но ее наказания не сильно помогли. Осуги даже признался в своей автобиографии, что с 10 лет начал увлекаться какими-то сексуальными контактами со своими ровесницами-девочками и что чуть не убил одноклассника в детских битвах и, возможно, сделал его инвалидом. Он не смог узнать дальнейшую судьбу этого несчастного мальчика.

В 1899 году Осуги поступил в военную школу императорской Японии в городе Нагоя для того, чтобы стать военным офицером. Ему было тогда 14 лет. После поступления Осуги постоянно хулиганил. Он часто дрался и даже имел сексуальные контакты с одноклассниками, и из-за этого его отстранили от учебы на 30 дней. Стоит отметить, что, по мнению некоторых специалистов и самого Осуги, в то время довольно часто молодые мужчины имели однополые сексуальные отношения в качестве развлечения, хотя мало кто открыто об этом писал. А в своих автобиографических произведениях Осуги откровенно признался и в этом.

После возвращения в школу он снова периодически дрался и конфликтовал с учителями, страдая от постоянных депрессий. Он относительно хорошо учился, но оценка за поведение была у него всегда самой низкой. Однажды старшие школьники напали на Осуги и ударили его ножом. Его сразу увезли в больницу, где ему сделали операцию. После этого случая его окончательно исключили из школы.

Когда Осуги вернулся домой, его родители были сильно разочарованы. Сначала он лечился дома, а потом у него возникло желание поступить на кафедру литературы в один из институтов в Токио. Его отец, военный офицер, был против; он хотел, чтобы сын устроился на солидную работу как инженер, юрист или врач.

— Литература, хм, да это плохо, — угрюмо бормотал отец, узнав, что его сын хочет учиться на кафедре литературы. — Учи все, что хочешь, но только не литературу...

Из-за отцовского сопротивления Осуги решил учить французский, и отец одобрил эту идею. Затем Осуги переехал в Токио и в 1902 году поступил в языковую школу. Он позже поступил на кафедру французского языка в университете Дзюнтендо, а затем перешел на кафедру французского языка в Токийском университете иностранных языков. В том же 1902-м его мать Тоё ушла из жизни.

2

Сакаэ ОсугиОсуги познакомился с левыми идеями в начале своей студенческой жизни в Токио. Он подписался на оппозиционную газету "Ёрозутёхо", где работали социалисты, в том числе Сюсуй Котоку, который позже перевел Кропоткина и стал самым известным анархистом в стране. Вскоре Котоку и другие известные левые активисты, такие как Тосихико Сакаи и Канзо Утимура, ушли из газеты из-за несогласия с редакцией по поводу отношения к России, так как Котоку и Сакаи были против войны с Россией, а редакция была за. После чего в 1903 году они открыли новую политическую издательскую организацию "Хейминся". Осуги продолжал читать материалы, написанные Котоку и Сакаи, начал ходить на социалистические встречи, организованные "Хейминся", где познакомился с Котоку и другими социалистами. На этих встречах Осуги изучал и обсуждал социализм и разные политические проблемы.

Стоит отметить, что в то время в Японии политические левые часто работали вместе с христианами, которые подвергались дискриминации даже после отмены 250-летнего запрета на христианство в 1876 году. Осуги писал в своей автобиографии, что в "Хейминся" работал главный христианский активист Сансиро Исикава, который позже стал видным анархистом, сохранив свою христианскую веру. А тогда все главные члены "Хейминся", кроме Исикава, негативно относились к религии, но считали, что это личный вопрос. С другой стороны, христианство в то время привлекало самую продвинутую молодежь в Японии, так что большинство людей, которые приходили на встречи и лекции в "Хейминся", оказались верующими. Более того, христианская интеллигенция финансировала и морально поддерживала некоторые левые организации, в том числе "Хейминся". Ранее Осуги также интересовался толстовским пониманием христианства, ходил в разные церкви и даже крестился, но крещение не сделало его религиозным. Позже, благодаря "Хейминся", он стал ближе к социализму, окончательно решив удалиться от христианства, когда некоторые японские христианские авторитеты выразили поддержку русско-японской войне.

Осуги окончил учебу в 1906 году и затем открыл школу эсперанто. С этого времени Осуги начал серьезно заниматься политическим активизмом. Ему было тогда 22 года.

3

В 1906 году начался хаотичный период жизни Осуги, который на протяжении шести лет периодически сидел в тюрьме за свои политические действия. В марте 1906 года Осуги участвовал в митинге против повышения цены на проезд в электричке; в ходе митинга его участники подожгли 54 поезда, и вместе с другими участниками Осуги арестовали первый раз в жизни. Его выпустили через три месяца.

Осуги активно писал политические статьи, за которые его сажали несколько раз: его посадили на 1,5 месяца за публикацию перевода Aux Jeunes Gens, произведения Петра Кропоткина, и на месяц за публикацию перевода статьи, опубликованной во французском анархическом журнале L'Anarchie в 1907 году.

В 1908 году японское правительство приказало отменить еженедельные встречи, организованные Осуги и другими членами в "Хейминся". Но они проигнорировали приказ и продолжали встречи еще некоторое время. Однажды появилась милиция, которая попыталась разогнать Осуги и его коллег, а они затеяли импровизированное публичное выступление с речами с крыши здания, высказываясь против милиции перед сотнями собравшихся. Впоследствии правительство полностью запретило еженедельные встречи, закрыло газету "Хейминся" и задержало Осуги на 1,5 месяца.

Следует отметить, что несмотря на активное участие в разных митингах и акциях, Осуги не применял насилия и иногда уговаривал своих горячих товарищей не действовать насилием.

В июне 1908 года Осуги и его коллеги собирались отметить освобождение их товарища Кокен Ямагучи, ранее арестованного за участие в уничтожении поездов во время митинга 1906 года. Снова пришла милиция, чтобы их разогнать. Осуги сопротивлялся, борясь с милицией и размахивая красным флагом. В итоге Осуги посадили на 2,5 года. В этот раз Осуги провел долгое время в тюрьме.

В своих мемуарах о жизни в тюрьмах он писал: «Я — человек, который сформировался в тюрьме», «тюремная жизнь — это микрокосм обширного человеческого мира». Когда его сажали в 1906, 1907 и начале 1908 года, он сидел с уголовниками, в том числе убийцами и мошенникам, и дружил с некоторыми из них. В тюрьмах, разумеется, не было ни нормальной еды, ни секса, ни сигарет. Так что он в основном проводил время за чтением и размышлениями. Осуги писал: «Чтобы стать настоящим и чистейшим монахом, надо скрыться в горах или сидеть в тюрьме». Когда Осуги сидел в тюрьмах, он всегда изучал иностранные языки. Он даже придумал такое выражение «один язык за одно преступление» — это значит, что он изучал один иностранный язык в каждой тюрьме. В тюрьмах он изучал итальянский, немецкий, русский и испанский и читал разные книги, в том числе Кропоткина, Бакунина, Реклю и даже Короленко в немецком переводе и Толстого на русском. Но Осуги писал, что тогда его не очень интересовали произведения Толстого, так как его образ жизни слишком сильно отличался от толстовского, и он предпочитал произведения Короленко. В тюрьмах Осуги также работал над переводом разных политических и литературных произведений.

Сакаэ ОсугиКогда Осуги посадили на 2,5 года, он в первый раз сидел в одиночной камере и вынужден был заниматься физической тюремной работой. Но он максимально старался избавиться от работы и вместо этого читать книги — он часто брал книгу с собой во время работы, и как только уходили надзиратели, сразу прекращал работу и открывал книгу. Тогда он старался читать много книг по социологии и биологии и даже однажды пожелал, чтобы его срок продлили еще на полгода, чтобы дочитать все книги. Осуги писал, что когда он вышел из тюрьмы в 1910 году, он чувствовал, что 2,5 года в тюрьме были испытанием или, возможно, даже благом, посланным богом.

В 1910-м арестовали десятки анархистов и социалистов, в том числе Сюсуй Котоку, за то, что они якобы планировали покушение на императора. Это было ложным обвинением, возникшим в результате политических репрессий. Осуги избежал этого, так как все еще сидел в тюрьме. В конце 1910 года он вышел из тюрьмы, а в январе 1911-го казнили одиннадцать социалистов-анархистов, в том числе Сюсуй Котоку.

После этого события социалистическое и анархическое движения пришли в упадок в Японии.

4

После освобождения Осуги с коллегами, в том числе с Кансон Арахата и Тосихико Сакаи, попытались возобновить социалистическое-анархическое движение в Японии: они создали журнал «Модернистская идея» в 1912 году и газету «Хеймин Синбун» и выпускали разные статьи и эссе. У Осуги были финансовые проблемы, и он не мог возобновить движение в прежнем объеме. Одновременно он продолжал заниматься переводами и в 1916 году выпустил «Происхождение видов» Чарльза Дарвина.

В 1916-м Осуги попал в центр скандала. Он состоял в гражданском браке с Ясуко Хори с середины 1900-х, но Осуги был приверженцем свободной любви и в это же время у него были еще двух подруги, Ное Ито и Итико Камитика. Однажды Камитика сильно приревновала Ное Ито, у которой были самые близкие отношения с Осуги, и ударила Осуги по горлу ножом. Осуги сразу госпитализировали, он чуть не умер, и в результате разгорелся скандал. С тех пор многие товарищи, в том числе Арахата и Сакаи, дистанцировались от Осуги, который уединился и начал жить и работать вместе с Ное Ито.

Сакаэ ОсугиВ 1917 году родилась Мако, первая дочка Осуги и Ито. Имя дочки было необычным, так как его первый иероглиф намекал на слово «демон». (На японском языке демон — Акума (悪魔), и Мако пишется так – 魔子, дословно это означает «ребенок демона» или «ребенок колдовства»). Осуги ее так назвал потому, что «его постоянно называли демоном в последние годы, а теперь у него родилась дочка, значит, она дочка демона». У Осуги и Ито позже родились еще четверо детей, и у всех были очень необычные, вернее, странные имена, и всех их переименовали после смерти Осуги. Вторую дочку назвали Эма в честь известной анархистки Эммы Гольдман. А третью дочку тоже назвали Эма, несмотря на то, что ее имя ничем не отличалось от имени второй дочки, которая была жива и здорова. Четвертую дочку назвали Луиз в честь французской анархистки Луиз Мишель. А сына назвали Нестор в честь украинского анархиста Нестора Махно. У всех детей были очень необычные и странные имена для современных и тогдашних японцев.

В 1918 году Осуги помирился с некоторыми социалистами и анархистами и снова начал заниматься политической деятельностью вместе с ними. Он читал лекции, поддерживал рабочее движение, переводил несколько иностранных произведений, в том числе Кропоткина, писал статьи и эссе об анархизме, Кропоткине, левой идеологии в японском обществе, распространяя анархические идеи как своими словами, так и через переводы работ разных европейских мыслителей и анархистов. Однажды он написал о пролетарском искусстве, обильно цитируя Ромена Роллана, в статье «Новое искусство для нового мира». Он рассуждал о том, что искусство должно быть доступным для всех и не должно быть деятельностью только элит. Такая идея была новой в тогдашней Японии и способствовала появлению и развитию японского пролетарского искусства.

У Осуги всегда были финансовые проблемы, но он умел взять деньги в долг у друзей и таким образом как-то выжить вместе с семьей.

Осуги поддерживал союз между коммунистами и анархистами, но в 1921 году этот союз распался. И Осуги начал критиковать коммунистов и Советский Союз. В то время Осуги впечатлила книга «Жизнь насекомых», написанная французским энтомологом Жаном Анри Фабром, и он начал переводить это произведение. Японские спецслужбы продолжали следить за Осуги, и его посадили снова на пару месяцев в конце 1919 года В тюрьме он активно занимался переводом «Жизни насекомых».

Осуги ездил в Китай в 1920 году и во Францию в 1922-м на несколько месяцев для участия в анархических конференциях и встречах с иностранными анархистами. У него были фальшивые документы, и он притворился человеком из другой страны и с чужим именем. Во Франции ради безопасности Осуги пытался избегать встреч с японцами и только однажды встретился с одним японским товарищем «S», который жил в провинции. В Париже их разыскивали, так что им пришлось бежать в другие города. У Осуги был план познакомиться во Франции с Нестором Махно, но это не удалось.

1 мая 1923 года Осуги публично выступал с речью перед собравшимися в Сен-Дени, пригороде Парижа. Здесь его схватили, отправили в тюрьму Санте и депортировали в Японию. На корабле он подружился с русскими студентами и бывшими белогвардейцами, которые рассказали Осуги, как многие крестьяне переходили на сторону белогвардейцев, чтобы бороться с большевиками, отнимавшими у крестьян даже последний хлеб.

Осуги вернулся в Японию в июле 1923 года. После возвращения он написал мемуары о своем путешествии во Францию и издал первый том «Жизни насекомых».

5

1 сентября 1923 года произошло великое землетрясение Канто. Погибло больше 100 000 человек, и Токио превратился в развалины. Осуги и Ито выжили в этом землетрясении. Но тогда распространялись разные слухи, и убили много корейцев и китайцев из-за ложных слухов, что они подожгли дома и устраивали беспорядки. А японская армия воспользовалась случаем и начала арестовывать разных политических диссидентов.

16 сентября 1923-го военная полиция похитила Осуги, Ито и его шестилетнего племянника около дома Осуги. Их жестоко избили и затем убили. Их трупы выбросили в колодец. Позже арестовали капитана Амакасу, который якобы отдал приказ об убийстве. Он был приговорен к 10 годам заключения, но через три года его освободили. Позже он стал главной фигурой имперской японской армии, инициировал «мукденский инцидент» и управлял Маньчжурией до потери ее Японией в войне в 1945 году, после чего покончил собой, отравившись ядом.

До сих пор неясно, кто был главным заказчиком убийства Осуги.

После смерти Осуги некоторые его товарищи пытались отмстить за него, совершив неудавшееся покушение на военных офицеров.

Большинство детей Сакаэ долго прожили после смерти родителей. Единственный сын Нестор вскоре умер от болезни. А четыре дочки пережили войну и смогли устроиться. В 1997 году после смерти Луиз, которую переименовали в «Луи», про нее вышел документальный фильм. Ранее, в 1985-м, Луи выпустила книгу про своих отца и мать. Рассказы об Осуги и его семье неоднократно писали и экранизировали, и по сей день вместе с Сюсуй Котоку Осуги остается самым известным анархистом Японии.

Осуги написал однажды короткий текст, хорошо отражающий его личность:

«Я люблю человеческий дух. Но мне не нравится, когда он объясняется логикой. В процессе рационализации часто происходит критический компромисс с социальной реальностью.

Редко бывает мысль, непосредственно происходящая от духа. Еще реже бывает действие, непосредственно происходящее от духа. Ведь редко бывает дух, неизменный с рождения.

В этом плане мне нравятся ваши абстрактные демократия и гуманизм. По крайне мере они милые. Но мне не нравятся так называемые либеральные или гуманитарные правоведы и политологи. Когда слышу о них, меня просто тошнит.

Я вообще не люблю социализм. Кажется, в некоторых случаях, мне немножко надоедает анархизм.

То, что мне больше всего нравится — слепое человеческое действие, непосредственный взрыв духа. Но есть люди, у которых даже дух отсутствует.

Будь свободен в своем мышлении.

Будь свободен в своих действиях.

И будь свободен в своих мотивах».

1918

Касезин

Материал был подготовлен для журнала "Автоном". Редколлегия журнала будет благодарна поддержке с вашей стороны:

Добавить комментарий

CAPTCHA
Нам нужно убедиться, что вы человек, а не робот-спаммер.

Авторские колонки

Michael Shraibman

Появится ли в Германии в обозримом будущем Четвертый рейх, управляемый ультраправыми из партии АдГ (Альтернатива для Германии)? Популярность этой партии, пропагандирующей ксенофобию, враждебность к мигрантам, независимую от Евросоюза и США политику, выход из ЕС и сотрудничество с РФ, растет....

2 дня назад
3
Michael Shraibman

Когда общество испытывает серьезные социальные проблемы, миллионы людей могут голосовать за ультраправых, фашистов или ультранационалистов. Происходит это по той причине, что ультранационалистические силы предлагают простые социальные решения: отобрать имущество (деньги, пособия) у одной, якобы...

5 дней назад
3

Свободные новости